Новости дня

20 сентября, четверг












19 сентября, среда

































Подводя итоги: еще 7 фильмов Берлинале, которые вам нужно посмотреть


Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Кинообозреватель Sobesednik.ru — о персональных итогах Берлинского фестиваля, не совпавших с выводами жюри.

После Берлинского кинофестиваля у меня осталось чувство незавершенности: слишком много интересных фильмов удалось увидеть — и слишком мало было времени, чтобы обо всем рассказать. Я уже писала о некоторых картинах, которые удалось увидеть в первой половине фестиваля, и под занавес — о том, как распределились призы. Но призами дело не исчерпывается, и слишком много любопытных вещей может быть упущено. Итак, вот еще семь фильмов Берлинале, которые вам не стоит пропускать.

«Свинья» (реж. Мани Хагиги; фильм куплен в российский прокат)

Вероятно, вы думаете, что судьба у иранских режиссеров незавидна? Черные списки, запрет на съемки, годы замалчиваний... Вообще-то все так. Но иногда случаются вещи гораздо хуже. Иранский режиссер Хасан точно знает это: в какой-то момент ты пользуешься славой, а уже через мгновенье орудующий в Тегеране маньяк даже не покушается на твою жизнь, и это выглядит как весомый повод для депрессии. Хасан обуреваем мрачными мыслями: возможно, он не самый талантливый и прославленный режиссер в Иране, раз дела идут таким образом? В отчаянии он идет на рискованный шаг: не остается ничего, кроме как подстроить собственную смерть. В последний момент «богом из машины» становится мама Хасана — а с ней впридачу еще когорта сильных и независимых иранских женщин, на которых теперь держится мир.

Иранец Мани Хагиги не только играет в фильмах Асгара Фархади, но и сам снимает кино. «Свинья» — кино слома шаблонов, взрывание наших, европейских стереотипов не только о том, как работает киноиндустрия в далеком Иране, но и о том, как устроена жизнь вообще. Если вам захочется устало вздохнуть о том, что шутить про лайки в инстаграме уже не модно, просто постарайтесь вспомнить хотя бы один иранский фильм, где бы вы видели так смешно показанную сцену: вся иранская кинематографическая элита суетится вокруг фото с места казни, собравшего 302 лайка за пару секунд.

«Лицо» (реж. Малгожата Шумовска)

На мой взгляд, лучший фильм Малгожаты Шумовской, сегодня заслуженно считающейся ведущей женщиной-режиссером современной Польши. Лента, вобравшая в себя все, чем хороши фильмы Шумовской, зла и смешна. Где-то в богом забытом краю Польши строят огромную статую Иисуса — чтобы не хуже, чем в Рио-де-Жанейро, конечно. Яцек, первый парень на деревне, красавец и удалец, трудится на строительстве и получает страшную травму — падает со строительных лесов. Затем — первая в Европе пересадка лица, боль и унижение, изменница-невеста, мать, уверенно толкующая на исповеди о том, что в Яцека вселился бес. Одна только сестра Яцека не отворачивается от него, противостоя абсурдистскому миру, воплощенному в каждом из микромиров — семье главного героя, его коллегах и церковных прихожанах, которые не могут собрать больше 20 монет на реабилитацию Яцека: ведь на великую статую ушли последние злотые.

«Утëйа, 22 июля» (реж. Эрик Поппе; фильм куплен в российский прокат)

Правдивый полный метр Эрика Поппе о событиях в Норвегии 2011 года, когда молодежный лагерь на острове Утёйа близ Осло был расстрелян националистом Андерсом Брейвиком. Снятый одним дублем (теперь вы сможете назвать не только «Русский ковчег» Александра Сокурова, снятый таким же образом), кропотливый, с настолько детальными и честными сценами, что пробирает дрожь, воссоздающий в мелочах страшные события летнего дня фильм Поппе длится 72 минуты — ровно столько же, сколько длилась атака Брейвика.

  • «Не отметили и сильнейшую норвежскую кинокартину Utøya 22. Juli, которая рассказывает о теракте Брейвика — сильная, эмоциональная работа»:
    Антон Долин — об итогах Берлинале-2018

«Мои провинциалы» (реж. Жан-Поль Сивейрак)

Фильм-оммаж мсье Годару и всей новой французской волне. Сивейрака сложно винить в повторе уже миллион раз сказанного: что с того, что он абсолютно влюблен в то, о чем снимает? Это история молодых французских интеллектуалов, делающих свои робкие, как Этьен, или чересчур уверенные, как Матиас, шаги на пути в мир парижской богемы, где Делез обсуждается наравне с акциями российской панк-группы Pussy Riot и, кажется, нет темы, которой эти молодые парижские режиссеры (конечно же, в первую очередь они интересны Сивейрьяку) не были увлечены. Этот фильм — еще и тонкое размышление о природе самого кинематографа, о неистовой вере в его мнимую, притягательную реальность.

«Не в себе» (реж. Стивен Содерберг; в прокате с 29 марта)

Показанный вне конкурсной программы Берлинале и раскрученный еще задолго до премьеры новый фильм Содерберга не в последнюю очередь интересен своим форматом. Он полностью снят на айфон, что делает его как минимум технически увлекательным и негласно проводит параллель с другим фильмом о технологиях с технологиями, показанным на Берлинале, — «Профилем» Тимура Бекмамбетова. Это первый фильм ужасов Содерберга, который со времен «Эрин Брокович» проделал солидный путь. Впрочем, самому Содербергу навешивание жанровых ярлыков не нравится: он хочет, чтобы зритель чувствовал свободу и находил баланс, лавировал между психологическим триллером и хоррором самостоятельно.

Несмотря на то, что Содербергу все же не удается удержать в неистовом напряжении все полтора часа, фильм наконец бодро раскачивается и выбирается из скучноватой трясины под занавес, а первую его половину невозможно оторваться от Клер Фой, бьющейся в истерике в элитной психиатрической лечебнице. Ты никогда не знаешь, кто сходит с ума: ты или мир вокруг тебя. Поэтому бойся тех, кто признается тебе в любви, а потом с лукавым видом надевает на тебя смирительную рубашку.

«Животное» (реж. Катарина Мюкштайн)

Дебютная лента австрийки Катарины Мюкштайн, в которой живой палитрой выписаны звериные повадки австрийской молодежи, живущей в глубинке и развлекающейся так, как позволяет не особенно богатое воображение. По вечерам — задирать бывших пассий, днем — гонять на мотоциклах, а после — бить винные бутылки в местном магазине. У полноценного члена местной компании парней, семнадцатилетней Мати, чуть более серьезные планы на будущее: она собирается стать ветеринаром, уехать в большую Вену; хотя гонять на мотоцикле в компании задиристых приятелей ей тоже вполне комфортно. Платья и распущенные волосы, навязанные матерью, заставляют ее чувствовать страшную неловкость: ей ближе байк, поло и бритый затылок. Но все меняется, когда в клинике своей матери она встречает девушку, которая своей инакостью и ощущением удивительной внутренней свободы меняет ее изнутри. Катарине Мюкштайн удалось снять трогательную и проникновенную историю девичьего взросления, деликатно чувствуя границы, через которые не нужно переходить: ведь вместо грубых штрихов существуют полутона.

«Между полок» (реж. Томас Штубер)

В новом фильме немца Штубера герои живут в мире продовольственных полок и широких рядов супермаркета, в котором интересы и круг общения определяются отделом, где ты трудишься. Если вдруг приглянется девица из конфетного отдела, а ты работаешь с напитками — тебе будет стоить большого труда поведать ей о своих чувствах. Особенно если в общении с противоположным полом обычно ты нем как рыба. Свидание у кофейного автомата, взгляды между полок украдкой — приходится довольствоваться малым.

Судя по многочисленным неудачным тату и потерянному взгляду, жизнь изрядно потрепала Кристиана. Теперь он учится управляться с внушительным погрузчиком под опытным руководством местных специалистов (по ночам работники этого светлого, гостеприимного супермаркета разъезжают на погрузчиках под классические композиции, с любовью выбранные управляющим), а в перерывах между работой — строить отношения со своей любовью Марион (на минуточку, дочка-звездочка из «Тони Эрдмана»).

 

плюс пять

Обязательный плюс к этому списку — пять картин, о которых мы уже писали:

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания