Новости дня

03 августа, понедельник











02 августа, воскресенье












01 августа, суббота











31 июля, пятница










"Если солнце, то очень грустное": Фрунзик Мкртчян 20 лет жил без паспорта

03:01, 04 июля 2020

"Если солнце, то очень грустное": Фрунзик Мкртчян 20 лет жил без паспорта
Фрунзик Мкртчян // Фото: стоп-кадр YouTube
Фрунзик Мкртчян // Фото: стоп-кадр YouTube

4 июля исполнилось бы 90 лет народному артисту СССР Фрунзику Мкртчяну. Его нельзя было ни с кем спутать: человек с большим носом, печальными глазами, но веселым именем – Фрунзик. «Солнце» – называли его друзья. А он отвечал: «Если солнце, то очень грустное».

Грустный слуга на болотах

Казалось бы, по внешности сцена и кино ему были противопоказаны. Но природа так щедро одарила его талантом, что режиссеры не могли пройти мимо этого актера. Хотя в эту профессию Фрунзик пришел из-за... стеснения. В детстве его дразнили за слишком большой нос, за то, что не дрался во дворе, был скромным мальчиком из очень бедной семьи.

– Он был беспомощен всю жизнь – если с ним кто-то грубо говорил, Фрунзик не мог так же грубо ответить. Молчал и смотрел, – вспоминал брат артиста Альберт Мкртчян.

Юный Фрунзик нашел себя в самодеятельном театральном кружке при текстильном комбинате, где работали его родители, а затем – и в театральной студии при Ленинаканском драмтеатре. Только там, на сцене, над ним никто не издевался – им восхищались. Он рано стал известным театральным актером в Армении. Начал сниматься в небольших ролях в армянском кино. А в 1958 году встретил свою будущую супругу, молодую актрису Донару Пилосян. Через год они поженились, а в 1960 году родилась дочь Нуне. Мкртчян был счастлив, одиночество, которое мучило его в детстве, уже прошло. Своей супруге он пообещал, что бросит выпивать. К сожалению, этот недуг он унаследовал от своего отца.

Для всесоюзного кино Фрунзика открыл режиссер Ролан Быков, когда пригласил его сняться в своем фильме «Айболит-66».

– Я увидел его в каком-то небольшом короткометражном фильме армянской киностудии, – вспоминал Ролан Антонович. – В тот момент я искал актера на роль «грустного слуги Бармалея» – так было указано в сценарии. Профиль и глаза Фрунзика меня поразили. Я выехал в Ереван знакомиться. Помню, Мкртчян пригласил меня в ресторан. Когда мы вошли, он спросил у кого-то: «А где оркестр?» Ему ответили, что музыканты сейчас заняты на втором этаже, играют для какой-то зарубежной делегации. На что Фрунзик ответил: «Я хуже, что ли?» Мы прошли за стол на первом этаже, и к нам тут же спустились музыканты оркестра, стали играть для нас. Тогда я понял, насколько этот актер популярен в Армении.

На съемках фильма «Айболит-66» Мкртчян снова начал выпивать. После съемочного дня, когда они вместе с Быковым – Бармалеем – и Алексеем Смирновым – он играл «веселого слугу» – лазили по холодным болотам, где их кусали пиявки, артисты пропускали по стопке водки.

Параллельно с этими съемками Мкртчяна пригласили сниматься в фильме «Кавказская пленница», на роль дяди главной героини Нины (Наталья Варлей) – Джабраила. Но его супруга Донара потребовала: или едем вместе, или вскрою себе вены. Пришлось артисту уговорить режиссера Леонида Гайдая придумать для жены роль, чтобы вместе поехать в Крым на съемки. В результате Донара сыграла жену Джабраила.

Жена Донара в фильме «Кавказская пленница»

В 1971 году супруге Мкртчяна поставили диагноз: тяжелое психическое заболевание. А через год она родила сына. Медики говорили: или ее состояние после родов улучшится, или чуда не произойдет. Вскоре после рождения ребенка Донару поместили в психиатрическую больницу, откуда она уже не вышла. На руках у Фрунзика остались 12-летняя дочь Нуне и грудной малыш Вазген.

Поднял нос – и акцент пропал!

В этот период Ролан Быков встретил в коридорах киностудии «Мосфильм» своего коллегу Георгия Данелию. Сказал ему: «Есть гениальный актер! Сними его обязательно!» И Данелия пригласил Мкртчяна в кинокартину «Тридцать три» на эпизодическую роль иностранного врача. А позже и в «Мимино». Хотя изначально в паре с исполнителем главной роли Вахтангом Кикабидзе должен был играть Евгений Леонов. Но позже решили: рядом с грузином должен играть армянин, это будет смешнее. И вот пригласили Фрунзика.

«Мимино»

– Была съемка в гостинице «Россия», где Мимино и шофер Хачикян танцуют, – вспоминал Данелия. – Актеры приехали чуть раньше, я – позже. И вот Фрунзика встретили в ресторане его земляки. Напоили его. Когда я приехал и начали съемку, он уже был пьян. А по сценарию герой Мкртчяна должен был сесть на шпагат (актер это умел), схватить зубами платок с пола. И вот один дубль, другой – у Фрунзика не получается. Тогда я предложил: пусть актер делает такой полушпагат, а платок с пола поднимает Кикабидзе. Надо было как-то выходить из положения – актер был пьян. Но я на него не обиделся вовсе.

– Как-то мы с ним сидим общаемся, а холодно было, – вспоминал Вахтанг Кикабидзе. – И он мне рассказал, что однажды пришел пьяный домой, а жена указала ему на балкон. Он лег там на тахту, мерзнет. Тогда вытащил из кармана паспорт СССР. Говорит: «Накрылся я им, и стало тепло!» Он сам себя убивал алкоголем. Думаю, не мог выдерживать этого бремени личного горя, которое на него навалилось. Я чувствовал, что он выпил не для разговора, а чтобы заснуть.

Кстати, однажды свой паспорт актер потерял и почти 20 лет не мог его восстановить – некогда было. Но паспорт ему и не нужен был – его везде пускали без документов.

Популярность Фрунзика после выхода фильма «Мимино» на экраны зашкаливала. Его стали приглашать на съемки еще больше. Но он чаще отказывался. Чувство одиночества нахлынуло с новой силой. Дочь вышла замуж и уехала жить в Аргентину, там она потом погибла в автокатастрофе. Сын, унаследовав диагноз мамы, периодически лежал в психиатрических больницах.

– Несмотря на свое личное горе, у него было великолепное чувство юмора. Однажды сказал мне: «Вот мне говорят, что у меня акцент. А вот смотри...» И в этот момент поднял нос пальцем: «Так я могу говорить без акцента», – смеется в разговоре с «Собеседником» Армен Джигарханян.

– Он был очень точный артист, всегда что-то предлагал, никогда не опаздывал и не подводил съемочную группу, – вспоминает в разговоре с нами режиссер Алла Сурикова, в фильме которой «Суета сует» сыграл Мкртчян. – Активно участвовал даже на этапе сценария. Был демократичным, общался со всеми и никогда не строил из себя большого артиста.

– У Фрунзика было замечательное качество: он репетировал сцену несколько раз. Ему говорят: давайте снимать, но он пробует еще, – рассказывает актриса Елена Драпеко, которая снималась с Мкртчяном в фильме «Одиноким предоставляется общежитие». – Искал стопроцентное попадание в роль. Фрунзик был более глубоким человеком, чем его персонажи.

Самому артисту не нравилось, что режиссеры в нем видят только комика, хотелось сыграть трагический образ. Такие роли он иногда играл в своем ереванском театре. Одна из них – Сирано де Бержерак. Кстати, монолог героя о своем большом носе актер сократил, чтобы... не обижать армян.

Актер умер в своей ереванской квартире в одиночестве в конце декабря 1993 года от остановки сердца. Рассказывают, что в этот момент на целый час в городе из-за аварии отключилось электричество. Ереван полностью погрузился во тьму. «Ушло наше Солнце», – говорили потом на панихиде Мкртчяна его друзья.

Цитаты от Мкртчяна:

– Хочешь, конфетку дам? Нету. («Не горюй!»)

– Я тебе умный вещь скажу, но только ты не обижайся! («Мимино»)

– Вы почему кефир не кушаете? Что, не любите? («Мимино»)

– Утром – яичница, днем – яичница, вечером – яичница, а ночью – омлет. («Одиноким предоставляется общежитие»)

– Он говорит: если вы откажетесь, они вас зарежут! Шутка. («Кавказская пленница»)

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №24-2020 под заголовком «Фрунзик Мкртчян 20 лет жил без паспорта».

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^