Новости дня

17 октября, вторник






















16 октября, понедельник





















На "своих" и "чужих" будут делить по отношению к "делу Серебренникова"?


Обозреватель Sobesednik.ru — о разнообразных реакциях российского общества на обвинения против Кирилла Серебренникова.

Басманный суд Москвы отправил под домашний арест режиссера Кирилла Серебренникова до 19 октября. Его обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере, а конкретно — в организации хищения 68 миллионов рублей.

Серебренников вину не признает. На время ареста ему запрещено пользоваться телефоном и интернетом, можно общаться только с адвокатом и родителями. Приехать на работу в «Гоголь-центр» (а там идут репетиции его нового спектакля) он может только с письменного разрешения следствия и только на несколько часов.

По этому «театральному делу» за решеткой уже содержатся подследственные экс-бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева и экс-продюсер Алексей Малобродский. Всем предъявлено обвинение по части 4 статьи 159 УК — до 10 лет лишения свободы.

Еще недавно казалось, что уголовное преследование Кириллу Серебренникову не грозит. Само дело, надо сказать, было возбуждено вообще-то уже больше двух лет назад, и касается оно денег, выделенных Минкультом на компанию «Седьмая студия» — Серебренников был одним из ее основателей. Но дело это шло и шло себе — мало ли где проверки идут.

После обысков, прошедших в мае у режиссера дома и в «Гоголь-центре» (который вообще не имеет отношения к этому делу), когда в театре высадился целый десант омоновцев, стало ясно, что это не просто проверка документов. Но Путин — помните? — сказал свое уже знаменитое «дураки», и все расценили это как успокоительное, хотя кто дураки и почему дураки — было совершенно загадочно.

Тогда, в мае, Серебренников был еще в статусе свидетеля (о том, что у него уже тогда забрали загранпаспорт якобы для проверки, широкая общественность узнала только сейчас). Вскоре он уехал в Петербург снимать фильм про Цоя, и 22 августа его задержали. Пришли ночью. Вывели, посадили в машину и девять часов везли в Москву.

Адвокат Серебренникова выразил крайнее удивление таким оборотом дела. Хотя, например, Ольга Романова, глава «Руси сидящей», считает арест абсолютно неизбежным: «Финал был понятен в день, когда у Кирилла Серебренникова изъяли загранпаспорт». Вина или невиновность тут абсолютно ни при чем — просто если силовая машина в России (СК — это она и есть) заводится, то она работает с параноидальной мощью. Сказал Путин «дураки»? Ну тогда больше мощи, чаще и гуще.

И вот уже Серебренникова наутро после этапирования пять омоновцев ведут по лестнице Басманного суда. Банду убийц ГТА так не водили, как Серебренникова. Он, режиссер мирового уровня и известности, идет под камерами и автоматами, держа в руках арестантский полиэтиленовый кулечек из супермаркета, куда, видимо, сложены шнурки, ремень и зубная щетка. Под окнами суда сотни неравнодушных человек — среди них Людмила Улицкая, Леонид Парфенов, Дмитрий Зимин, Сергей Юрский, Сергей Пархоменко, журналист Александр Будберг (муж Натальи Тимаковой), Михаил Дворкович, множество актеров и журналистов — скандируют: «Ки-рилл!», и человек двадцать поет цоевскую «Мы ждем перемен». Картина нашей сегодняшней жизни.

Самое поразительное в этой ситуации — реакции общества. Они полярны, от улюлюканья до призывов к общетеатральной забастовке. Арест Серебренникова сравнивают с делом Мейерхольда, сравнивают его и Ходорковского, посаженного с политической целью по вполне экономической статье. Говорят: почему, мол, Серебренников не уехал сразу, ведь ясно было, что за ним придут. Ирина Прохорова, и не только она, предлагала внести залог в сумме 70 миллионов. Но суд отказал в освобождении под залог, и бессмысленно спрашивать почему — весь этот процесс почти что кафкианский.

А может, и не почти. Обвинение против Серебренникова строится на показаниях пошедшего на сделку со следствием экс-главбуха, которая, говорят, в свое время плохо рассталась с «Седьмой студией». Ну а абсурдной историей вокруг спектакля «Сон в летнюю ночь», который, по мнению обвинения, никогда не существовал (хотя его видели тысячи людей), Кафка и сам бы не пренебрег.

В Сети немало и такого: «Он, может, не воровал, но зачем такие спектакли делал? Вот и пусть посидит за них», «Дыма без огня не бывает». Кто-то упрекает режиссера в дружбе с Сурковым, Капковым и вообще с каким-то людьми из власти, а кто-то цитирует выдержки из его интервью — очень резкие по отношению к этой самой власти.

По поводу Серебренникова высказались едва ли не все известные люди в стране. Многие деятели культуры сделали это, так сказать, уклончиво: человек, мол, хороший, талантливый, а в остальном суд разберется. В основном осторожными людьми оказались руководители театров, и их можно понять. Но многие выступили поручителями: Наталья Солженицына, Константин Райкин, Александр Калягин, Николай Сванидзе, Федор Бондарчук, Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Людмила Улицкая, директор Третьяковки Зельфира Трегулова, Филипп Киркоров, Андрей Малахов, Иван Ургант, Елизавета Боярская и многие-многие — независимо от политических и даже эстетических взглядов. Очень может быть, что теперь у нас на «своих» и «чужих» будут делить по отношению к делу Серебренникова.

Ну и, поскольку наши власть имущие давно уже не снисходят до того, чтобы объяснить что-то народу, народ привык строить догадки, конечно. Сейчас, например, практически никто не сомневается, что у дела Серебренникова есть заказчик. Называют имя министра Мединского, которому такой свободный режиссер в хозяйстве сильно мешает, особенно сейчас. Предполагают, что это может быть даже РПЦ, которую якобы взбесил фильм Серебренникова «Ученик». Ну или вот еще гипотеза: это политзаказ перед выборами. Сначала показать большую кузькину мать, а потом широким жестом отпустить. Все гипотезы эти — одна другой отвратительнее, и копаться в них не хочется.






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания