Новости дня

23 октября, понедельник







































22 октября, воскресенье





"Улюкаеву и в голову бы не пришло, что его могут "принять"


Алексей Улюкаев // Фото: Global Look Press

Расшифровку «прослушки» беседы Сечина и Улюкаева Sobesednik.ru обсудил с политологом Константином Симоновым.

В Замоскворецком суде столицы в ходе слушаний по делу экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева была зачитана стенограмма «прослушки» его разговора с главой «Роснефти» Игорем Сечиным непосредственно перед арестом. Некоторые странности этого разговора, как будто полного умолчаний и иносказаний — вплоть до ставшей уже легендарной «корзинки с колбасой», в которой будто бы и была замаскирована взятка — Sobesednik.ru обсудил с гендиректором Фонда национальной энергетической безопасности Константином Симоновым.

Сделка «на коленке»

— Первое, что бросается в глаза — в разговоре вообще не упоминается слово «Башнефть»...

— Да. И это одна из главных интриг разговора. Они обсуждают «Роснефть», хотя, по версии обвинения, Улюкаев вымогал деньги за согласие на то, что «Башнефть» будет продана «Роснефти». А эта расшифровка совершенно не объясняет участие Улюкаева в истории с «Башнефтью». Если Сечин имел в виду этим разговором предоставить обвинению хоть какое-то доказательство, то должен был переводить разговор на «Башнефть», хотя бы поблагодарить Улюкаева... Но этого нет.

Они явно обсуждали другую реальную историю. Тогда (а это середина ноября 2016-го) главный вопрос в России — продажа 19,5% акций «Роснефти», и именно об этом они и говорят. Не исключаю, что у разных людей во власти и в бизнесе могли быть совершенно разные взгляды на то, кому продавать эти акции.

Сечин объясняет плюсы и минусы «Роснефти»: плюсы дешевой добычи, минусы — налоги. Улюкаев задает вопросы о капитализации... Потом в разговоре всплывают еще и японцы — Улюкаев говорит, что надо бы их привлечь, а Сечин даже просит его помочь в переговорах.

В принципе можно сделать вывод, что экс-министр предлагает свои посреднические услуги... Кстати, тогда ходил слух, что японцы проявляли интерес к этой сделке, но после ареста Улюкаева переговоры были прекращены.

Кроме того, они обсуждают поездку [на форум] в [столицу Перу] Лиму, где должны быть и потенциальные покупатели этого пакета. Так что все логично. Кроме одного, что остается совершенно неясным: за что же Улюкаев брал деньги (а он их брал, я вполне в этом уверен). Этого ни одна из сторон никак нам объяснить не может.

— Но о каких потенциальных партнерах могла идти речь в середине ноября, если пакет акций был продан уже в декабре? Разве такие сделки можно подготовить за столь короткий срок?

— Нет, конечно. И в этом еще одна из интригующих деталей разговора. Цена была установлена правительством. Новые акционеры «Роснефти» заплатили за этот актив меньше, чем просило правительство. Получилось, что государство как бы заплатило само себе, чтобы выйти на установленную им же самим планку. Как мы помним, сначала деньги вообще перевели госбанки, и лишь потом им возвратили эти суммы.

То есть сделка явно проводилась впопыхах — с учетом того, как спешно искались и переводились деньги, как закрывались дыры... Все буквально делалось на коленках.

Не исключаю, что конфигурация сделки на 15 ноября сильно отличалась от того, что мы получили в конце. Я практически уверен, что в таком виде собственники появились там буквально в последний момент.

Чем мешал министр?

— А Сечин, на ваш взгляд, дает объективную оценку состояния компании?

— Нельзя сказать, что идет серьезное обсуждение. Он дает довольно беглую информацию. С общей оценкой я согласен. Достаточно объективно он дает уровень налогообложения. Но себестоимость и налоги — не единственное, о чем можно говорить в случае с «Роснефтью». Если бы я вел разговор с Сечиным, я бы задавал другие вопросы.

— Например?

— Ну, скажем, зачем компания так активно участвует в зарубежных сделках? Зачем она влезла в Венесуэлу? Проводила ли она дью-дилидженс (процедура формирования объективного представления об объекте инвестирования — ред.) активов индийской Essar Oil, которые вряд ли стоят $13 млрд? Почему она не провела дью-дилидженс «Башнефти» и потом стала говорить о том, что были выведены активы? Зачем нужна реструктуризация с выделением дивизиона? Появятся ли китайские инвесторы в «Роснефти»? Есть что спросить и по отчетности — результаты падают, финансы — почему это происходит? Это же не только с налогами связано. Вопросов довольно много.

Но в разговоре Сечина с Улюкаевым речь на самом деле шла явно не о том, в каком состоянии находится компания, а о том, кому будут проданы ее акции.

— Собственно, они его тоже не решили.

— Его решил потом Игорь Иванович. Без Алексея Валентиновича.

— А чем Улюкаев мог мешать Сечину?

— Не исключаю, что Улюкаев, представляя интересы не только себя, но и ряда крупных игроков, мог предлагать некую альтернативную схему продажи акций «Роснефти».

— Которую он в этом разговоре не проговаривает.

— Да, он ее не озвучивает. Но они наверняка ее где-то обсуждали.

«Корзиночка от Иваныча»

— Прослушек было три. Из первой вытекает занятная история: Сечин настаивает на встрече, министр бросает все дела, мчится в неудобное для себя время... А разговор начинается весьма пассивно. Сечин словно с трудом находит тему. Улюкаев же поначалу вообще просто мычит: угу да угу...

— Но потом он все же делает довольно серьезные замечания, задает вопросы... Так что я бы не сказал, что он пассивный слушатель.

С другой стороны, для меня понятно, что Улюкаев деньги брал. Не понимаю за что, но брал. Потому что довольно наивно верить в то, что он думал: в сумке — колбаса. Сегодня в суде выступал его водитель, который сказал, что она весила 15–20 кг. Что ему, Сечин 20 кг колбасы отвалил?

Мы прекрасно понимаем, что ехал он не за колбасой. За ней он мог послать водителя. И это ответ, почему он сам приехал, отменив свои совещания.

— К тому же была и знаменитая «корзинка от Иваныча» с колбасками из убитых Сечиным на охоте животных...

— Да, и это лишь подтверждает мою версию: идея о том, что в сумке колбаса, является полной ерундой. Трудно предположить, что ему дали еще 20 кг колбасы.

— Сложилось ли у вас ощущение из этого разговора, что Сечин знал про прослушку, а Улюкаев нет?

— Это очевидно. Тем более что глава «Роснефти» особо и не скрывает, что это была подготовленная ситуация. По официальной версии Сечин с [генералом ФСБ Олегом] Феоктистовым сообщили в органы о взятке, началась прослушка... И также очевидно, что Улюкаев о ней не знает.

— Не странно ли это? Трудно поверить, что министр, который прекрасно ориентируется в придворных порядках, настолько наивен. Тем более что уже столько «випов» было арестовано...

— Точно так же можно спросить: а почему он сам брал деньги? Я думаю, ему и в голову не пришло, что его могут таким образом «принять». Даже если бы он узнал об этом заранее, он бы сильно удивился и не факт что поверил бы. Случай-то беспрецедентный, чтобы арестовывали действующего министра. У нас такого еще не было.

Теги: Коррупция, Улюкаев, "Роснефть"

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания