Новости дня

27 января, среда

















26 января, вторник

























25 января, понедельник


sobesednik logo

Станислав Белковский: Мне не о чем спрашивать Путина

09:25, 14 декабря 2020

Станислав Белковский: Мне не о чем спрашивать Путина
Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Главные темы большой пресс-конференции президента 17 декабря обрисовал политолог Станислав Белковский.

– В этом году в пресс-конференции Владимира Путина множество новшеств: задать вопросы смогут все, не только журналисты. На встречу с президентом допустят лишь избранных. Как думаете, только ли COVID-19 виноват в этом, или президент просто устал от ежегодного общения с массой СМИ?

– Нынешняя пресс-конференция Владимира Путина действительно выделяется форматом. Она проходит заочно, – подчеркивает Белковский. – Немногочисленные участники президентского пула, журналисты, соберутся в резиденции Ново-Огарево, остальные будут по видеосвязи.

Тем самым Путин еще раз акцентирует, что никакого COVID-19 он не боится – иначе бы он не разъезжал по стране без маски и перчаток, не правда ли?

Думаю, он изменил формат пресс-конференции потому, что не хочет видеть большого количества неприятных ему людей, и наконец дожил до такой точки в своей карьере, когда может себе это позволить. То есть видеть лишь тех, кто ему приятен, а с остальными общаться на дистанции, которая предусмотрена форматом мероприятия.

– Другими словами, в этом году Владимир Путин совмещает формат пресс-конференции с прямой линией?

– Конечно. И сокращает время, необходимое ему для проведения двух мероприятий, поскольку они его утомляют.

Как мне представляется, Путина утомляют любые публичные мероприятия ритуального характера, которые, с его точки зрения, не имеют практического свойства и относятся как бы к формальным обязанностям президента, которых нельзя избежать.

Поэтому чем дальше он находится на президентском посту, тем больше он делает все возможное, чтобы сократить время и повысить эффективность (с его точки зрения) этих мероприятий. Вот он и объединил два в одно.

К тому же тем самым он демонстрирует свой демократизм: что любой человек в присутствии Владимира Путина может задать ему вопрос. А значит, журналистская каста (которую он не очень любит) не имеет никакого эксклюзивного доступа к президенту, кроме, конечно, тех людей, которые ему лично приятны и которые в этот день будут допущены в резиденцию Ново-Огарево.

– Ожидаете каких-то кадровых новостей, отставок в преддверии события?

– Подозреваю, что на начинающейся неделе будут какие-то важные события, о которых нам еще неизвестно. Не исключено, что произойдут какие-то серьезные кадровые перестановки или что-то еще, о чем Владимир Путин захочет поговорить.

Вернее, так скажем, вынужден будет поговорить под давлением журналистского интереса, но на самом деле президент всегда говорит только о том, о чем хочет. Преподносится же это зачастую как проявление чужого интереса.

– Какие вопросы, по вашему мнению, станут основными в этом году?

– Нельзя сказать, что журналистское сообщество склонно к сенсационным постановкам вопросов. Естественно, будут вопросы об итогах борьбы с эпидемией COVID-19, о правах человека.

Обязательно прозвучит вопрос о деле Алексея Навального. Вполне допускаю, что задаст его представитель канала RTVI, которым, возможно, окажется Сергей Шнуров, генеральный продюсер этого канала – это было бы вполне логично.

Мне кажется, будет вопрос об Иване Сафронове, арестованном помощнике главы Роскосмоса.

И если на этой неделе случатся кадровые перестановки (о чем я не знаю, но, на мой взгляд, повторяю, это полностью не исключено), то, естественно, будут вопросы и о них.

Ну и будут вопросы из актуальной текущей повестки. В подтексте все равно висит вопрос: а что будет с думскими выборами будущего года, что будет с президентскими выборами 2024-го? Эти вопросы так или иначе будут нарезаны на некие мелкие истории.

Но, естественно, самого Владимира Владимировича Путина прежде всего интересуют вопросы внешней политики, поэтому я ожидаю – как спонтанных, так и организованных – большого количества вопросов на тему отношений с США; войны в Нагорном Карабахе и ее итогов; отношений на постсоветском пространстве, в том числе, об урегулировании еще не урегулированных конфликтов (типа приднестровского); отношений с Турцией...

Ну и, как я уже сказал, о вакцине, коронавирусе и по всему, что относится к тематике не только пандемии, но и титанических усилий по ее преодолению и участию России в процессе глобальной вакцинации. Все эти темы тоже, думаю, окажутся в центре внимания как журналистов, так и самого топ-босса нашей страны.

– У вас есть вопрос, который вы бы хотели задать президенту?

– Нет, поскольку не хочу перебивать хлеб у всех, кто там соберется.

Кроме того, все, что мне хотелось бы узнать о Владимире Владимировиче Путине, я и так черпаю из открытых источников. Я считаю, что главный способ что-то узнать, – это слушать внимательно, что говорит Путин и как он это говорит. И поскольку всегда это делаю, у меня нет необходимости задавать ему дополнительные вопросы.

Теги: #Путин #Сергей Шнуров #Белковский

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^