Новости дня

18 декабря, понедельник



































17 декабря, воскресенье










Михаил Осокин: Страх и трепет по колбаскам Сечина и щам россиян


Игорь Сечин // Фото: Global Look Press

Российское государство богатеет уже не нефтью, а налогами и сборами с населения.

Россияне стали богаче — если мерить продуктами для приготовления щей. Таковы данные последнего статистического исследования об инфляции и уровне жизни населения. В последние недели подешевела свинина, картофель, капуста. Но ситуация выглядит не так радужно, если мерить уровень жизни россиян всем остальным. Все остальное опять подорожало, и в результате в сентябре покупательная способность населения снизилась по рыбе, маслу, говядине, молоку на 15–25%.

А к этому добавляется и еще одна, все более объемная статья расходов семейного бюджета: кроме традиционных налогов появляются новые и новые акцизы и сборы. Вот сейчас — еще одна новость: президент поручил правительству рассмотреть вопрос о введении утилизационного сбора на обувь.

Эту идею Путину подали руководители Союза кожевников и обувщиков: им не нравится, что 80% обуви, которую покупают россияне, импортная и какая-то слишком дешевая — и вот они предложили собирать особый налог с каждого, кто покупает эту обувь. Это совещание, где обсуждали новый обувной налог, возможно, напоминало совещание царских чиновников с боярами, как это описывал Алексей Толстой в романе «Петр Первый»:

Зиновьев, захватив горстью бороду, проговорил:

— Наложить бы еще какую подать на посады и слободы... Ну, хошь бы на соль...

Князь Волконский, острый умом старец, ответствовал:

— На лапти еще налогу нет...

— Истинно, истинно, — зашумели бояре, — мужики по двенадцати пар лаптей в год изнашивают, наложить по две деньги дани на пару лаптей...

Но ведь на обуви можно не останавливаться — скажем, российские производители чая могут предложить сбор на утилизацию импортных чайных пакетиков. А производители пельменей могут придумать налог на итальянские равиоли — и этот список бесконечен.

Михаил Осокин
Михаил Осокин // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Когда вводили систему «Платон», появились шутки, что как-то забыли про пешеходов, которые ходят везде бесплатно, в то время как казна пустеет — и что чиновники, наверное, мечтают придумать для них тоже какой-нибудь налог. И вот, как говорится, «осуществляются мечты». Красноречивые цифры сейчас оглашены на заседании правительства: доходы государства от налогов и сборов уже превысили нефтегазовые поступления — вот как активно начали выжимать деньги из населения.

И этих денег властям требуется все больше — по мере того, как с бюджетом возникают все новые сложности. Растут военные расходы — а еще большую дыру в бюджете пробила крымская эпопея. Как раз сейчас обнародован доклад ООН: Россия потеряла 55 млрд долларов из-за санкций после присоединения Крыма. После этого уже не удивляют сообщения, что в правительстве прогнозируют возможное сокращение пенсий в ближайшие три года. Как пишут об этом в соцсетях: «Сегодня ты кричишь "Крымнаш", а завтра пенсию отдашь».

Экономия на пенсиях, придумывание все новых поборов с населения — все это означает, что правящим элитам не хватает денег. И наглядным проявлением этого является обострение межклановой борьбы в окружении Путина — ведь кормовая база уменьшается.

О новой фазе борьбы, похоже, свидетельствует характер суда над бывшим министром экономического развития Алексеем Улюкаевым. Открытость процесса, обнародование разговоров бывшего министра с главой «Роснефти» Игорем Сечиным о «корзинке с колбаской» — все это дало повод многим политологам предположить, что часть окружения Путина недовольна чрезмерным усилением Сечина и решила выставить его в смешном виде.

Смех как оружие в политической борьбе — эту теорию развивал еще Кьеркегор, который писал: «Поведение власть имущих становится более гибким и, пожалуй, человечным под страхом, что они будут скомпрометированы скандалом или высмеяны». Неизвестно, изменит ли нынешний скандал поведение Сечина, но пока он просто очень возмутился и назвал обнародование в суде стенограмм «профессиональным кретинизмом». «Есть вещи, которые должны быть закрыты со всех сторон и со всех точек зрения, даже мысли не должно возникать, что такое можно обнародовать!» — вот как главе «Роснефти» не понравились все эти «колбаски».

Зато все это очень понравилось блогерам. Одни пишут: «Термин колбаски "Сечинские" уверенно вошел в историю российской юриспруденции». Другие придумывают надписи на тему «корзинок с колбаской» к разным официальным фотографиям:

Впрочем, глава «Роснефти», возможно, возмущен не просто всеми этими шутками. Как пишут эксперты по поводу оглашенных в суде разговоров, они показали, что оперативное мероприятие было проведено плохо и доказательства крайне спорные. И в этом упрекают Сечина: «Он скверно сыграл роль сексота и почему-то не произнес условной фразы, которая подтверждала бы, что взятка вручена». Вот Сечин, возможно, и недоволен, что все эти детали оперативного мероприятия теперь вскрылись.

В общем, Сечина, похоже, серьезно подставили — те, кто недоволен его влиянием. И, возможно, эти люди выигрывают: появились предположения, что решение огласить в суде стенограмму не могло быть самодеятельностью прокуроров и процесс вряд ли начался бы так открыто, если бы на это не было молчаливого согласия президента.

Не исключено, что меняется баланс сил: происходит ослабление позиций главы «Роснефти» и усиление его соперников — в частности, Аркадия и Бориса Ротенбергов, а также Геннадия Тимченко, основателя группы Gunvor. Известно, что у них давние разногласия. Сечина называли инициатором финансовых проверок в компании Ротенбергов — и он же не скрывал своего раздражения по поводу того, что Тимченко может быть легальным миллиардером, тогда как он «горбатится, как папа Карло, день и ночь».

И вот сейчас как раз Ротенбергам и Тимченко достаются все новые привлекательные проекты. Например, у Тимченко уже есть особняк Хрущева на Воробьевых горах в Москве — а теперь еще и вилла Януковича в Крыму тоже досталась структурам, связанным с Тимченко и с его коллегой по компании Gunvor Петром Колбиным, которого называют другом детства Путина. Говорят, их отцы познакомились в деревне, где Колбин-старший был директором школы, а семья Путиных снимала дачу, и Владимир Путин и Петр Колбин вместе ходили на деревенские дискотеки и дрались с местными хулиганами.

Так одерживают верх соперники Сечина или нет? Об этом можно будет судить по следующим заседаниям суда. Если они будут по-прежнему открытыми, то, значит, позиции главы «Роснефти» действительно слабеют и он не может добиться засекречивания процесса.

Впрочем, о расстановке сил в межклановой борьбе в основном приходится лишь гадать: в играх вокруг президента все скрыто и неясно. Возможно, сами игроки путаются в противоречивых комбинациях, и вспоминается высказывание известного политика 90-х генерала Александра Лебедя — сложные кремлевские игры он любил описывать словами из анекдота про схватку борцов на ковре: «Гляжу, задница. Укусил — оказалось, моя».

Теги: Тарифы и цены, Путин, Санкции, Коррупция, "Платон", Улюкаев, "Роснефть"

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания