Новости дня

19 апреля, пятница
















18 апреля, четверг


















17 апреля, среда











Константин Майоров: ВХЛ – не болото, а полянка


фото: оф. сайт ХК "Лада"
фото: оф. сайт ХК "Лада"

Капитан клуба «Лада» дал большое эксклюзивное интервью Sobesednik.ru о старте плей-офф Кубка Петрова и многом другом.

— Можно ли было в принципе желать более удачного жребия по 1/8 финала Кубка Петрова Высшей хоккейной лиги? Ведь из-за Универсиады в Красноярске все матчи «Лада» проведет дома...

— Да я бы не сказал, что мы как-то искали этот жребий. Это плей-офф, здесь любая команда опасна, неважно, на выезде или дома. Может, хорошо при своих болельщиках матчи сыграть, но такого большого плюса не будет.

— А многие конкуренты «Лады» по верху таблицы хотели выйти на «Сокол», чтобы воспользоваться этим преимуществом своей площадки. Вам это было не очень интересно?

— Ну да. По моему опыту, когда начинаешь «выбирать» [соперника], не всегда это хорошо заканчивается. Поэтому мы так подумали: играем любой матч на победу, а там уже на кого попадем. В любом случае нам придется биться и выкладываться.

— Просто еще после не слишком удачной игры в последнем туре регулярного чемпионата с «Рязанью» (поражение 4:2 в гостях) тоже слухи ходили: типа не хотели повыше забираться, чтобы как раз на «Сокол» выйти. Причем стоящему выше «Рубину» «Лада» ведь все равно вроде бы уступила по дополнительным показателям. Чепуха?

— Да, это все слухи, домыслы чьи-то. Тот матч просто, можно сказать, не получился. Опять же, это был четвертый матч на выезде, где-то уже подустали немного, где-то, опять же, глупые ошибки подвели нас. Ничего такого — никакого «подтасовочного» варианта не было.

— А что за история, что «Рязань» не согласилась сдвинуть время игры и вы были вынуждены на поезде добираться домой?

— Ну, я точно не знаю, это руководство [клубов] разговаривало между собой. Но сказали так, что не согласились подвинуться. Но то, что на поезде мы поехали — это даже где-то лучше было, потому что он был ночной. После игры легли спать спокойно. Лучше, чем на том же автобусе ехали бы или до Москвы и на самолете лететь ночью.

— А вагон какой был — купейный или плацкартный?

— Конечно купейный — это фирменный поезд «Самара — Москва», он двухэтажный, комфортный...

— То есть не было такого, что там чьи-то ноги свисали в проходе и кто-то в туалет ночью пошел и всех головой позадевал?

(Смеется.) Нет, конечно. Это все было заранее продумано руководством, и поэтому сразу нам выкупили хорошие места, чтобы мы добрались с комфортом.

— А ездили до этого на двухэтажном поезде?

— Нет, первый раз...

— И как вам?

— Понравилось: очень все комфортно и современно, даже не чувствуешь, что на поезде едешь. Очень все мягко и чистенько, аккуратненько, приятно.

— Кондиционеры работали?

— Все было, и окошко можно было открыть, в любое время проветрить. То есть не как раньше: закрыли ключами деревянные окна, и не открыть. (Улыбается.) Даже туалеты, можно сказать, тоже чистые.

— И радио еще, помню, раньше — крутишь-крутишь и не выключишь никак...

(Смеется.) Да, такое попадалось мне тоже: всю ночь слушали музыку…

— Что из себя «Сокол» представляет? Какое впечатление у вас сложилось? Ведь и просматривали их, и на тренировках по приезде, наверное, тоже сразу стали приноравливаться?

— Ну конечно, мы разбирали соперника. И играли с ними. Две игры такие были достаточно тяжелые, до овертаймов доходило... Быстрая, наглая команда. Дерзкие, хорошо играют.

— Вы ведь с Александром Титовым, нынешним главным тренером «Сокола», поиграли в «Ладе», но не вместе: он после сезона 2004/05 ушел, а вас еще тогда не подтянули к основной команде?

— Ну да, мы не пересеклись, но мальчишкой я за ним смотрел. Но потом мы с Александром Николаевичем работали вместе в «Буране» воронежском. Так что я, в принципе, знаю, что он требует от игроков. Достаточно серьезный, жесткий тренер, спуску не дает. Поэтому нам будет очень тяжело.

— Вы уже все своим нынешним одноклубникам рассказали про Титова, про его методы, какие-то фишки, хитрости?

— Нет, я стараюсь не забивать голову ребятам всякими такими нюансами. У все мысли только о победе, а все эти негативные мысли, лишние какие-то страхи, которые приходят в голову — в этом нет смысла.

— Знаете, конечно, что «Сокол» лидеров обыгрывал — и «СКА-Неву», и «Нефтяник» альметьевский? Разбирали, почему им это удалось?

— Да, но опять же, может, где-то недонастрой соперника был, где-то они хорошо сыграли, реализовывали свои моменты... Могу сказать так: в ВХЛ последние годы любая команда может обыграть любую. И нас тоже обыгрывали не самые сильные команды, и мы с сильными бились... Это хоккей, здесь каждая новая игра — новые возможности.

— Насколько хорошо в этой ситуации, что серия 1/8 финала Кубка Петрова — до трех побед, а не до четырех?

— Я, если честно, не пойму, почему так, ведь последние годы всегда было до четырех побед. Ну, один матч, я думаю, не решит. Опять же, в любом матче надо биться — три или четыре победы надо. Приложить максимум усилий и желания. Поэтому здесь нет разницы, сколько матчей играть.

— Вы как раз частично затронули тот вопрос, который я следующим собирался задать. Ваша длинная серия поражений в середине регулярного сезона — анализировали ли вы ее? Все-таки в чем причина была?

— Я думаю, что это череда травм. У нас очень много ребят травмировалось, и звенья начали разбиваться. Еще усталость накопилась, «подсели» немножко. Но мы это преодолели, вышли из этой ситуации. Ничего страшного в этом нет. Некоторые команды и в плей-офф начинают проседать. Некоторые — в начале сезона. Это все индивидуально.

— Была ли здесь вина в том числе в ротации состава с «Локомотивом» из КХЛ? Я разговаривал как раз в тот период с уехавшим на МЧМ-2019 Кириллом Слепцом: ему-то понятно, нравится, что его могут в любой момент «поднять». А вам как капитану, ответственному за команду?

— Ну то, что ребята приезжали-уезжали — это нормально, раз селекция такая ведется и такая договоренность с клубом [КХЛ] есть. А так они были короткий срок достаточно и не могли с кем-то более-менее сыграться. Да, они нам помогали, и их помощь была неоценима. Но у нас много ребят, у нас достаточно хорошая скамейка.

— Но вот главный тренер Анатолий Анатольевич Емелин как-то не очень был с этим согласен: он как раз на пресс-конференциях жаловался, что народу мало...

— Он жаловался, потому что, опять же, травмы были, и вот ребят забрали на Молодежный чемпионат мира как раз. Вот на это, может, он сетовал — что нам приходилось где-то сыграть даже в три звена, потому что травм было много. Ну а так ставили других ребят, они прекрасно тех заменяли.

— Были в команде те, кто сник от этой серии поражений?

— Ну такого, чтобы сникли, не было, но где-то было видно по ребятам, что устали, может, психологически. Два месяца у нас были напряженные игры, октябрь-ноябрь прямо «плотняком», по 12 матчей за месяц с переездами, мало времени на восстановление было.

— Вы лично, как капитан, как помогали справляться команде?

— Психологически как-то пытался ребят подзавести, где-то как-то расслабить, выключить голову, дать в нее другие мысли. Шутки, приколы, все это было. Ну, всеми возможными способами. И получилось!

— Я перед новогодними праздниками делал большое интервью с Филиппом Метлюком, и он сказал, что у некоторых ребят было непрофессиональное отношение — типа «проиграли и ладно», и сидят в телефоне, «ха-ха — хи-хи» и так далее. Вы это видели?

— Видел, и мы это сразу пресекли. Да, такой период был, что ребята некоторые, может быть, в меру своей неопытности где-то махали на это рукой. Но мы сразу им объяснили, что такое здесь не пройдет: вы в команде профессиональной, где есть задачи, где есть история, и так себя вести никому позволено не будет.

— После того неудачного периода пошли кадровые изменения. И те, с кем расстались, как раз и были кто не понял серьезность ситуации?

— Да нет, там селекция была проведена [таким образом, что] тренера посчитали, что эти люди нам не помогают, и сделали выводы. Нет, я не думаю, что те, кто ушел, как раз пострадали за свое отношение. Это тренерское решение чисто по игровым принципам.

— В представлении обывателей ВХЛ с точки зрения ротации — это такая мясорубка, где люди за сезон десятками проходят через команду. В какой степени это правда?

— Да, я слышал такие истории, что некоторые команды берут игрока и через два-три матча, если он им не понравится, убирают. Но это их позиция. Я считаю, что это неправильно: ладно пять человек, бывает, где-то не подошли — неудачный сезон, не влились, — но если вся команда... Коллектив вообще тяжело строится, а когда такая ротация, то тяжело даже понять, что требуют от тебя тренеры.

— Люди, попавшие в ВХЛ из КХЛ, к себе требования снижают?

— Ну, у меня такой опыт [перехода из КХЛ в ВХЛ] был, и лично у меня такого нет. Да, КХЛ побыстрее и помастеровитей, но в ВХЛ игра почти ничем не отличается. И если слабинку себе давать, это отразится на твоей игре. То есть будет видно, что ты не выкладываешься. И у нас, по крайней мере, таких ребят нет — которые приехали из КХЛ и что-то [подобное] себе позволяли.

— Но это потому что у «Лады» цели высокие — вернуться в КХЛ. А если брать команды пониже, которые в плей-офф не попадают и весь сезон «вату катают»?

— Просто так выходить и отбывать номер — смысл? Не мучайся тогда и не позорься, просто уйди в сторону и дай дорогу другим ребятам, у которых горят глаза.

— Согласен, но только есть много ситуаций, когда из КХЛ в ВХЛ народ спускался, а вот обратно поднимаются очень немногие. Это что — как болото такое, в котором ты увязаешь, спустившись на уровень ниже?

— Нет, я бы так не сказал. У меня тоже такое было: из «Лады» я уехал в Высшую лигу на семь лет. Но опять же, я продолжал работать и выкладываться, и это дало плоды, я снова поднялся [в КХЛ] и отыграл два сезона в «Югре».

Все зависит от игрока: если он чего-то хочет, если у него какие-то есть цели… И из ВХЛ народ тоже поднимают. Сейчас, по крайней мере, начали больше с каждым годом. Аслан Раисов в «Динамо» — [Владимир] Крикунов его поднял [из «Бурана»]. Хотя он хороший игрок, мастеровитый, но не получалось никак зацепиться нигде. И тут шанс дали — и он молодец, воспользовался. Так что ВХЛ — это не болото.

— Если это не болото, то давайте какую-нибудь еще метафору придумаем — луг, например?

(Смеется.) Луг? Ну, наверное, да. Может, полянка. (Улыбается.)

— Я знаю, что вы друг Александра Бумагина. По крайней мере, раньше дружили.

— Да, мы близко общались, было дело.

— Сейчас общаетесь?

— Сейчас нет: как-то мы так разъехались — он в КХЛ остался, я в Высшей лиге. Не пересекались. Когда пересекаешься, больше общаешься.

— Не знаете, как он там в Дании сейчас?

— Ну, я слышал, что он уехал… Я сначала даже удивился: «Почему Дания?» Но сейчас европейский хоккей поднимается, и видно даже по Чемпионату мира, что сборная Дании очень прилично играет. Наверное, у них и чемпионат такого же уровня...

— А есть у вас кто-то из знакомых, кто играет где-то в «забугорье» в каких-то нехоккейных странах?

— Рома Людучин, вместе в «Югре» играли — он сейчас в Корее Южной. Есть кто в Азиатской лиге, есть в Румынии — Денис Ежов, Константин Панов, Виталий Шулаков...

— Что рассказывают?

— Не получалось пообщаться, я только слежу, как они выступают. Но вижу, что там тоже неплохие есть чемпионаты, где тоже можно показать свой уровень.

— Людучин ведь ваш ровесник, вы оба 1988 года рождения?

— Да, мы вместе играли, и по регионам в финале... Хороший игрок, но почему-то, видите, не нашел предложений работы в России.

— Вот как раз интересно, потому что он ведь феерил по первым сезонам в КХЛ, был и в «Спартаке» лучшим, и в КХЛ одним из лучших. А что потом случилось?

— Где-то, может быть, тренера не увидели в нем потенциала, где-то, может, не до конца он раскрылся. Но у всех все индивидуально. Где-то люди не сходятся, где-то кто-то кому-то не понравился, кто-то кого-то обидел, кто-то злопамятный — даже такое бывает. Что-то пошло не так, но человек не остановился, нашел свое место. Я думаю, он сейчас доволен. Опять же, лучше в хоккей играть, чем сидеть дома и ждать, что дадут шанс в КХЛ.

— Блиц. Место на планете, куда больше ни за что не вернулись бы?

— Так-так-так… Ну, я не так много где был, и мне, в принципе, везде нравилось…

— Есть свежее мнение, что это несколько точек на хоккейной карте России…

— Да нет, ничего страшного. Ты же приезжаешь на работу и думаешь только об игре, а не «Куда я приехал?! Что за гостиница?!» Просто как на это смотреть: кого-то это задевает, кому-то все равно. Вот мне лично все равно.

— Что сильнее всего раздражает в современном мире?

— Наверное, жадность людей. Очень много таких жадных, злых. Может быть, они обижены жизнью, но их поведение все равно очень некрасивое.

— Что хотели бы сделать на льду, но это запрещено правилами?

— Ну, наверное, бывает, когда очень злой, то по горбу кому-нибудь дать. (Смеется.) Прямо размахнуться хорошенько — и клюшечкой!

— Почему у всех хоккеистов здоровенные цепочки?

— Ой, ну не знаю — у меня она небольшая, мне комфортно с такой... У кого-то такая мечта, может, кому-то нравятся большие, громоздкие вещи.

— Любимое упражнение в тренажерном зале?

— Пресс! Раньше пренебрегал этим, потом понял, что без пресса никуда, и сейчас стараюсь «делать» его как можно чаще, потому что это один из основных элементов в мышечном корсете для хоккеиста. Мы за счет этого держимся на льду. Если не будет пресса — будешь как сосиска в тесте болтаться.

— И в принципе же получается, что какое бы движение ты ни делал — все равно пресс так или иначе задействован...

— Конечно! А от пресса идут и все остальные мышцы. Если пресс слабый, то и спина начинает болеть, и паховые всякие грыжи начинают появляться. За этим надо следить!

— Посоветуйте самое простое и при этом самое действенное упражнение на пресс?

— Самое простое, я думаю, складывания. Но для нас, хоккеистов оно самое простое, а для обычного человека, может, нет. Но очень хорошее и его можно делать везде. Прокачиваются все группы мышц пресса.

— Банально ноги под диван или под батарею — и пошел?

— Ну, ноги под батарею или диван, или просто ноги к рукам вверх сводишь. Можно на турнике, можно лежа на спине. Поднимаешь руки и ноги сводишь вверху одновременно.

— Ваш главный авторитет?

— Супруга. Родители — безусловно, но сейчас со мной рядом супруга, мой тыл, моя опора, моя вторая половина, и поэтому она для меня авторитет. Так же, как я для нее.

— Если можно: что последнее вам супруга посоветовала из тех решений, которые вы вместе с ней приняли?

— Непосредственно решали, в Тольятти ли поехать играть. Я привел свои какие-то аргументы, она свои привела, мы сошлись во мнении и сделали этот выбор.

— Чем КХЛ круче, чем НХЛ?

— Тем, что мы в России!

Теги: Хоккей

поделиться:


Колумнисты


Читайте также