Новости дня

09 мая, воскресенье













08 мая, суббота












07 мая, пятница













06 мая, четверг






sobesednik logo

Фото с историей: невероятная Гурченко в Елисеевском начала 2000-х

08:01, 27 апреля 2021

Фото с историей: невероятная Гурченко в Елисеевском начала 2000-х

Этот снимок Людмилы Гурченко сделан в 2003 году – на балу в знаменитом Елисеевском магазине – старинном и самом красивом в Москве, судьба которого теперь под большим вопросом. О том, что там происходило, «Собеседнику» рассказал историк и экскурсовод Андрей Леднев, который и организовал тогда это событие.

Все ждали, что там будет казино

– Это был громкий и скандальный поворот в истории Елисеевского, – рассказывает Андрей. – В начале перестройки магазин перешел в собственность коллектива, между сотрудниками по справедливости были распределены акции. Впоследствии по обычной в то время схеме один человек из тогдашних тузов – я не буду называть его имени – выкупил контрольный пакет, и у Елисеевского образовался частный владелец. До этого магазин воспринимался как абсолютно государственный, но при этом он всегда был уникальным – настоящий храм торговли, правда, доведенный к концу советских времен до отчаянного состояния. И вот владелец объявил, что Елисеевский закрывается на ремонт. А поскольку у этого человека в центре было очень много недвижимости и наиболее выигрышные помещения были заняты ресторанами или казино, крупнейшие газеты написали: «Прощай, Елисей» – все ждали, что там будет очередное казино.

Московской власти до этого не было бы никакого дела, если бы не то обстоятельство, что в 2003 году на Тверской и в ее окрестностях не было ни одного продуктового магазина, а были только бутики с кофточками и сумочками. Если бы Елисеевский закрылся, люди остались бы без возможности купить просто хлеба и чая. И тогда лужковские власти новому владельцу Елисеевского дали четко понять, чтобы он даже не смел думать о том, чтобы там было что-то, кроме магазина. Ситуацию надо было разруливать.

– И тогда я случайно подвернулся под руку этому новому хозяину, – вспоминает Леднев, – который в общем-то уже не собирался «перепрофилировать» Елисеевский и планировал после реставрации оставить его именно продуктовым магазином. Я довольно робко предложил устроить в конце реставрации большой бал в Елисеевском, что станет для Москвы прекрасным событием, да и владельцу пойдет на пользу. Кстати, он вложил в реставрацию 3 млн долларов.

Эта сумма покрывала только самые необходимые расходы. Восстановили сказочную лепнину, которую на излете СССР могли запросто отбить, чтобы прислонить к стене какой-нибудь холодильник. Белокаменные сводчатые подвалы XVIII века были в чудовищном состоянии, отовсюду торчали голые искрящие провода, нужно было менять плитку на полу и многое другое. Всё очистили, подлатали, подкрасили, восстановили всю декорацию. Хотели сгоряча из-за патины поменять зеркала, привезенные водным путем из Италии в конце XIX века, но, слава Богу, это вовремя успели остановить. На пол положили новый кафель – заказывать точную копию прежней метлахской плитки не было времени. Восстановили старые винные погреба, сохранили огромные китайские вазы и вазы «Баккара», заказали хрустальные плафоны, утраченные в советское время, отреставрировали подлинные елисеевские стеллажи из красного дерева, каким-то чудом очистив их от кузбасслака, которым они были варварски выкрашены в советское время.

Королева бала и продукты по талонам

– Сам бал был великолепным, – продолжает историк. – Кого бы из знаменитых людей мы ни приглашали, а их было больше сорока, все с радостью соглашались прийти либо в качестве выступающих за совсем небольшие деньги, либо в качестве гостей. Людмила Гурченко была приглашена к самому ответственному моменту. Поначалу в зале все были перемешаны – члены правительства Москвы, олигархи, творческая публика, золотая молодежь. Я специально так сделал, чтобы журналисты не выясняли, кто здесь новый владелец Елисеевского. И вот журналисты, парализованные обилием звезд, ходили за Табаковым, снимали, как Константин Райкин учит Квашу пользоваться китайскими палочками, чтобы есть суши, и так далее. Но в какой-то момент vip-публику нужно было увести в винный погреб, где для них устраивалось особое застолье. Как раз в этот момент по плану и выступала Гурченко – как дудочник из немецкой легенды. Все не отрываясь смотрели на нее, и никто даже не заметил, как мы всех vip-персон увели. Людмила Марковна была ошеломительна и невероятна. Она спела лучшие московские песни из своего репертуара. Все вокруг были охвачены каким-то общим детским счастьем.

А по поводу Гоши Куценко, который был ведущим вместе с Машей Вишневской, ехидный Олег Павлович заметил: «Ну, постарались вы найти на место ведущего человека без дикции».

Для гостей были «продуктовые заказы», какие в советское время в таких особенных магазинах получали к праздникам народные артисты и сотрудники особо почтенных контор:

– К каждому пригласительному билету у нас прилагался талон на получение такого заказа. В сумочках был бородинский хлеб, зеленый горошек, еще какие-то базовые вещи, а также, как бы между прочим, баночка черной икры. Забавно, что какая-то часть публики, чтобы побыстрее отоварить свои талоны, образовала стандартную советскую очередь. Это было смешно.

В винном зале был накрыт большой стол. С одной стороны сидели лужковские министры, а с другой – народные артисты. Ольга Александровна Аросева, помню, отбросив ненужное кокетство, набивала сумочку пирожками и говорила соседке о вине: «Дуська, пей водочку, не пей ты эту краску французскую!» Официанты на огромных блюдах носили фаршированную осетрину, фаршированную птицу – все, как на билибинских иллюстрациях к «Ивану-царевичу», и все были ужасно довольны. Людмила Марковна к обеду не присоединилась, потому что довольно долго пела, очень выкладывалась и, вероятно, устала, поскольку была уже в достаточно преклонных годах. Впрочем, когда она выступала, всякое представление о ее возрасте улетучивалось. Конечно, Людмила Гурченко была великая звезда.

Кстати

Зависть к купцу Елисееву

В результате шума вокруг Елисеевского новый его владелец много узнал о самом купце Григории Елисееве, который в первые годы XX века был новатором в своей области и сделал роскошный магазин для богатой публики. Во времена Елисеева магазин за день посещало всего до 400 покупателей. Но это были посетители особенные. Вместо тележек каждый получал юношу-приказчика, который за ним таскал сумки, помогал выбирать товары, разложенные на столах всякими пирамидками и горками. Фрукты перебирались чуть ли не каждый час, чтобы не дай бог там не появилось какое-нибудь пятно. У Елисеева при магазине была своя пекарня, мясной цех, рыбный, где из туш рыбы доставали икру, цех, где отстаивали масло. Ну а о винных погребах и вовсе пошла международная слава. Елисеев покупал вина лучших урожаев в разных частях света, привозил их в Россию на собственных кораблях и выдерживал. А когда они становились редкостью и повышались в цене, выбрасывал их на мировой рынок.

– Наш новый хозяин явно заревновал к славе Елисеева и решил воссоздать всю структуру. Я был поражен такой живой творческой ревностью, – вспоминает Леднев. – После реставрации там открылись шоколадная лаборатория, пекарня, гастрономический цех и так далее. Невозможно было, правда, воссоздать работу Елисеева с винами. Некоторое время этот аттракцион длился, но потом стало ясно, что ничего из этого не получается. Может быть, это объективно было невозможно.

В советское время магазин официально назывался «Гастроном №1» и продолжал отличаться особым ассортиментом. В начале 1980-х руководство гастронома погрязло в крупных хищениях, и директор Юрий Соколов был расстрелян по приговору суда.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №16-2021 под заголовком «Гурченко в Елисеевском».

Теги: #Москва #Гурченко #Табаков #Куценко #Райкин #Елисеевский гастроном

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^