04.06.2021

Сванидзе: Лично поручился за Гудкова, обвинить в уголовке могут и меня с пожилой тёщей

Sobesednik.ru обсудил историю с задержанием Дмитрия Гудкова с журналистом и правозащитником Николаем Сванидзе

Фото: Николай Сванидзе//Фото: стоп-кадр/YouTube

Несмотря на то, что оппозиционного политика Дмитрия Гудкова отпустили из СИЗО, освободив вдобавок и его тётю Ирину Ермилову, эта история ещё долго будет служить предметом разбирательств и анализа для политологов и правозащитников.

Sobesednik.ru обсудил историю с задержанием Дмитрия с журналистом, историком, председателем комиссии СПЧ по политическому праву Николаем Сванидзе.

– С точки зрения правозащитника, как вы оцениваете задержание Дмитрия Гудкова и предъявляемые ему обвинения?

– Я оцениваю это дело как политическое. Я не вижу в обвинениях, которые ему предъявляются, основы для того, чтобы этим занималось такое количество правоохранителей, чтобы человека сажали в СИЗО, чтобы проводились обыски в домах его родных – так не бывает. Очевидно, что это политическое дело. Тем более, речь идёт об одном из наиболее ярких и видных молодых политиков в стране с хорошей электоральной перспективой. Впереди – выборы. Соединяя всё это, мы приходим к выводу, который трудно опровергнуть: это очередное политическое дело.

– Верно ли, что, как сообщают «Открытые медиа», позиция СПЧ по Гудкову в данный момент формируется исключительно председателем Валерием Фадеевым без участия остальных членов Совета, и никакой дискуссии по этому поводу в Совете на данный момент не было?

– Дискуссии никакой не было, но дискуссии по таким вопросам в СПЧ не всегда бывают. Не знаю, где формируется это мнение. Но в комиссии по политическим правам, которую я возглавляю, мы провели голосование по тексту обращения в суд, по поводу того, чтобы в качестве меры пресечения Дмитрию Гудкову был избран домашний арест: за это проголосовала большая часть комиссии. Сейчас это в руках у адвоката Дмитрия Гудкова. В СПЧ большая часть работы проходит в формате комиссий.

– Что намерены предпринять вы и ваши коллеги?

– Лично я поручился за Дмитрия Гудкова, я его давно знаю, знаю его отца. Плюс то, что я уже сказал выше. Будем ждать развития событий, поскольку это дело очевидно политическое, оно касается, по крайней мере, комиссии, которую я возглавляю, и мы будем им заниматься.

– Каково будущее этого процесса, шансы Дмитрия остаться на свободе?

– Не могу сказать. Но в последнее время режим ужесточается, применяются меры, которые раньше не применялись в отношении организаций и частных лиц. Всё может быть.

– Характер предъявленных Гудкову обвинений напоминает о деле Навального. Вы видите какое-то формальное и сущностное сходство?

– При неотлаженной и неконтролируемой правовой системе, применяющей законы в сторону ужесточения, и при очень жёстком и произвольном правоприменении в уголовном преступлении можно обвинить кого угодно: меня, вас, мою пожилую тёщу.

Можно подбросить что угодно в рюкзак, багажник автомобиля, дамскую сумочку, всё это мы знаем. При обыске в квартире можно найти всё, что угодно, вплоть до «базуки» или атомной бомбы.

Сейчас у меня сложилось впечатление, что режим не хочет политических дел и обвинений. Режим предпочитает путь уголовного преследования. У нас как бы нет политических преступников, это всё «уголовники».

С Гудковым пошли по такому же пути, что и с Навальным. По-видимому, этот путь всё более популярен в последнее время.

– Ваш коллега, правозащитник Лев Пономарёв* считает задержание Гудкова злоупотреблением правом и связывает начало данного процесса с появлением в стране Владимира Путина.

– Не согласен: я не вижу никакого права.

Право предполагает твёрдый справедливый закон и следование ему. У нас сейчас большие проблемы с правом.

Поэтому с формулировкой уважаемого мной Льва Александровича я не соглашусь.

– Вы связываете эти проблемы с приходом к власти Владимира Путина?

– Они пошли позже, на мой взгляд. Особенно эти проблемы пошли в рост с возвращением Путина на пост президента в 2013 году и ещё больше – после присоединения Крыма.

*Лев Пономарёв внесён Минюстом РФ в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента.

*«Открытая Россия» признана в РФ нежелательной организацией.

 

Васильев Николай

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика