Новости дня

24 апреля, среда
























23 апреля, вторник





















Александр Никулин: Давно отмылись от клейма хулиганов. Но если что – подеремся!


Александр Никулин // фото: оф. сайт ХК "Витязь" hcvityaz.ru
Александр Никулин // фото: оф. сайт ХК "Витязь" hcvityaz.ru

Нападающий «Витязя» в большом эксклюзивном интервью Sobesednik.ru — о битве за плей-офф, «шлейфе» команды драчунов и многом другом.

Александр Никулин, один из основных форвардов команды, остался вне заявки на игру с ЦСКА 18 февраля, в которой «витязи» уступили по всем статьям (6:1). Причем игра была «сделана» еще в первом периоде, когда армейцы провели две быстрые шайбы, и еще одну — прямо перед перерывом.

«Витязь» идет на пограничном восьмом месте плей-офф в Западной конференции и за два тура до конца «регулярки» опережает рижское «Динамо» на одно очко. С обсуждения разгрома и борьбы за попадание подмосковной команды в плеф-офф Кубка Гагарина мы и начали наш разговор:

— Ваше отсутствие на льду сегодня — это ротация перед решающими играми?

— Да, можно сказать, это решение тренера — подошел, сказал: «К Минску готовься, а с ЦСКА отдохнешь».

— То есть все понимают, что матч с уже не прошедшим в плей-офф минским «Динамо» 20 февраля будет решающим?

— Да-да-да, главный матч в сезоне, можно сказать. Надо показать нашу игру, которую показывали после Нового года, когда обыгрывали сильные команды!

— Что произошло с ЦСКА? Не могу вас не спросить, хоть вы и не играли.

— Ну, они забили быстрых три гола, 3:0 стало, а с их обороной, лучшей в лиге обороной, сложно было вообще что-то сделать. Плюс ЦСКА играл очень хорошо, с трибун это было видно.

— Не было вратарских ошибок в этих голах?

— Ну, я даже не помню, какие голы-то были. Когда Слепышев забивал, может, можно было поймать. Но остальные... Когда перевод и в одно касание щелчок — было сложно, так что Саню [Самонова, вратаря] не надо винить.

— То, что именно Самонов вышел в старте — это тоже желание поберечь основного вратаря?

— Самон играл все игры с ЦСКА в сезоне, и мы брали очки с ними. Так подумали, что у него получается против них хорошо играть, вот его и выпустили. И плюс, конечно, дать отдохнуть Йони [Ортио] перед решающими двумя играми.

— «Витязь» с Александром Семиным, который только что вылечился после травмы, «Витязь» и без Семина — насколько это разные команды?

— Саня, понятно, наш лидер, большой мастер, очень нам помогает в большинстве, и без него мы, конечно, слабее.

«Два года назад было проще»

— Вы были в составе «Витязя» два года назад, когда команда впервые в истории КХЛ попала в плей-офф Кубка Гагарина. Когда было сложнее бороться за плей-офф — тогда или сейчас?

— Сейчас сложнее психологически, потому что мы вроде уже в плей-офф, были даже на шестом месте, но уже шесть или семь подряд проиграли игр. Просто бери спокойно какие-то очки и спокойно готовься к плеф-офф. А сейчас все 50 на 50.

— Как вы считаете, новая система начисления очков — два, а не три за победу, — она за «Витязь» в данном случае сыграла или против?

— О, надо там считать, не знаю, сколько мы бы выиграли... Наверное, «за».

— Но судя по тому, что не считали, большого значения этому не придаете?

— Да.

— А в целом такая система — «за» слабые команды или против них?

— Я думаю, «за». Потому что если где-то проиграл, то легче догнать. Вон «Сибирь» [какой рывок сделала] — уже может в плей-офф попасть.

— А помните, у Андрея Назарова была совершенно одиозная идея: в каждой игре разыгрывать три очка, и чтобы за крупную победу победителю начислялось бы четыре балла, а у крупно проигравшей команды отнималось бы одно?

(Смеется.) Нет, такого не помню... Это как он так, в интервью где-то сказал?

— Да, достаточно серьезно такое предложил...

— Команде, которая проигрывает с крупным счетом — «минус один»?

— Да, за «неволю» к победе.

(Смеется.) Это интересно, интересно. Ну, надеюсь, такого не будет у нас...

— А в целом последние изменения, которые Лига осуществляет — они делают ее лучше? В частности, по поводу начисления очков.

— Они же могут это поменять все. Все меняется каждые полгода.

— Так должно быть — или хочется, чтобы все стабилизировалось и зафиксировалось?

— Я бы оставил два очка за победу. Кажется, это оптимальный вариант.

— Если попасть в плей-офф, то на кого хотелось бы?

— Ну, у нас два варианта — СКА или ЦСКА...

— В этом и вопрос...

(Смеется.) Два таких неприятных варианта... Даже не знаю. Мне кажется, со СКА полегче играть, потому что они в хоккей играют. А [против] ЦСКА очень сложно: прямо безошибочно все, ни одной ошибки. Все отлажено у них.

— Понимаете, чем можно «взять» ЦСКА? Я, например, по минувшей игре этого не понял.

— Ну минувшая игра это вообще было — как будто с другой планеты команда ЦСКА. Ну, как — только какой-то, знаете, или у ЦСКА недонастрой, или у нас супернастрой, или все вместе... Шайбы ловишь на себя. Где-то вратарь выручил. Где-то мы забили. Вот только так в этой ситуации. Вот как мы у них выиграли один раз в Подольске, потом в Подольске, опять же, мы за пять секунд мы пропустили, в овертайме проиграли. Чисто какое-то стечение обстоятельств может помочь. Какое-то чудо.

— Как-то вы больно пессимистично.

— Ну так и есть, четыре игры же надо выиграть как-то.

— Я не очень хорошо помню ту вашу серию со СКА, когда вы проиграли 4-0, но наверняка вы же не дурака валяли на льду...

— А я помню хорошо. (Смеется.) Мы одну игру зацепили у них, боролись, 1:2 проиграли. А остальные игры были 0:6, 1:6, такие счета… Было очень тяжело. Но мы сделаем выводы. Вот выйдем в плей-офф и сделаем выводы обязательно. (Улыбается.)

— Если надо будет команде подраться — команда подерется в плей-офф?

— Подерется, да. Сто процентов!

— На ваш взгляд, удалось ли «Витязю» отмыться от этого клейма хулиганов, которое команду очень-очень долго преследовало?

— Удалось, конечно, уже давно. Уже сколько — лет пять, мне кажется, мы не такие, как были.

— Но шлейф ведь такая штука, достаточно въедливая... Когда, вы считаете, «Витязь» лишился его?

— Наверное, когда пришел новый президент [Михаил Головков] и начал делать команду, действительно которая играет в хоккей.

— Если вдруг «Витязь» снова вернется к дракам, к мордобою, вы уйдете? Вам будет интересно играть в такой команде?

— Ну, если предложат контракт, посмотрим, какие будут условия, какая будет ситуация...

— Я очень хотел с вами побеседовать в том числе еще и потому, что совершенно был поражен, прочитав в программке «Витязя» несколько лет назад, что вы проводите свой досуг с книгой, причем с книгой исторической. У вас ничего не поменялось?

— Да, я тогда читал Зыгаря, «Вся кремлевская рать». Я ее прочитал, потом начал читать вторую, «Империя должна умереть». Она такая толстая, я вот реально половину прочитал, забросил... Александр Лебедев, знаете, такой банкир? «Охота на банкира», ее прочитал, мне понравилось. Сейчас вторая часть вышла — «В погоне за украденным триллионом»...

 

— А когда вы увлеклись чтением в принципе и чтением такой вот интеллектуальной литературы?

— Ну, на самом деле я не такой фанат, чтобы прямо читать книгу за книгой. Но когда интересные попадаются — можно почитать. Но чтобы «проглатывать» их — такого нет.

— Человек, который интеллектуально развит — у него, как пел Виктор Цой, должен быть «хороший жизненный план». Александр, у вас есть хороший жизненный план?

— План пока только в хоккей играть, если честно. Плана «Б» нету пока. (Улыбается.)

«Ни за что бы не вернулся в пару городов КХЛ»

— Блиц. Что хотели бы сделать на льду, но это запрещено правилами?

— Ну, иногда судье на самом деле охота что-то сказать, но... Такие вещи иногда бывают. Блин, прямо несправедливо!

— Что вас сильнее всего раздражает в современном мире?

— У, философия!.. Ложь! Ложь...

— Любимое упражнение в тренажерном зале?

— Подтягивания.

— Неожиданно! А почему с собственным весом, почему не «железо»?

— Ну, собственный вес меньше травмирует суставы и связки.

— Какой у вас режим подходов?

— Да я так прямо не фанатею по ним. Как и по книгам. (Смеется.) Я могу ну сколько... три серии по десять раз.

— На бицепс или на трицепс?

— На бицепс.

— Легче потому что?

— Легче. (Смеется.)

— Ваш главный авторитет?

— Мой папа. Он играл в футбол в молодости. Служил в армии. И все, что он мне говорил по жизни — все это я слушаю и делаю. И до сих пор так.

— То есть он ваш, можно сказать, лучший друг, правильно?

— Да, да.

— А у вас большая разница в возрасте?

— Ну сколько ему — 60 лет. 30 лет разница.

— Это очень необычно на самом деле, потому что мы с вами ровесники, а папа у меня на 40 лет меня старше, и у нас порой сложные отношения...

— А, да, да, старая закалка...

— Есть такое у вас?

— Бывает, конечно, такое. Ну, немногие адаптируются.

— А как вы в такой ситуации поступаете, если понимаете, что папа, которого вы очень любите и уважаете, говорит о вещах, которые в нынешнем мире совершенно неприменимы?

— Ну, я соглашусь на самом деле. Я просто с ним соглашусь, не буду спорить, не буду его переубеждать в чем-то и так далее.

— Прямо как «выслушай женщину и сделай все наоборот»?

(Смеется.) Типа того, да.

— Место на планете, куда больше ни за что бы не вернулись?

— Это пара городов, которые у нас бывают в календаре игр. (Смеется.)

— Скажете, какие?

— Ну, они обидятся, наверное... Какие-то вот такие города, где завод работает круглые сутки и выбросы эти... (Смеется.)

— Ладно, я тогда уточню — это про КХЛ или «Вышку»?

— Про КХЛ.

— Ну, в принципе, кто не понял, тот поймет, как говорится...

— Да-да, их все знают, кто в теме. (Улыбается.)

— В чем КХЛ круче, чем НХЛ?

— Что по-русски говорят все! (Улыбается.) А так НХЛ — все равно сильнейшая лига.

Теги: Хоккей

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания