12.06.2021

Как Смоктуновский потерял вставную челюсть: Смехов рассказал о забавном эпизоде на съемках

Своей "голливудской улыбкой" легендарный актер Иннокентий Смоктуновский был обязан вставной челюсти.

В 1989 году в Крыму режиссер Алексей Коренев, который уже прославился своими фильмами «Большая перемена» и «По семейным обстоятельствам», снимал детектив «Ловушка для одинокого мужчины». Французская история о том, как Корбан после свадьбы, во время медового месяца убил свою супругу из-за наследства.

Николай Караченцов, сыгравший главную роль, Вениамин Смехов (лже-кюре Максимен) со своей супругой Галиной Аксеновой и Иннокентий Смоктуновский (бродячий художник – папаша Мерлуш) на этой фотографии запечатлены в перерыве между съемками.

Смехов такого не ожидал

– Когда снимали этот кадр, я находилась рядом и наблюдала как бы за кулисами, – рассказывает нам вдова Караченцова Людмила Поргина. – Помню, Коля дал мне сценарий этого фильма и убежал на спектакль. Я начала читать.

Сначала герой мне показался каким-то неинтересным, а потом, когда в конце узнала, что он  убийца, поняла: Коле надо там сниматься. Такой неожиданный поворот в сюжете! Не то что сейчас, когда одна кровь в сериалах.

Снимали эту картину под Ялтой. Коля мне позвонил в Москву и сказал: «Приезжай, посмотришь, как работает Смоктуновский!» И я поехала. Действительно, наблюдать за этими артистами было интересно! Иннокентий Михайлович с Колей постоянно как бы соревновались, придумывали что-то на ходу. Из-за их импровизаций съемки приходилось останавливать – все смеялись. Тем более Смоктуновский придумал сниматься без своей вставной челюсти, это уже выглядело очень смешно. А вообще мы тогда стали одной общей семьей: гуляли, отдыхали, выпивали.

Сам Иннокентий Михайлович во время этой работы переживал и всех переспрашивал: «Не переиграл ли я?»

– Он постоянно зубрил свой текст и знал его прекрасно, – вспоминает Вениамин Смехов. – Дурачился в гостинице: «Давай махнемся ролями? Твоя интереснее, а?» Я согласился: «Вам же хуже: я ведь ни своего, ни вашего текста не знаю, а вы-то небось, как всегда...» Он вздохнул в ответ: «Да, как всегда». Он знал всю роль так, будто отыграл ее на сцене своего МХАТа раз сто.

Кстати, однажды Иннокентий Михайлович защищал квартирные интересы моей семьи. Мы направлялись к зампреду Моссовета по жилищным делам. У меня на руках документы, по которым давно уже полагалось разделить большую квартиру. За два часа перед нашей поездкой Смоктуновский подробно допросил меня: как кого в семье зовут? сколько лет тестю? чем он знаменит? что выгоднее подать в разговоре? сколько метров у каждой семейной ячейки? Дома перед выходом нас благословила на победу до слез трогательная его супруга Саломея Михайловна, подала Иннокентию Михайловичу пальто – «специальное, красивое, представительское». Тут я начал трястись от волнения: такая подготовка, такое пальто!

Смоктуновский вошел в кабинет начальника и немедленно принялся очаровывать хозяина кабинета, а я зажмурился и зажался.

Смехов такого никак не ожидал:

– Изумительно сверкая улыбкой, великий лицедей убедил начальника в два счета: что я таких-то высот покоритель (в искусстве), что семья моя – это гордость всей Страны Советов, что метров столько-то, а орденов и заслуг у тестя столько-то. Он жонглировал именами, цифрами, эпитетами, снова цифрами. Как он мог столько удержать в голове! Я вез потом Смоктуновского домой, мы заехали в школу за его дочкой Машенькой. Когда я очухался от впечатлений, то спросил Смоктуновского, откуда такие познания в дипломатии и неужели двух часов подготовки хватило, чтобы столько удержать в памяти? Он изумился: «Дорогой мой, у меня ведь одна профессия и нет другой! Я вынужден относиться серьезно каждый раз! Как я мог перед этим долбодуем быть самим собой? Я обязан был сыграть такого же, из его же круга. А как иначе?» Чиновник не сделал ничего из того, о чем его просили, но это неважно. Я его все равно люблю: мы оба были зрителями уникального спектакля. Одного Артиста.

Кваша джин разлюбил

В кадре мы видим еще одно «действующее лицо» фильма – бутылку джина.

– В этот же период снимался фильм «Маленькая Вера». Если помните, там тоже часто в кадре герои пьют джин – тогда это был для нас диковинный импортный алкогольный напиток, к которому в нашей стране еще не привыкли, – вспоминает в разговоре с «Собеседником» супруга Вениамина Смехова Галина Аксенова. – Я приехала на съемки, только что вернувшись из поездки по Америке, где пробыла полтора месяца. Тогда для советских людей это было словно в космосе побывать, поэтому меня все расспрашивали о жизни там, а я рассказывала, рассказывала. Но было интересно смотреть, как работает съемочная группа. Они постоянно что-то выдумывали, спорили. Несмотря на работу, все успевали искупаться, посидеть в каком-нибудь ресторанчике.

– Эту бутылку джина я выставил на стол, чтобы потом выпить всем по сто грамм, – вспоминает в разговоре с нами Смехов. – Когда-то мой старший друг, артист Игорь Кваша убедил меня, что лучшего напитка, чем джин с тоником, в мире нет. Доставали этот напиток по блату в ресторане Дома композиторов. Позже Кваша джин разлюбил, а я люблю до сих пор.

Существует легенда, как с Иннокентием Смоктуновским произошел во время съемок смешной случай. В обеденный перерыв вся группа бросилась купаться. Иннокентий Михайлович тоже. Вдруг его зовут на съемку.

Смоктуновский вышел из моря, оделся, пришел в гримерку. И вдруг понял, что, плавая, выронил свою вставную челюсть.

Он сразу к режиссеру: мол, такая история. Сначала все подумали:  разыгрывает, смеялись. Потом директор фильма в отчаянии схватил мегафон и закричал на весь пляж: «Тому, кто найдет челюсть Смоктуновского, подарю пять бутылок коньяка». После этих слов все дружно бросились в воду, даже те, кто в съемочной группе не работал. Ныряли долго. Вдруг одному парню – осветителю из группы – повезло,  он нашел на дне челюсть.

– Я схватил ее, вставил в рот, но понял: она не моя, – вспоминал Смоктуновский.

– Это все придумки и фантазии Кеши, – делится с нами Вениамин Смехов. – Но это делает ему честь, что он решился тогда сниматься без своей голливудской улыбки. Он рано вставал и сразу шел не к режиссеру – талантливому, замечательному Алексею Кореневу, – а к оператору Анатолию Мукасею. Потому что ночью он придумывал свои сцены, как снимать и так далее. Я же играть в этом фильме согласился сразу, в кино меня особенно не баловали. А тут случилось такое сочетание иронического детектива. Прелестный сценарий, скорее даже театральный.

В фильме «Ловушка для одинокого мужчины» в роли актрисы, которая выдает себя за медсестру, снялась и дочь режиссера Елена Коренева. Хотя изначально эту роль должна была играть Лариса Удовиченко.

– Папа мне позвонил и сказал: «Дочь, выручай!» Дело в том, что Лариса не смогла сниматься по каким-то своим причинам. И я полетела в Крым, – вспоминает Елена. – Почти всех, кто работал в этом фильме, я уже знала, со многими работала в разных картинах. Так что атмосфера на съемочной площадке была для меня симпатичной, теплой. Надо мной некоторые в шутку подтрунивали: «Ну что, папа доволен?!»

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №21-2021 под заголовком «Как Смоктуновский челюсть потерял».

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика