Новости дня

18 октября, пятница













































Неизвестная история создания фильма "Тот самый Мюнхгаузен" Марка Захарова

03:01, 13 октября 2019
«Собеседник» №38-2019

 
 

«Он – великий шут, развлекал людей и делал это очень умно, парадоксально, никогда не опускаясь до дурных острот» – так говорил о главном герое своего фильма «Тот самый Мюнхгаузен» Марк Захаров.

В этом году картине исполняется 40 лет. 

Справка

«Тот самый Мюнхгаузен»
1979 год, «Мосфильм»

Хронометраж: 142 мин.

Автор сценария: Григорий Горин

Режиссер: Марк Захаров

В ролях: Олег Янковский, Елена Коренева, Инна Чурикова, Александр Абдулов, Леонид Броневой и другие. 

Стриптиз для Семена Фарады

Захаров сразу решил, что на роль Мюнхгаузена пригласит Олега Янковского. Но не все поначалу согласились с режиссером. Автор сценария Григорий Горин предлагал Никиту Михалкова или Игоря Квашу. Да и члены худсовета «Мосфильма» пытались отговорить Марка Анатольевича от этого выбора – и по возрасту артист намного моложе героя, и амплуа у него совершенно другое. Но Захаров настоял на своем. Сам Олег Иванович потом не раз благодарил режиссера за то, что тот поверил в него. А роль барона называл одной из самых любимых в кино.

– Раньше Мюнхгаузена изображали каким-то комическим дурачком, а выбор Захарова – это перемена ценностей. Если и есть человек, которому надо верить и на которого хочется быть похожим, это как раз Мюнхгаузен в исполнении Янковского, – рассуждает Леонид Ярмольник (Феофил).

Исполнительницу на роль Марты искали долго. Среди прочих пробовались Ирина Мазуркевич и Татьяна Догилева.

– Я была последней в этом списке, – признается актриса Елена Коренева. – Сначала были фотопробы. В то время я пыталась походить на панка. В одном ухе – серьга. Прическа была вызывающая: очень короткие волосы, покрашенные в ярко-белый цвет. Поэтому на меня надели парик. Образ, который позже возник в картине, резко отличался от того, какой я была тогда в жизни. Но меня утвердили. 

Натурные съемки проходили в немецком городке Вернигероде. Небольшую роль главнокомандующего сыграл Семен Фарада. Поначалу чиновники не хотели его выпускать за границу, считали неблагонадежным. Захарову пришлось обойти несколько инстанций, прежде чем артисту все-таки разрешили выехать в Германию. Поскольку Фарада впервые оказался за границей, он искренне всему удивлялся. Пользуясь его наивностью, коллеги подшучивали над ним. Однажды шепнули ему заговорщицки: «Тут за углом в кафе показывают стриптиз. Скоро начнется». Семен Фарада убежал за угол, уселся за столик и стал ждать. И только через несколько часов ожидания понял, что его разыграли.

– Снималась сцена, в которой священник приходит в дом Мюнхгаузена и его просят расписать влюбленных, – продолжает рассказ Елена Коренева. – Я подбегаю к Янковскому и Долинскому-пастору и встаю спиной к камере. Они же находятся друг перед другом в профиль. Надо сказать, что в мой парик были вплетены маленькие беленькие цветочки. Так вот Олег и Володя незаметно от режиссера такие гримасы мне строили в паузах между репликами, что я давилась от смеха, рассчитывая, что это незаметно. Но меня выдавали цветочки на парике – они мелко тряслись, что выглядело странно. И режиссер останавливал съемку. Семь или восемь дублей испортила! Марк Анатольевич в первый и последний раз за весь период съемок повысил тогда голос. 

Абдулов ломал пальцы и ноги

На роль герцога режиссер пригласил Леонида Броневого. «Он так удачно вжился в образ номенклатурного работника, что ему почти ничего не надо было подсказывать», – вспоминал Марк Анатольевич. Это Захарову принадлежит идея, что у герцога есть хобби – портняжничество. А интонацию для героя позаимствовали у тогдашнего директора киностудии «Мосфильм», который каждую свою фразу начинал словами: «Ну-у... Задумано у тебя, конечно, интересно...» 

– Когда мы выезжали в Германию, один мой друг достал две большие банки черной икры, каждая по килограмму, – рассказывает Владимир Долинский. – Я хотел продать их за границей. Но как вывезти банки контрабандой? Решили, что провезет Олег Янковский. Он известный, заслуженный – его простят, если что. Янковский не побоялся – вывез. Правда, загнать икру так и не удалось – во всех немецких ресторанах на нас смотрели подозрительно: откуда столько черной икры?! И не стали с нами связываться. В гостиничном номере мы устроили банкет с икрой и водкой, которую тоже привезли с собой. Поскольку не было стопок, водку пили по очереди из маленькой туфельки Лены Кореневой. 

В съемках принимал участие немецкий каскадер. Однажды Александр Абдулов (Генрих), который любил разного рода авантюры, подошел к немцу и предложил узнать: у кого пальцы сильнее. Они скрестили указательные пальцы и начали друг на друга давить. 

– Вдруг слышу хруст. Смотрю: палец Абдулова как-то неестественно вывернут, – вспоминает Долинский. – Я ему говорю: «Кажется, он тебе его сломал». «Не кажется, а точно», – шепчет Сашка. Захаров потом ругался! Саше наложили такой незаметный гипс. В кадре не видно.

А позже Абдулов вывихнул ногу. Уговорил режиссера позволить ему самому спрыгнуть с четырехметровой стены замка. Марк Захаров, не задумавшись о последствиях, разрешил. Для этого выкопали специальную яму, которая вроде должна была смягчить удар. В результате Александр Гаврилович сиганул и повредил себе ногу. Но сниматься все-таки продолжил.

– Помню, на съемках мне пришла в голову мысль. Говорю Чуриковой-баронессе: «Хорошо бы дать пощечину сыну». Инне Михайловне это страшно понравилось. Пощечина получилась звонкой, замечательной. И мы сделали еще несколько дублей. Потом она стала вносить эти пощечины и в другие сцены с сыном. Леонид Ярмольник всё это мужественно терпел, – рассказывал Марк Захаров.

И тут выходит олень

В эпизоде, когда Мюнхгаузен видит оленя с вишневым деревом во лбу, решили снять настоящее животное, привязав к его рогам искусственное деревце. 

– Когда мы пришли в зоопарк снимать зверя, оказалось, что олени в то время как раз сбрасывали рога, поэтому крепить дерево было не к чему, – рассказывает оператор комбинированных съемок Всеволод Якубович. – Тогда на зообазе студии «Центрнаучфильм» нашли марала, а он, вместо того чтобы пройти перед камерой, начал кататься по земле. Решили приманить шкуркой банана, он пошел по нужному нам маршруту... 

– Мы сдавали ленту с черновой фонограммой, и не все слова были слышны, – рассказывал Марк Захаров. – Картинки чиновникам понравились, а особо опасные фразы никто не услышал. 

Цензорами был вырезан единственный эпизод: охотник сидит в гостинице, а окружающие уверяют, что учатся по его книгам о Мюнхгаузене. Чиновники посчитали эту сцену чересчур смелой, поскольку в те годы вся страна усиленно изучала произведения Леонида Брежнева.

Цитаты:

  • «Всякая любовь законна, если это любовь».
  • «Завтра годовщина твоей смерти. Ты что, хочешь испортить нам праздник?»
  • «Неужели обязательно нужно убить человека, чтобы понять, что он живой?»
  • «Умное лицо – это еще не признак ума». 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №38-2019 под заголовком «Тот самый... контрабандист».

Поделитесь статьей:


Колумнисты






^