Новости дня

21 сентября, пятница





















20 сентября, четверг
























Командировка на войну: за что убиты в ЦАР Джемаль, Расторгуев и Радченко

«Собеседник» №30-2018

// Фото: РИА "Новости"
// Фото: РИА "Новости"

31 июля стало известно о том, что в Центрально-Африканской Республике (ЦАР) были убиты военкор Орхан Джемаль, режиссер-документалист Александр Расторгуев и оператор Кирилл Радченко. Съемочная группа собиралась снять в Африке фильм о разработках золотых приисков и поискать в ЦАР следы частной военной компании (ЧВК) Вагнера.

Абсолютное бесстрашие

51-летний военный журналист Орхан Джемаль большую часть жизни провел именно там, где горячо и неспокойно: работал на Северном Кавказе, в Южной Осетии, Афганистане, Грузии, Ираке, Ливии (где был ранен), Сирии, Саудовской Аравии, Палестине, Сомали, Киргизии (во время Ошской резни)... Прошел и Донбасс.

– Когда мы попали с ним под огонь тяжелых минометов, я отползал куда-то в сторону, молясь, чтобы этот ужас кончился, а он лежал на асфальте и снимал взрывы, – вспоминает Максим Шевченко. – Он был журналистом до мозга костей и абсолютным храбрецом. Он всегда оказывался в эпицентре самых страшных событий, потому что у него не было страха, зато было острое журналистское чутье.

Известный в России 47-летний режиссер-документалист Александр Расторгуев тоже был из породы храбрецов. За свою карьеру Александр снял около десяти картин, каждая из которых удостаивалась высоких наград. Самой известной и скандальной из них стала документальная лента «Срок» в 2012-м, посвященная российским оппозиционерам.

– Он много работал со мной, – вспоминает Илья Яшин. – Самый, наверное, напряженный день был, когда Расторгуев «прикрепился» ко мне 6 мая на Болотной площади. Вокруг полицейские избивали людей, распыляли газ, но Саша совершенно невозмутимо фиксировал происходящее на видео, находясь в эпицентре столкновений. Позже следователи давили на него, чтобы он передал файлы: они хотели получить дополнительные улики против активистов. Расторгуев ничего не отдал. Он был удивительно порядочным и скромным человеком.

На днях Александр был посмертно награжден национальной премией в области неигрового кино и телевидения «Лавровая ветвь»…

 

33-летний оператор Кирилл Радченко был принципиальным фрилансером: работал только над теми проектами, которые ему были интересны.

– Мы с Кириллом познакомились 3,5 года назад, когда я училась на Высших курсах сценаристов и режиссёров. На курсах не обучают операторов, а съёмочных заданий много, операторов надо было искать в других вузах. Найти своего человека очень трудно. В итоге через общих знакомых я нашла Кира: человека абсолютно спокойного, трудолюбивого, способного решить любой вопрос, и который мог снять все что угодно, – рассказывает «Собеседнику» коллега Радченко режиссер Наталья Камышан.

И Кирилл снимал: он снимал и художественные фильмы, и документальные, и репортажи в горячих точках.

Вопреки всеобщему мнению о том, что журналисты ездят в горячие точки за деньгами, это утверждение было точно не про Кирилла, отмечают коллеги: «Он был художником и у него была четкая гражданская позиция – он ехал не из-за денег». 

– Кирилл говорил, что у него планируется «выезд» (командировка в горячую точку – ред.). Несколько раз это была Сирия, потом – выборы в Чечне, где он познакомился с Расторгуевым, с которым собирался делать политический фильм. На этот раз –  ЦАР…

фото, сделанное Кириллом Радченко в Сирии

Помню, когда Кир в третий раз был в Сирии, меня охватил ужас, мне показалось тогда, что он погибнет, – вспоминает Наталья. –  Я осторожно написала ему, спросила, как обстановка. Тогда он меня успокоил, пообещал вернуться. И потом всегда обещал и возвращался. Но не в этот раз. Я не могу поверить, что его больше нет, и все жду СМС от Кира: «Я в раю, разговор тебе дорого выйдет».

Почему ЦАР?

ЦАР – страна с нищим населением, при этом имеет удачное геополитическое расположение и богатейшие запасы нефти, золота, урана и алмазов. В общем, лакомый кусочек.

Многие годы в ЦАР идет гражданская война: правительственные войска воюют с исламистскими повстанческими группировками «Союз за мир в Центральной Африке» и «Народный фронт возрождения Центрально-Африканской Республики» (обе вышли из исламской оппозиционной коалиции Seleka). Местные СМИ уверяют, что обеих поддерживают французские власти (ЦАР – бывшая колония Франции).

Исламисты в ЦАР уже который год ведут войну с законной властью // фото: Global Look Press

В прошлом году президент ЦАР обратился к России за помощью: поставлять в страну оружие и предоставить инструкторов для подготовки военнослужащих. Россия получила разрешение от Совбеза ООН, и в конце января – начале февраля 2018-го в ЦАР официально отправилось порядка 5000 автоматов, пулеметов, пистолетов и ракетных пусковых установок, а также прилетели 5 военных и 170 гражданских инструкторов (последних и заподозрили в принадлежности к ЧВК).

Глава МИД России Лавров и глава ЦАР Туадера обсудили также и «значительный потенциал для партнерства в сфере разведки полезных ископаемых». Главным образом, судя по всему, имеется в виду Ндассима – крупнейший в стране золотоносный район ЦАР. В 2010-м право на его разработку в течение 25 лет купила канадская компания Axmin. Однако в 2013-м повстанцы из Seleka захватили прииски.

Теперь, как сообщает The Bell, уже с осени прошлого года в ЦАР появились две связанные с Россией компании – горнодобывающая Lobaye Invest и охранная Sewa Security Service. И им интересны прииски Ндассима. Издание полагает, что за компаниями стоят структуры питерского бизнесмена Евгения Пригожина

Другое издание – L’Obs – нашло имя директора Lobaye Invest: Евгений Ходотов. Согласно данным СПАРК, некий Евгений Гаррьевич Ходотов был гендиректором двух питерских фирм – ООО «Арго» и ООО «М-Финанс» (добывала драгоценные камни).

А журналист «Фонтанки» Денис Коротков уверяет: Ходотов работал в петербургском РУБОП и в ГУ МВД России по Северо-Западному федеральному округу. И поскольку в службе безопасности Пригожина много сотрудников именно из этого подразделения, делается вывод: вероятно, и компании, объявившиеся в ЦАР одновременно с гражданскими инструкторами, имеют отношение к ЧВК Вагнера.

Судя по всему, прояснить именно этот момент и должны были погибшие журналисты.

– Это не наемники, а законно находящиеся там граждане, с ведома РФ и ЦАР, получающие зарплаты. Какие к ним претензии по факту их работы в ЦАР? – горячится журналист Максим Шевченко. Он даже пытался отговорить Орхана от поездки. – Почему французы могут набирать в Иностранный легион уголовников (наемников), держать 11 тысяч их в ЦАР, как колониальный корпус, и все умильно улыбаются. А РФ прислала 170 человек, и все орут: «Наемники! Вагнер!» Что не так? Рожей не вышли алмазы добывать?

Зачем сменили маршрут?

Съемочную группу отправил в ЦАР Центр управления расследованиями (ЦУР) – проект Михаила Ходорковского. Никаких официальных договоренностей – ни с посольством РФ в ЦАР, ни с местными властями – у журналистов не было. Зато, по информации ЦУРа, они были на контакте с представителем ООН в ЦАР, неким голландцем Мартином. Он-то и порекомендовал им водителя Бьенвеню Ндувокама.

Через день после прилета группа Орхана отправилась в Беренго – там располагается военная база, где российские инструкторы обучают местных военных. Но без аккредитации от минобороны ЦАР их не пустили. Что, в общем-то, логично.

30 июля они отправились вглубь страны – в город Сибю (где тоже есть инструкторы из России), а дальше должны были ехать в Бамбари – на встречу с тем самым Мартином. Он якобы должен был предоставить им информацию по ситуации с российскими инструкторами и помочь со съемками золотых приисков Ндассима.

Дальше – все странно. Почему-то съемочная группа изменила маршрут и поехала совсем в другую сторону – к Декао и Кага-Бондоро (согласно данным Совбеза ООН, тут российские инструкторы обеспечивают безопасность больничных сооружений). А на блокпосту в Сибю их вроде бы предупредили: ехать ночью опасно. Но они рискнули...

К слову, по данным «МБХ медиа», журналисты поехали туда не одни: якобы с ними была еще одна машина, которая успела проскочить мимо налетчиков. А Орхан и его группа не успели. Трагедия произошла примерно в 23 км от города Сибю. Их машину остановили, а затем убили всех, кто в ней был, кроме водителя (его ранили)…

Версии

Намеренно ли журналисты отклонились от курса или не той дорогой их специально повез водитель? Пытали ли их? МИД РФ утверждает, что нет. А местная газета Palmarès Centrafrique, ссылаясь на источники, утверждает, что да... Точный ответ даст результат вскрытия. По одним данным, их застрелили прямо в машине, по другим –  они оказали сопротивление налетчикам и поэтому погибли. У Associated Press откуда-то взялись и такие подробности: якобы ребят захватили 10 человек.

Наконец, что это было? Банальное ограбление (похищены дорогая аппаратура и 8,5 тыс. $)? Или это все же было неслучайное убийство? Максим Шевченко, который намеревается создать свою группу из журналистов для расследования гибели коллег, полагает, что оно было намеренным. Только вот кто заказчик?

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №30-2018 под заголовком «Убиты в Центральной Африке. За что?».

Теги: Исламизм

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания