Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Пожизненная трагедия Надежды Савченко: почему украинской летчице не видать свободы


Global Look Press

Арест украинской лётчицы Надежды Савченко, обвиняемой в причастности к убийству журналистов ВГТРК, и похищение сына депутата Валерия Селезнёва Романа, которого в США считают виновным в кибермошенничестве, дали новый толчок спорам о двойных стандартах.

Надежда Савченко была, по всей видимости, схвачена восточноукраинскими повстанцами, а затем передана в руки российских органов правопорядка. По крайней мере, в Интернете есть видеозапись её допроса, который ведут отнюдь не следователи Следственного комитета РФ. По официальной версии российской стороны, Савченко была задержана при попытке пересечь российско-украинскую границу под личиной беженки. В это, однако, верится с трудом, потому что никакого объяснения тому, зачем Савченко нужно было нелегально пересеекать границу, нет, кроме разве что смутных подозрений в планировании диверсии. В Москве уже задержана целая группа предполагаемых украинских диверсантов, также проникших в Россию под видом беженцев, но едва ли кто-то из них так же известен, как Надежда Савченко. Смешно было бы украинским спецслужбам надеяться, что ставшую в последнее время достаточно медийной персоной женщину-лётчика не узнают под какой бы то ни было личиной и не раскроют.

Смотрите фотогалерею  Самые провокационные информационные вбросы войны на юго-востоке Украины [ФОТО]

Так или иначе, ситуация на первый взгляд вырисовывается весьма похожая на ту, в которой оказался Роман Селезнёв, сын депутата Госдумы от ЛДПР, обвиняемый в США в торговле ворованными личными данными владельцев кредитных карточек. Селезнёв-младший обнаружился в тюрьме на принадлежащем Америке острове Гуам, притом что, по словам отца, не имеет американской визы. Позднее выяснилось, что схвачен Роман Селезнёв был на курортных Мальдивских островах, и тамошние власти не нашли причин отказать Америке в запросе о выдаче россиянина.

Однако, во-первых, Селезнёва американцам выдавало какое-никакое государство, в то время как объединения донбасских сепаратистов являются незаконными вооружёнными формированиями — с точки зрения по крайней мере Украины, на территории которой они действуют; да и Москва независимости ни одной из республик Новороссии официально не признавала. Можно себе представить, какой поднялся бы шум, если бы в руки американского правосудия какой-нибудь россиянин попал бы через плен, к примеру, сирийских исламистов или ещё каких-нибудь повстанцев.

Николай Сванидзе: Скандал вокруг хакера Романа Селезнева может поставить РФ в глупое положение

Во-вторых, даже если вынести за скобки принципиальную разницу между мальдивским правосудием и донбасским безвластием, то ровно в пренебрежении в своих интересах нормами международного права официальная Москва регулярно критикует США. По сути здесь мы имеем дело с той же логической ловушкой, что и с Крымом: Россия как бы устала от того, что её протесты против сходного поведения других стран остаются неуслышанными, и решила последовать их «дурному» примеру.

Тот же будет и результат. Немало уже сказано о том, что отторжение Крыма от Украины опаснее, к примеру, признания независимости Косова, поскольку оно ставит под вопрос не столько сухие параграфы международного права, сколько систему конкретных договорённостей стран между собой. В первую очередь речь идёт о гарантиях безопасности, данных США своим союзникам по всему миру, начиная с Тайваня и заканчивая Израилем. Что характерно, в обоих регионах уже наблюдается обострение, не прошло и полгода: противники западного мира не преминут проверить его на прочность, и западный мир будет вынужден отвечать.

Сергей Караганов: Я сочувствую Украине, если Надежда Савченко – символ ее свободы

Москва и Киев уже выступают со встречными громкими заявлениями о судьбе Надежды Савченко. Эксперты между тем говорят о вероятности «размена», для которого Киеву всего лишь потребуется выдвинуть схожие обвинения против кого-либо из российских военнослужащих. Если многочисленные заявления о причастности России к поддержке восточноукраинских сепаратистов хотя бы отчасти правдивы, украинской стороне не составит труда заполучить такого «пленника». Впрочем, российские власти и поныне отказываются признавать участие соотечественников в событиях в Донбассе в какой бы то ни было форме. Сходным образом, напомним, Владимир Путин признал в «вежливых людях», оккупировавших Крым, российских военных, лишь когда дело было уже в шляпе.

Если в ситуации с гипотетическим «разменом» эта линия поведения действительно будет продолжена, то вне зависимости от дальнейшей судьбы Надежды Савченко российскому гражданину, которому не посчастливится попасть в руки украинских властей, не придётся рассчитывать на поддержку родины. Тогда его, скорее всего, как раз и ждёт судьба Романа Селезнёва, а также Виктора Бута и Константина Ярошенко, которых не на кого «разменять» — по крайней мере формально, так как американцев в России пока не ловили ни на наркотраффике, ни на торговле оружием с кавказским, к примеру, бандподпольем, ни на торговле номерами кредитных карт россиян.

Примите участие в опросе  Виновна ли украинская летчица Надежда Савченко во вменяемых ей преступлениях?

Таким образом, Россия вновь втягивается в игру, которую едва ли сможет вести до конца. Попытка же выйти из неё досрочно чревата тем, что гражданин России окажется в чужих застенках — и сможет утешать себя лишь тем фактом, что в одной из российских тюрем на тех же правах будет томиться украинская лётчица. Думается, это не слишком много — и едва ли к этому готовит себя человек, принимая воинскую присягу на верность хоть Российской Федерации, хоть Донецкой народной республике, хоть Союзу республик Новороссии.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания