Новости дня

27 января, среда

















26 января, вторник

























25 января, понедельник


sobesednik logo

Людей хотят приравнять к мусору: жители деревень под Москвой бьются против нового "Ядрово"

02:04, 25 декабря 2020

Людей хотят приравнять к мусору: жители деревень под Москвой бьются против нового "Ядрово"
фото в статье: Андрей Струнин
фото в статье: Андрей Струнин

Губернатор Московской области Андрей Воробьев на днях торжественно закрыл скандально известный полигон «Ядрово», сделав особый акцент на том, как заботится о здоровье россиян.

Меж тем к востоку от столицы, буквально в паре километров от жилых домов подмосковные власти собираются воткнуть новую свалку, расположив ее между природными заказниками. Прямо на болоте, которое питает окружающие деревни питьевой водой. Противостояние властей и местных жителей длится уже больше года. Но чиновники непреклонны.

«Гуслице жить!»

Место раздора находится в 90 км от столицы, на стыке трех районов – Воскресенского, Егорьевского и Орехово-Зуевского. Трасса 108, 235-й км – не заблудишься. Если ехать от Воскресенска (как это делали мы), сначала слева появляется икона на полотне, растянутом между деревьями, а метров через 150 – палатки и плакаты «Гуслице жить!» и другие – о том, что свалке размером в 53 футбольных поля в лесу не место.

Пара палаток, костер в железной бочке, на раскаленной решетке исходит паром почерневший от сажи чайник, вокруг греются несколько мужчин. Это дежурные. Жители окрестных деревень (а их тут порядка 30) распределили дежурства, чтобы круглосуточно находиться на посту. Они разбили лагерь прямо на просеке, чтобы строительная техника не смогла пройти.

Оглядывают нас цепко: с чем пришли? Не провокаторы ли? Такие тут тоже появляются – те, кто помогает представить мирный протест как умышленное вредительство.

– Росгвардия приезжает четыре раза в день, – рассказывает местная активистка Ольга Басацкая, – где-то в шесть утра, потом в 12 и ближе к вечеру – в 16 и часов в 18–19. Фотографируют. Кто-то прямо из машины, а некоторые выходят, даже общаются с нами, мол, молодцы, стойте – потому что сами местные, понимают, чем грозит здесь свалка. Все фотки сразу куда-то отсылают...

Ольга Басацкая верит, что рано или поздно их услышат

Это сейчас росгвардейцы тихие. А еще недавно, рассказывают активисты, тут шли настоящие баталии. Ольге, к примеру, сильно досталось дубинкой по спине, а одну женщину толкнули на острый пень, и она сломала спину.

– Знаете, как больно, когда тебя шокером бьют, – вспоминает Ольга. – Я думала, такого не бывает, что мы пережили за это время.

Чего тут только не было. Жители и трассу перекрывали, и обращение к президенту писали, и видео на его прошлую прямую линию записывали. А их таскали на допросы. Даже дело об экстремизме пытались завести...

Следы смерти

Бои идут за 34 с небольшим гектаров участка, который находится на болотах.

– Испокон веку здесь были земли для сенокоса, – рассказывает егерь Алексей Маругин. – Сено вывозили по морозу – до этого тут на телеге было не проехать. Да и сейчас так. Все окрестные деревни берут воду из колодцев, а питают их вот эти болота: совсем рядом тут еще Большое и Малое Гулимово болота. И протоки четырех речек... Будет полигон – все вокруг станет ядовитым.

Мы ходим с егерем по тем местам, где кто-то придумал разместить полигон для мусора. Мачтовые сосны, островки болот, заросшие камышами... Неожиданно видим следы зверя.

– Куница, – объясняет Алексей.

Через пару минут натыкаемся на следы кабанов, чуть дальше нашу тропинку пересекает цепочка лисьих следов.

– Тут и косули есть, и зайцы, – говорит егерь. – Охота запрещена: это участок для воспроизводства лесных зверей. Перед вашим приездом я как раз косуль кормил. Если появится свалка, зверье, конечно, погибнет. А ведь тут много есть и краснокнижных...

Егерь Алексей Маругин показывает, что погибнет из-за полигона

Следы будущей смерти на участке, который сейчас служит мирным «полигоном» для воспроизводства лесных жителей, уже проявляются. Пробираемся по тропинке, по бокам которой свалены ветки и спиленные деревья. Словно ураган прошел.

– Это приезжали брать пробы воды. Бурили метров на пять, кажется, – говорит егерь. – Прорубили для тяжелой техники. Ни одного разрешения, ни одного порубочного талона! Повалили всё и уехали.

Удивительное дело: участок для полигона втиснут аккурат между трех заказников. И никто не увидел в этом абсурда?

Свидетель

Михаил Полицеймако: Люди просили не устраивать экологическую катастрофу, а их начали за это бить

– У меня в этих местах, в деревне Лидино, дом, который еще в 1980-х купил мой отец Семен Фарада, – рассказывает артист. – То, что происходит, не поддается пониманию. В заповеднике, где течет очень много речек, решили сделать свалку. Причем это было принято на каком-то высоком уровне, а люди, которые там живут, сказали: если здесь будет свалка, произойдет экологическая катастрофа и мы все умрем. За что их начали бить. Власти хотели сделать все тихо. Не получилось. Люди там продолжают дежурить, отстаивая свое право на здоровый воздух, заповедный лес и чистую воду.

Михаил Полицеймако

Тайны болот

– Эту землю из сельхозназначения (сенокос) как-то по-тихому перевели в земли промышленного назначения, – рассказывает про бюрократические кульбиты Ольга Басацкая. – Хотя, раз они в границах лесфонда, их должны были приоритетно отдать именно в его ведение. Собственник теперь – Центр содействия развитию земельных отношений Московской области. Очень странное место: туда нельзя позвонить (нигде не указан номер), туда нет ни записи на прием, ни онлайн-приема. Находится центр в Красногорске...

И вот таким этот собственник, видимо, представляет себе нормальное развитие земельных отношений, – возмущается Ольга. – Как только земли стали промышленными, пошли разговоры, что будут строить комплекс по переработке отходов. Про завод не говорили. Мы потом сами узнали, что туда хотели еще три пиролизные печи воткнуть. Еще бы, тут удобно: все по одной трассе – еще и Коломна, и Свистягино...

Проектов изначально, как мы сейчас уже уверены, не было, – продолжает рассказ Басацкая. – Мы ведь куда только не обращались, просили нам показать документы... Тишина. Тем не менее подготовили просеку – под предлогом гидрологических изысканий. Приезжали бурить с ОМОНом и Росгвардией. Результатов изысканий мы до сих пор не знаем. Областное МинЖКХ уверяет, что исследования проводило ООО «Хартия», «Хартия» отрицает и кивает на МинЖКХ. Мы снова туда, но там отвечают уже по-новому: это ГУП КСМО (занимается коммунальными сооружениями)... В общем, гоняют по кругу, но результаты изысканий держат в тайне. Экологической же экспертизы не было вообще.

«Вот найдем инвестора!»

Активисты бесконечно ходят на приемы к чиновникам, пишут всевозможные запросы и обращения, участвуют в различных круглых столах и форумах, видя в этом возможность хоть там получить от властей ответы. Но понятней ситуация не становится.

– 11 октября в Орехово-Зуево был форум «Сильное, здоровое, чистое», – рассказывает Басацкая. – Там были и представители «Хартии», они прилюдно мне заявили: строить на этом участке им экономически невыгодно. Хорошо, «Хартия» не будет. Тогда кто?

Активисты уверены: стройка все же будет. Дело в том, что на противоположной стороне трассы в мае уже поставили столбы. А именно так начинался КПО в деревне Поцелуево – напротив будущего въезда на свалку первым делом поставили столбы и повесили на них камеры. Люди уже ничему не верят.

– Уж больно туманная история с этими столбами, – объясняет Басацкая. – Из приемной главы Орехово-Зуевского городского округа Геннадия Панина нам пришел ответ, что из-за аварийной ситуации на этом участке дороги (абсолютно прямой!) тут поставят камеры. Мы звоним в ГИБДД: знаете об этом? Нет, говорят. В дорожной службе тоже ни сном ни духом. Так зачем эти столбы, если отказались от затеи с полигоном, как Панин нас уверял весной? Но как ему верить, если после этого нам удалось оказаться на связи с замглавы правительства области Евгением Хромушиным, который нам четко сказал: «Будут инвесторы – будет стройка». Мне кажется, у него это еще и месть за то, что мы такие дерзкие. Он даже бросил: мол, свалки даже в городах открывал, а мы тут, деревенские, еще смеем спорить.

А как не спорить, – удивляется Ольга, – мы тут все пьем воду из этих болот, верховую, чистую. И нас немало. Мы со старостой одной из деревень проехали по округе и насчитали 15 тысяч дворов жилых. Не людей, а дворов. То есть жителей-то намного больше.

В ноябре активистам пришел очередной ответ из администрации Орехово-Зуево, и снова обтекаемый: замечания жителей учтем, строить вроде ничего не планируется, но решать будет правительство области...

Кто поможет?

О планах местных властей жители написали даже в Минобороны: неподалеку, в деревне Алексеевская, есть законсервированная ракетная военная часть. И получили ответ: будем разбираться. Может быть, хотя бы военные смогут остановить это безумие, надеются активисты. Кстати, накануне пресс-конференции они снова записали обращение к президенту в надежде, что в этот раз оно дойдет до адресата...

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №49-2020 под заголовком «Людей хотят приравнять к мусору...».

Теги: #Экология #Андрей Воробьев

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^