Новости дня

23 октября, понедельник







































22 октября, воскресенье





Михаил Осокин: Медведь в избирательной урне и колбаски как черная метка


Михаил Осокин на Sobesednik.ru — о выборах 10 сентября и чиновном страхе перед Навальным в канун президентских выборов.

«Все для фронта, все для победы»: на прошедших в воскресенье региональных выборах россиянам разными способами навязывали кандидатов от власти — представителей путинского Общероссийского народного фронта (ОНФ) и «Единой России». Буквально накануне голосования скандал разразился в Москве: в школах обнаружили агитацию в пользу кандидатов-единороссов. Дети стали приносить домой листовки, в которых объяснялось, как заполнять избирательные бюллетени — и среди кандидатов, для примера отмеченых галочками, значились исключительно представители «Единой России». Юристы называют это прямым нарушением статьи 48 закона «Об образовании».

Власти также организовали тайные инструктажи избиркомов перед голосованием. Одни чиновники на совещаниях расхваливали «Единую Россию», другие ругали оппозицию. В частности, это делал на закрытом совещании с председателями избиркомов глава управы Строгино — и он давал председателям недвусмысленные инструкции: «Наша задача, чтобы эти выборы прошли без всяких "влево — вправо", скажем так. Вы все понимаете, о чем идет речь». И это при том, что закон о выборах запрещает главе управы, как и другим муниципальным служащим, вести предвыборную агитацию, в том числе среди членов избиркомов.

Подобные методы применялись и в других городах: эксперты движения «Голос» сейчас выпустили доклад о многочисленных нарушениях в ходе избирательных кампаний глав семи регионов. Излюбленный прием — так называемые «карусели», особенно при досрочном голосовании. На участках вдруг появляются «мертвые души» — несуществующие, незарегистрированные в этом округе избиратели, которые голосуют за кого им сказали.

Использовать «мертвые души» в избирательных процессах — это было придумано давно. Можно вспомнить, как в XIX веке в Лондоне после смерти известного философа Джереми Бентама его тело принесли на заседание университетского совета, в котором он должен был участвовать — для кворума. В протоколе заседания записали: «Присутствовал, но не голосовал». Но в современной России подобные приемы с ненастоящими избирателями подняты на новую высоту — они и присутствуют, и голосуют.

В докладе «Голоса» описывается и такой широко распространенный прием предвыборных кампаний в регионах: «Местные телеканалы активно освещали деятельность кандидатов от власти, фактически занимаясь их пиар-сопровождением за бюджетный счет». И это, видимо, надо воспринимать как репетицию предстоящих президентских выборов. Очевидно, что административный ресурс по всей стране будет включен на полную мощь — ведь в Кремле давно уже заявили руководителям регионов: главный кандидат должен победить при явке 70% и с результатом 70% голосов.

Оппозиционного лидера Алексея Навального от выборов отстранили — и теперь власти, похоже, озабочены тем, как создать хотя бы видимость интриги, чтобы голосование не показалось населению совсем уж неинтересным. Вдруг появились сообщения со ссылкой на источник в администрации президента, что в выборах может принять участие Ксения Собчак. Сама она назвала это вбросом со стороны технологов, связанных с «апешечкой» (администрацией президента).

Штабы Навального подвергаются атакам по всей стране, а сам он сейчас рассказал о новом приеме в нападениях на оппозицию: орудие уже не зеленка, а колбаски. В аэропорту Домодедово к Навальному подбежали трое и набросили ему на плечи связку колбасок — и это уже называют новым современным вариантом «черной метки». Вот какая версия у главы штаба оппозиционера Леонида Волкова: «Это был привет от Игоря Ивановича Сечина. Его сардельки. Ну вы понимаете».

Понять нетрудно: «корзинка с колбаской», преподнесенная Сечиным вместе со взяткой Улюкаеву, стала одной из главных тем последней недели. После того, как расшифровку их беседы огласили в суде, по интернету стремительно разошлись высказывания Сечина из этой беседы — типа «корзиночку с колбаской не забудь», или его заботливые слова «надень курточку», «как же ты без курточки». Сечин как будто беспокоился, как же Улюкаев будет без теплой одежды в камере, куда его увезут сразу после беседы.

В соцсетях — всплеск народного творчества: «Благодаря Сечину и Улюкаеву в нашем языке появилось новое слово — колбаксы». «Два лимончика колбаски». В общем, «корзиночку забери» — это, возможно, станет самым узнаваемым мемом года.

Тем временем Навальный после полученной им «черной метки» — тоже в виде колбасок — опасается новых провокаций. Его сторонники сообщают, что под разными предлогами у них изымают агитационные материалы.

Навальный внушает Кремлю страх — такое объяснение напрашивается при виде какой-то просто иррациональной паники, которая охватывает чиновников, если та или иная группа людей имеет отношение к оппозиционеру. И объяснение, видимо, в том, что Навальный добился успеха у молодежи. Можно вспомнить, как обостренно реагировали власти на антикоррупционные митинги последних месяцев — потому что на улицы вышла как раз молодежь. Извечный страх чиновников — как его описывал Федор Сологуб в «Мелком бесе»: «Начальство страсть как боится, что мальчишек бунтовать научат».

И вот начальство пытается придумать самые разные способы, как вовлечь подростков в нужную для Кремля политическую повестку: им рассказывают о Путине, агитируют ходить на выборы, а не на митинги. Денег на подобные проекты раздается все больше — но почему-то получается тупая казенная пропаганда.

Например, околокремлевские технологи разработали приложение для мобильных телефонов. Молодым людям предлагалось найти себе пару — и затем замечательное развитие сюжета: «Встретиться в единый день голосования на выборах губернатора 10 сентября и вместе проголосовать».

Неудивительно, что на молодежных формах над такими проектами издеваются как могут: «Значительно больше объединяет совместный поход в кино или в ресторан». А другие писали, что в единый день голосования, скорее всего, придется встретиться с медведем — намекая на символ «Единой России». И кто-то развил эту тему так: «Мама, я боюсь идти на избирательный участок — там в урне сидит медведь».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания