Новости дня

16 апреля, пятница






15 апреля, четверг




































14 апреля, среда


sobesednik logo

Приказывал ли Путин убить Немцова и отравить Навального? Версия Белковского

20:54, 23 марта 2021

Приказывал ли Путин убить Немцова и отравить Навального? Версия Белковского
Владимир Путин // Фото в статье: Global Look Press
Владимир Путин // Фото в статье: Global Look Press

Станислав Белковский оценил главный политический скандал прошлой недели, который запомнится надолго.

По мнению политолога, конфликт Байдена и Путина может привести ко второй волне санкций.

Байден — как шамкающий Брежнев

– Нынешний президент США так долго был в большой политике, так хорошо знаком с ее правилами, что трудно заподозрить его в простой оговорке. Разве нет?

– На мой взгляд, ценность и смысл высказываний Джозефа Байдена, президента США, назвавшего его российского коллегу Владимира Путина убийцей, не надо переоценивать и преувеличивать.

Байден часто допускает странные высказывания, которые заставляют сомневаться в его ментальной адекватности.

Просто не всегда они такие громкие и скандальные. Он уже путал сына с внуком и не был в состоянии назвать по должности и по имени министра обороны... Видно, у него есть проблемы с формулировками.

В общем, нельзя на сто процентов быть уверенным, что он действительно хотел назвать Владимира Путина убийцей. Могла произойти аберрация сознания, которая с ним регулярно происходит, если регулярно следить за публичными выступлениями американского лидера. Это все равно, как шамкающий Брежнев. Помните все эти анекдоты про Леонида Ильича – типа, генсек принял британского посла за французского и имел с ним продолжительную беседу? Вот и здесь проявление синдрома такого типа. Поэтому-то это не значит, что Байден действительно объявил Путину жестокую войну.

– Но Псаки заявила: Байден сказал именно то, что хотел сказать. То есть дала понять: никакой оговорки не было…

– Это не противоречит сказанному мною. Вообще, демократический истэблишмент США Владимира Путина очень не любит. Это связано с полярной разностью их психотипов, их систем воспитания и подготовки.

Дональду Трампу было с Путиным гораздо легче, при том, что никаких существенных шагов навстречу российскому президенту Трамп не делал. Они же почти не встречались. Но когда Трамп говорил (и потом это сливали в качестве аргумента, подтверждающего, какой он предатель национальных интересов), что он симпатизирует Путину, это было чистой правдой.

Фактически слова Трампа звучали так: в личном плане я симпатизирую Путину, но это никак не влияет на мои политические шаги в отношении России.

На мой взгляд, это нормально. Но эта фраза была неправильно интерпретирована оппонентами Трампа, которые хотели воспользоваться ею для создания на него очередного компромата.

И Бараку Обаме – хотя он по сравнению с Байденом человек молодой, но скорее, именно Обама политический отец Байдена, а не наоборот – было трудно общаться с Путиным. Это было видно во многих ситуациях, в том числе, во время очень показательного случая, когда Обама приезжал в Москву с визитом при президенте Дмитрии Медведеве. И у него была отдельная встреча с Владимиром Путиным на даче последнего, где они разжигали самовар сапогом. Уже тогда было видно, что эти люди плохо друг друга выносят.

Видимо, такое отношение наследуется и Джозефом Байденом, поэтому риторический уклон – всегда в негативную сторону: Байден не считает нужным выражать симпатию российскому лидеру. Вопрос в том, до какой стадии дойдет конфронтация в практическом, а не риторическом измерении. Это пока неясно.

Самое опасное, что может случиться (и это никак не зависит от обвинений Путина в убийстве или их отсутствии) – это новая волна санкций, которая может ограничить, например, международные операции с внешним долгом и полностью закрыть для нас рынок западных технологий. Проигнорировать это печальное обстоятельство российской экономике не удастся, кто бы что ни говорил.

– В любом случае – нравится ему Путин, или нет, Байден позволил себе совершенно немыслимую вещь. Почему никто из мировых лидеров, кроме Эрдогана, не высказался по этому поводу?

– Что касается других стран, думаю, что их лидеры, как минимум, не хуже меня понимают всю эту мизансцену и осознают: лучше не ввязываться, потому что это только ухудшит ситуацию. Лучше дать ей рассосаться, что называется. Просто дать страстям успокоиться, поскольку никто не хочет оказаться между молотом (США) и наковальней (Россией).

Джо Байден

«Путин боится публичности»

– Как вы считаете, адекватно ли ответил президент России Байдену?

– Владимир Путин – человек достаточно осторожный, несмотря на отдельные проявления агрессии, умения понадувать щеки и поиграть скулами. Поэтому не думаю, что он заинтересован в каком-то жестоком конфликте после этого инцидента. Сейчас, мне кажется, последует попытка все это дело спустить на тормозах, причем с обеих сторон.

Но все равно главный вопрос состоит в том, что США должны вводить вторую очередь санкций в отношении России из-за предполагаемого использования нашей страной химического оружия вопреки международным договоренностям.

И это должно совершиться в начале июня, как раз ко дню рождения Александра Сергеевича Пушкина. Так требует закон. Вот это вопрос, который открыт и который имеет гораздо больше значения, чем риторические упражнения двух лидеров.

– И все-таки?

– Думаю, Путин тоже из этого исходит. Его предложение провести дебаты содержит в себе намек на то, что Байден не очень убедителен, мягко говоря, публично. Потому что сам российский президент публичность очень не любит. Не все это понимают, но это большая иллюзия, что он любит выступать, принимать участие в массовых мероприятиях... Это глубоко не так. И когда он немного расслабляется, он проговаривается об этом.

Например, на одном из саммитов Большой восьмерки (уже много лет назад) он сказал, что даже под одной телекамерой у него голова отключается. Что, согласитесь, противоречит инстинкту публичного политика, тем более, такого масштаба – публичный лидер должен тяготеть к общению со СМИ, у него обычно голова включается при появлении телекамер…

Но не у Путина, который воспринимает вообще все публичные акции как бремя, сопряженное с ритуалом президентской власти. Это не то, чего он сам хочет. Именно поэтому он никогда ни с кем не дебатирует.

А предлагал он это Джозефу Байдену, в основном, потому, что был на 99% уверен в отсутствии реакции Вашингтона или в отказе. Если бы Путин подозревал, что Байден с высокой вероятностью согласится, он бы дебатов и не предлагал.

– Странный вывод. Путин проводит многочасовые пресс-конференции, часто выезжает в разные места, с кем-то общается. Разве так проявляется боязнь?

– Боится, согласен, – это не совсем правильный глагол. Он не чувствует себя комфортно в публичности и не стремится к ней. Большая пресс-конференция проводится всего лишь раз в год. Оглашение послания – тоже. Часто они переносятся. А вообще, если Путин что-то переносит или куда-то опаздывает… А мы знаем, что он хорошо умеет переносить и опаздывать, не по-детски, что называется. И, на мой взгляд, это всегда связано с тем, что ему не хочется делать то, что предстоит.

Была такая смешная история о том, как один из близких родственников Бориса Ельцина как-то опоздал к нему на дачу на семейное мероприятие. А Ельцин страшно не любил сам опаздывать и не терпел, когда опаздывали к нему. Так вот, когда этого близкого родственника спросили, почему он опоздал, он сослался на пробки. На что Борис Николаевич отвечал: что ты морочишь голову, я сейчас ехал – никаких пробок.

Так и для Владимира Владимировича пробок нет. Поэтому у него нет технологических причин опаздывать, только психологические…

«Для Путина очень важно, что он – не убийца»

– И все-таки как-то слишком уж просто прозвучал его ответ из детских дразнилок: «Кто как обзывается, тот сам так называется...» С другой стороны, глупо бы выглядело, если бы он начал всерьез горячиться в ответ...

– Ответ Владимир Путина выдержан в его типичной стилистике. Эта стилистика его ленинградского детства и специфической культуры Санкт-Петербурга начала 1990-х годов ХХ века. Как Байден часто заговаривается, так и Владимир Путин часто говорит в такой стилистике. Просто не всегда он обращается к крупнейшему мировому лидеру, поэтому мы обычно не придаем этому такого значения.

А отзыв посла Анатолия Антонова в Москву – чисто формальный акт. От посла не так уж много зависит в сегодняшней системе коммуникации России с внешним миром, поскольку именно при президенте Путине сложилась система, когда дипломаты не играют решающей роли в установлении и поддержании таких контактов. Все сложные и деликатные вопросы, или, как минимум, большинство их решается через каких-то доверенных бизнесменов, людей в дружественном и родственном плане близких к Владимиру Путину.

То есть, если надо о чем-то тайно договориться с Дональдом Трампом, туда направляется глава российского Фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев. Роман Абрамович, скажем, все время занимался выстраиванием отношений с премьер-министром Израиля и т.д.

Поэтому от того, находится господин Антонов в Вашингтоне или в Москве, не так многое меняется. Это тоже ритуальный жест, который необходимо было сделать, потому что нельзя было оставить без внимания столь жесткий выпад, который, может, и случайно произошел, но формально-то он случился.

– Путин в этой ситуации выглядел намного приличнее Байдена.

– Да, хотя бы потому, что инициатором конфликта был Байден, и сам конфликт выглядел довольно маразматически, а Путин всего лишь отвечал.

Что касается Байдена, понимаете, ведь он выиграл выборы не благодаря собственным великим качествам, оцененным народом США, а во многом благодаря Дональду Трампу – в силу того, что очень большая часть американцев были готовы пойти на все, лишь бы не Трамп. Он выиграл потому, что любой другой кандидат от Демократической партии был заведомо леваком, типа Берни Сандерса (что для многих тоже неприемлемо).

Вот Байден и стал такой неизбежной компромиссной кандидатурой, какой в 1964-м был Леонид Ильич Брежнев, сменивший Никиту Сергеевича Хрущева на посту первого секретаря ЦК КПСС. В этом смысле они тоже похожи.

– И все же трудно согласиться с тем, что столь хамский выпад Байдена просто спустят на тормозах...

– Владимир Путин часто позволяет себя ругать. О нем выходит огромное количество критических материалов в разных СМИ, на которые он не отвечает никак. То есть, говоря вульгарно, на него можно гнать, как на мертвого (есть такой термин). Он не обижается. Пока публично не обижается – не подает в суды и т.д. В большинстве делает вид, что ничего не происходит.

Но именно обвинение в убийстве для него выделяется из общего ряда.

Для Путина очень важно, что он не убийца. И хотя есть разные версии, кто убил Бориса Немцова и отравил Алексея Навального, лично я считаю, что приказов ликвидировать этих политиков со стороны Владимира Путина не было.

И ему не все равно, что о нем думают в этом контексте. Поэтому он и жестко отреагировал на высказывания господина Байдена.

Станислав Белковский // Фото: стоп-кадр с YouTube

– Ну вы и скажете: жестко...

– На мой взгляд, ни один из них не сделал ничего такого, чтобы нас должно было сильно удивить. Байден часто заговаривается, а Путин в эмоционально трудных для него ситуациях нередко хамит. То есть, так уже много раз бывало.

– А вы не перепутали его с Байденом? Путин как раз не хамил…

– В данном случае – да, он не хамил. У него есть такая специфическая манера общения, связанная с природой его воспитания. Вот она тоже часто проявляется именно в таких формах и формулах. С отсылкой к героям советских фильмов, не самого высокого пошиба, к анекдотам, к рассуждениям ниже пояса и т.д. Это ему вообще присуще и свойственно, когда он эмоционально напряжен, когда ему не безразлично, не все равно.

А очень часто ему все равно, поэтому он говорит некий заученный дипломатический текст, которому не придает особенного значения.

Но когда его действительно задевают, что бывает не так часто, он возвращается к себе молодому, к себе юному… По некоторым данным (которые, естественно, я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть, потому что я не общаюсь с Владимиром Владимировичем за пределами публичного пространства), он обильно использует обсценную лексику.

– При этом не называет никого убийцей.

– Убийцей – нет. Но таких непростых высказываний у него тоже было немало. Кстати, и Леонид Ильич Брежнев, и Борис Николаевич Ельцин нередко допускали весьма странные высказывания. Ничего удивительного в этом нет. Все живые люди, у каждого есть свои причины для таких высказываний.

В конце концов, США же не объявили Путина в международный розыск, как главного преступника.

– Ну это уже было бы за гранью...

– ... Или не отключили Россию от Swift (то есть сами-то они не могут этого сделать, но могут пригрозить санкциями Swift, если Россия не будет отключена от системы).

Мне кажется, что президент США совершил ошибку, причем, повторяю, типичную для него. Просто в других ситуациях это не так заметно, так как цена вопроса обычно значительно ниже. 

Но смотреть надо не на то, кто что сейчас будет говорить, а на дальнейшие практические шаги, из которых важнейшим является решение вопроса о второй волне санкций за химическое оружие.

Теги: #Путин #Санкции #Навальный #Немцов #Трамп #Ельцин #Белковский #США #Байден

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^