Новости дня

17 октября, вторник






























16 октября, понедельник













Почему пришли с обысками в "Гоголь-центр": четыре версии


Спустя неделю многое проясняется в истории с атакой на «Гоголь-центр». Версии произошедшего в материале Sobesednik.ru.

Главный сигнал, который получила власть в истории с наездом на «Гоголь-центр»: творческая общественность готова встать на защиту коллеги вне зависимости от политических взглядов и отношения к Путину.

Обыск сорвал аншлаг

К худруку «Гоголь-центра» Кириллу Серебренникову следователи и 15 омоновцев постучались 23 мая в 7:40 утра, а уже к пяти вечера возле театра собралась толпа людей – поддержать пришли в том числе известные артисты, режиссеры и политики – от Дмитрия Гудкова до Федора Бондарчука, примчавшегося в шлепанцах и с напряженным лицом. Бондарчук – доверенное лицо Путина и участник акции «Кадыров – патриот России», перед премьерой фильма «Притяжение» признавался, что взял половину актеров именно у Серебренникова, потому что у него они лучшие в России, и как тот делает из них лучших, неведомо.

Чулпан Хаматова, зачитывая письмо от коллег в защиту Серебренникова, была похожа на революционерку. Уже на следующий день ее друг Евгений Миронов вывел скандал на самый высокий уровень: получая награду в Кремле, он вручил обращение президенту, а потом подошел к Путину еще раз, продолжая настаивать на серьезности этой проблемы.

Сведения о хищении 200 миллионов впечатляют. Но после «масок-шоу» выяснилось, что речь идет о хищении 1,3 млн рублей, выделенных на гастроли и спектакли. Дело, по которому обыскивали и допрашивали Серебренникова, касается «Седьмой студии» и проекта «Платформа». Они были основаны еще за год до его назначения директором «Гоголь-центра» и финансировались Минкультуры. Вот поэтому, параллельно с Серебренниковым, была допрошена и обыскана директор РАМТа Софья Апфельбаум, которая тогда работала в Минкульте и занималась распределением грантов. А бывший директор и главбух «Седьмой студии» вообще арестованы.

«Гоголь-центр», подчиненный не Минкульту, а Московской мэрии, никакого отношения к этому делу не имеет.

Что под маской

Почему именно сейчас устроили маски-шоу Серебренникову и развели такой шум по делу двухлетней давности? Ведь он уже много раз все объяснял, и бухгалтерию «Гоголь-центра» следователи знают наизусть. Тут есть несколько версий.

1. Мэрия отвлекает внимание от своей реновации или кто-то из ее чиновников заново делит финансовые потоки и «наследство» Капкова, поддержкой которого пользовался «Гоголь-центр».

2. Серебренникова не любят и заказали. Все должны хорошо подумать, хвалить им действующую власть или критиковать ее, как Серебренников. Министр культуры Владимир Мединский, на которого многие намекают, признавался, что «Гоголь-центр» – это «не его чашка чаю» и на спектаклях не был. Но при этом он, говоря о Серебренникове, подчеркивал, что современное театральное искусство имеет право на поддержку властей.

3. Это пакость кого-то из силовых структур самому Владимиру Путину. Такое жесткое обращение с Серебренниковым якобы может настроить против власти перед выборами всех деятелей культуры. Эта версия – самая фантастичная.

4. Версия, озвученная президентом Путиным в разговоре с Евгением Мироновым – «дураки» (силовики, ворвавшиеся к режиссеру с обысками). Впрочем, возможно, президент тут играл в «доброго следователя», успокаивая Миронова, который уж очень был активен.

«Людям предписывают, что думать»

Борис Мездрич, директор Новосибирского театра оперы и балета, был в 2015 году уволен министром культуры за то, что разрешил поставить «Тангейзер». Театральному сообществу тогда не удалось отстоять коллегу, несмотря на поддержку общественности и даже уличные митинги в Новосибирске. Сегодня Мездрич делится своим взглядом на происходящее.

– Речь идет не о «Гоголь-центре» – к нему никаких вопросов нет, а о «Седьмой студии». Тем более дико видеть, с какой избыточностью ведутся следственные действия. Возможно, всем дают понять, что Серебренников – главная мишень во всей этой истории. Ну почему надо врываться целым взводом к человеку в семь утра, как будто отрабатывают захват террориста? Думаю, эту самодеятельность пора регулировать законодательно – какие меры в каких случаях уместны. Нельзя унижать человеческое достоинство – об этом говорят и Чулпан Хаматова, и Евгений Миронов, и Владимир Урин.

Меня беспокоит тот факт, что нарастает количество событий, раскачивающих общественную ситуацию. Если говорить о культуре, то был «Тангейзер», теперь «Матильда», Исаакий и «Гоголь-центр». Идет сужение социально-культурной жизни, и этим занимаются Министерство культуры, Русский художественный союз, Военно-историческое общество. Людям просто предписывается, что думать, как относиться к миру, к жизни, что любить в искусстве и как себя вести.

Видимо, Серебренников, по чьему-то мнению, уже не вписывается в этот сужающийся пятачок дозволенного. Но государство должно заботиться, чтобы в культурной жизни могли сосуществовать разные точки зрения – тогда и не будет опасного раскачивания лодки. Министр культуры должен думать о своем авторитете среди людей искусства, а у нашего с этим плохо. Он вообще как будто не слышит, что ему говорят. Министры, как и губернаторы, должны быть профессионалами и лидерами духа, а иначе мы будем расшатываться все дальше.

Спектакли «Гоголь-центра», которые могут раздражать

На самом деле все. Кирилл Серебренников, независимый и талантливый постановщик с мировым именем, бесит систему. Он ей по меньшей мере неудобен и не нравится. Так что давление на «Гоголь-центр» было с первого же дня его основания.

«Мертвые души». Знаковый спектакль Серебренникова. Там ни слова нет помимо гоголевского текста. Цепляются в основном к тому, что женские роли у Серебренникова играют мужчины, что они карикатурны и язвительны до невозможности (как будто у Гоголя не так!), что герои похожи на оборотней (красавцы, глаз не оторвать!).

«Машина Мюллер». Премьера была год назад, с тех пор обсуждаются не столько смыслы спектакля – любовь и власть, телесность и свобода, ненависть и мировая катастрофа, – сколько то, что на сцене находятся два десятка абсолютно голых артистов. Главные роли раскованно играют Сати Спивакова («как она могла!») и возмутительный Константин Богомолов (гуляет, понимаешь, в гульфике и декольте, хотя ему еще «Идеального мужа» не простили).

«Кому на Руси жить хорошо». К словам этого классика придираться тоже уже поздновато. Так что за слова «ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная» отвечать приходится Серебренникову. Его попрекают тем, что в спектакле Матушка-Русь сидит на газовой трубе (никакой деликатности, понимаешь) и что портрет родины довольно крив, криклив и драчлив.

«(М)ученик». Православнутый мальчик Вениамин, вооружившись Библией, начинает всех, включая мать и школьных учителей, терроризировать моралью. Сначала им движет просто уверенность в том, что он знает, как правильно. Но потом до Вени доходит, что вера, оказывается, удобный инструмент манипулирования.

«Сон в летнюю ночь». Опять-таки инкриминируют издевательство над классикой. Уильям Шекспир, как известно, «наш», поэтому за него многим (особенно тем, кто не видел спектакля) тоже больно. Итого: нетрадиционная трактовка сюжета, вольность в эстетике, кураж, непривычные смыслы и форма спектакля, обнаженка, а Фисбу вообще играет не девушка, а Филипп Авдеев (но так, что зрители в финале плачут).

P. S. Параллельно с наездом на «Гоголь-центр» и Кирилла Серебренникова полиция в Санкт-Петербурге начала налоговую проверку компании режиссера Алексея Учителя. Компанию уже проверяли на фоне скандала вокруг фильма «Матильда». Новое давление связано с очередным запросом депутата Натальи Поклонской, известной своей борьбой с еще не вышедшим фильмом, который, по ее мнению, оскорбит память императора Николая II.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания