Новости дня

10 декабря, вторник



















09 декабря, понедельник

























Сын Дмитрия Марьянова требует с психолога Оксаны Богдановой 30 миллионов рублей

19:10, 22 ноября 2019

Дмитрий Марьянов. Фото: Global Look Press
Дмитрий Марьянов. Фото: Global Look Press

Сын Дмитрия Марьянова Даниил потребовал в исковом заявлении 30 миллионов рублей. В такую сумму он оценил моральный ущерб от потери отца.

Два года длится следствие по делу о смерти актёра Дмитрия Марьянова, проходившего реабилитацию в центре «Феникс», которым руководила Оксана Богданова. Актёр умер 15 октября 2017 года в больнице подмосковной Лобни.

По данным экспертизы, проведённой независимым экспертом, доктором медицинских наук Игорем Шариповым, пациент давно страдал рядом хронических заболеваний. За это время было проведено ещё несколько судебно-медицинских экспертиз, свидетели меняли показания. Оксана Богданова получала угрозы по SMS и в соцсетях.

26 ноября в суде города Лобни состоится первое судебное заседание. Оксана Богданова впервые рассказывает о том, о чём молчала всё это время:

— За десять лет моей практики, — рассказывает Оксана Богданова, — не было такого случая, когда бы родственники не стремились навестить человека, который проходил у меня реабилитацию. Если даже было нельзя видеться какое-то время в целях эффективной реабилитации, то родные и друзья привозили передачи. Например, того же Александра Фёдоровича Лядова близкие ему люди баловали мороженым, которое он так любит, привозили вкусняшки ящиками, а Диму никто и ничем не баловал, с него только требовали деньги.

Оксана Богданова

 

— Марьянова не навещал никто, — говорит Богданова. — Я держала в курсе жену Дмитрия Ксению о его состоянии, насколько мне позволяет моя компетенция. Ксения мне часами рассказывала о том, как ей тяжело жить с пьющим мужем, она просила у меня поддержки, умоляла подержать Дмитрия на реабилитации. Разумеется, наши разговоры не могу сделать достоянием общественности. Когда у меня не было времени слушать страдающую жену, я просила нашего волонтёра Марину Лебедеву уделить Ксении время. Человеку просто надо было выговориться. Марьянов и Бик много общались, и в этот день в том числе. Кроме того, Дмитрий переводил Ксении деньги. Но ни разу ни я, ни работники центра не видели, чтобы Марьянов разговаривал с сыном. За девять дней этот несчастный, всеми брошенный человек так никого из близких и родных не увидел. У Димы был обречённый взгляд, он, наверное, понял, что нужен окружению только здоровый. Мы и наши подопечные поддерживали его как могли. После трагического события я приехала к дому Дмитрия Юрьевича, отдала Ксении личные вещи её супруга и его дневники. Теперь эти люди, которые бросили Марьянова на произвол судьбы, требуют с меня денег и подают иски в суды.

— Какие у вас ожидания?

— О суде не думаю, консультирую своих пациентов, как и прежде, судебными делами занимаются мои адвокаты.

 

Игорь Баранов, адвокат: Сумма в подобном размере еще нигде не звучала

— На этом судебном заседании будет рассмотрено ходатайство со стороны защиты о необходимости возврата уголовного дела прокурору, — говорит адвокат Оксаны Богдановой Игорь Баранов. — Считаю, что уголовное дело рассмотрено с большими процессуальными нарушениями, не выяснены обстоятельства, которые подлежат обязательному выяснению, не устранены существенные противоречия.

— Игорь Павлович, чего вы ждёте от предстоящего суда?

— Надеюсь, суд услышит доводы защиты, наконец будут критически оценены действия свидетелей, которые изменили показания спустя год. Именно после этого и началось уголовное преследование Оксаны. Уверен, что суд разберётся во взаимоисключающих выводах проведенных судебно-медицинских экспертиз в отношении Дмитрия Марьянова и придёт к выводу, что причина смерти Дмитрия Юрьевича не в каких-либо действиях Богдановой, которой в тот момент даже не было в «Фениксе».

Игорь Баранов

— Прокомментируйте, пожалуйста, вопрос о «скорой»: друзья Марьянова обвиняют Оксану в том, что она не вызвала вовремя «неотложку».

— Необходимо понимать, что Оксана Богданова получала информацию о состоянии здоровья Марьянова от сотрудников центра, которые не говорили о его критическом положении. Более того, и сам Дмитрий Марьянов, и его жена Ксения Бик могли самостоятельно вызвать скорую помощь, средств связи их никто не лишал. К тому же почему не получил оценки тот факт, что родственники Марьянова запрещали вызывать ему «скорую»: мол, он человек известный, а потому не надо огласки? Безусловно, есть вопрос к доктору Иванову, который осматривал Марьянова, когда он поступил в «Феникс», а также вопрос ко вдове: почему Бик не проинформировала ни Иванова, ни персонал «Феникса» о состоянии здоровья мужа? В конце концов, почему не забрали больного из реабилитационного центра и не определили в медицинскую клинику? Была проведена обвинением пресс-конференция, где переврали всё, что захотели, ради создания определенного общественного мнения. Хорошо, если речь шла о минутах, то где процессуальная оценка действий сотрудников «скорой помощи», которая ехала к больному сорок минут и в итоге не приехала, действиям медика, осматривавшего Марьянова при поступлении в центр?

Под влиянием СМИ общественное мнение сложилось против Оксаны Богдановой, считают ее виновной в этой ситуации, и все доводы и факты подгоняются под эту версию.

— Какие обвинения предъявлены Оксане?

— Оксане Богдановой предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных статьей 238 ч. 2 п. «в» (прим. ред.: выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека) и статьей 125 (прим. ред.: оставление в опасности) Уголовного кодекса Российской Федерации.

— Какие-то требования материального характера предъявляются Оксане Богдановой?

— В рамках расследования уголовного дела стороной потерпевших сыном Дмитрия Юрьевича Марьянова Даниилом заявлен иск о возмещении ему морального вреда на сумму 30 миллионов рублей. Оксана Богданова по данному вопросу гражданским ответчиком следствием не признана. Считаю, что следствие разделило позицию, что исковые требования заявлены как минимум необоснованно.

— Ксения Бик подавала исковые заявления?

— У нас такой информации нет.

— С вашей точки зрения, требовать 30 миллионов рублей за смерть отца — это вменяемо?

— Это не поддаётся никакому комментарию. В моей обширной практике таких исковых требований никогда не заявлялось, хотя случаи бывают разные и родственники постоянно заявляют моральный ущерб. Но достаточно проанализировать решения судов по этому вопросу, находящиеся в открытом доступе, чтобы понять, что сумма в подобном размере ещё нигде не звучала.

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^