Новости дня

08 апреля, среда






























07 апреля, вторник














В гостях у "триггера". Sobesednik.ru побывал на приеме у психолога-провокатора

09:09, 27 февраля 2020
«Собеседник» №07-2020

Сергей Насибян любит провокации и... путешествия // фото: Андрей Струнин
Сергей Насибян любит провокации и... путешествия // фото: Андрей Струнин

Московский психолог Сергей Насибян – прототип главного героя сериала «Триггер» и консультант этого проекта. Корреспондент «Собеседника» встретилась с психологом и испытала на себе метод его «шоковой терапии».

Главный герой сериала «Триггер», который с успехом идет на «Первом канале», психолог Артем Стрелецкий лечит клиентов шоком: создает стрессовые ситуации, когда, например, запирает и поджигает в сарае, бьет, имитирует секс. Стрелецкий помогает в короткие сроки и, кажется, может решить любую проблему.

Психолог Сергей Насибян, который выступил прототипом и консультантом «Триггера», теперь отбивается от клиентов, зазвонивших его с вопросом «Правда ли, что вы тоже помогаете за один сеанс?» Мы-то понимаем, что чудес не бывает, но все же напросились к нему ровно на один прием.

Психолог лично присутствовал на съемках сериала «Триггер»

// фото: пресс-служба «Первого канала»

Никто не сжигает сараи

Насибян принимает клиентов не в бизнес-центре с турникетами на входе, стеклянными перегородками и бездушной офисной атмосферой, а в старом доме в Лучниковом переулке в центре Москвы. Кабинет Стрелецкого стерилен от лишних деталей, у Насибяна – бирюзовые занавески, интерьерные украшения, в шкафу замечаю его портрет, для психолога и клиента – два мягких синих кресла в углах комнаты друг напротив друга. Не знаю, как других, но меня это успокаивает, и волнение спадает.

В начале нашего разговора предлагаю разобрать, как работает метод «шоковой терапии», на мне. Проблему я сформулировала до нашей встречи: хочу все изменить – работу, место жительства, скинуть 15 килограммов, но... ничего для этого не делаю.

– Вы даже близко не подошли к определению своей проблемы, – отвечает Насибян. – Хочу заметить, что метод «шоковой терапии» придуман «Первым каналом», я использую «провокативную терапию», она не подразумевает шока. Никто не сжигает сараи. Что касается вашего запроса, вы перечисляете многие направления вашей жизни, но, если к ним добавить какой-то элемент, есть ощущение, что они заиграют по-другому. Вы замужем?

Нет. Но мне не нравится, когда все объясняют одиночеством и статусом: есть ли отношения или штамп в паспорте. Я всегда была интровертом, мне комфортно одной.

– То, что вы называете интровертностью, стало результатом чего-то, что с вами произошло, и вы приняли решение быть такой.

Кажется, у меня когнитивный диссонанс: я всегда считала, что интровертность – качество, заложенное природой или сформированное в младенчестве.

Сергей предлагает мне описать ощущения, связанные с неудовлетворенностью нынешней жизнью. Это нелегко, я привыкла не прислушиваться к ощущениям, а думать и сейчас тоже думаю: о времени, которого у меня немного, о заготовленных вопросах. Не могу сконцентрироваться на чувствах. Я первый раз у психолога на приеме, и это тоже имеет значение. Наконец собираю у себя внутри по каплям и выдавливаю: «Чувствую, что кругом серо, скучно, мне грустно».

– Есть ощущение, что вы живете в фантазиях, чтобы не жить в реальной жизни. Что вас в ней пугает? Что вас смущает, почему вы не реализовываете свои сюжеты, не пишете сценарии, не предлагаете их? – продолжает психолог.

У меня давно на это есть ответ: для этого нужны связи, нужно общаться с людьми из этого мира. У меня этого нет.

– Вам кажется, что где-то существуют сильные мира сего, где-то в пентхаусе они танцуют на закрытых вечеринках, – продолжает психолог. – А вам не кажется, что ваш интровертизм и лежит в основе того, что вы не там, не с ними?

Для меня это не откровение. Я признаю это, но не готова жертвовать своей интровертностью – мы столько лет вместе, и нам неплохо вместе, а некоторые люди мне совсем не нравятся. Иногда настолько, что хочется их ударить.

– Вам никакие люди не нравятся, вы их ненавидите, – подводит итог Сергей и вопросительно смотрит на меня. А я не собираюсь с ним спорить: ненавижу, звери и те лучше многих людей. Все твари, а я крошечка-хаврошечка.

Не бывает провокации с комфортом

Но «погружение» не закончено. Психолог выясняет, что меня сделало интровертной, и предлагает вспомнить мою реакцию на проявление несправедливости в детстве.

Был мальчик с отклонениями, который ходил со мной и моей подругой из школы, – это воспоминание я отыскиваю в памяти быстро. – Мы не могли от него отвязаться, и каждый раз это заканчивалось дракой. Однажды зимой после драки и катания в снегу я с порванным пальто и в хлюпающих сапогах потребовала у мамы, чтобы мы пошли к его отцу и разобрались. Этот алкаш начал объяснять, что и так воспитывает сына каждый день – порет его до крови. Мама растерялась и молчала. А я была возмущена, что она ничего не делает, чтобы до него достучаться.

– Главное, вы поняли, что на маму полагаться нельзя, и спрятались в панцире, – продолжает психолог. – Эволюция разделила всех живых существ на тех, кто формирует скелет, и тех, кто формирует панцирь. Первые более уязвимы к влиянию внешней среды, при этом их тело способно к регенерации. Вторые менее уязвимы, но если панцирь пробить, они умрут. Наверное, метод провокации на вас сработает. Вопрос, справитесь ли вы с этим, потому что в результате та часть вас, которую вы называете интровертизмом, умрет. Но то, что является смертью для гусеницы, является рождением для бабочки. Только таким образом вы сможете добиться своих задач. Какую бы провокацию вам посоветовал Артем Стрелецкий? Сделать макияж, прическу, одеться как можно свободней и сходить в какое-нибудь общественное место.

Одной в горящем сарае мне будет лучше, – возражаю. Я серьезно.

– Не бывает провокации с комфортом, провокация – это то, что выводит нас из зоны комфорта. Но я вас уверяю, если вы накраситесь, ваша жизнь начнет меняться. Помните фильм «Всегда говори «да», где героя Джима Керри на тренингах учат всегда говорить «да» любым возможностям и он изучает корейский, играет на балалайке, прыгает с парашютом – и его жизнь перестает быть болотом? В этом и есть критерий успеха.

Но чем больше контактируешь с людьми, тем больше боли.

– Жизнь – это о том, чтобы чувствовать боль и любовь.

На этом мы закончили наш сеанс. Максим Матвеев признавался в интервью «Собеседнику», что после разговора о личном с Сергеем Насибяном он был сильно потрясен. Не могу сказать такое о себе, но психолог во многом попал в цель и поставил вопрос ребром. Без этого нельзя справиться со своими проблемами: нужно быть честным с самим собой – учит герой «Триггера».

Цитата

«Если сегодня спросить у меня, в чем моя основная миссия, то, конечно, как бы высокопарно это ни звучало, моя миссия – пробуждать людей, которые попадают в мое поле, оказываются рядом со мной. Пробуждать не в смысле какого-то духовного просветления, пробуждать в смысле их собственной ответственности за свою жизнь и способности и возможности влиять на эту жизнь».

Сергей Насибян.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №07-2020 под заголовком «В гостях у "триггера"».

Рубрика: Психология

Поделитесь статьей:
Колумнисты

^