Новости дня

26 августа, понедельник







25 августа, воскресенье


























24 августа, суббота












Юлия Ауг: Надо знать, кто бьет нас на мирных акциях

08:06, 14 августа 2019
«Собеседник» №30-2019

Юлия Ауг // фото: Андрей Струнин
Юлия Ауг // фото: Андрей Струнин

Юлия Ауг уже признавалась «Собеседнику»: из-за ее оппозиционных взглядов некоторые кинопродюсеры внесли актрису в список нежелательных участников проектов. Но от своей гражданской позиции Ауг отказаться не готова. В этом году после 7-летнего перерыва она снова участвовала в протестной акции.

Старалась не лезть в центр толпы

– В последний раз была на митингах в 2012 году, а все это время меня просто не бывало в Москве в те дни, когда проходили акции, – поясняет нам актриса. – В этот раз сложилось так, что было свободное время и я 27 июля пошла на Тверскую улицу.

Меня поразило то, что я там увидела. Во-первых, процентов семьдесят пришедших – молодежь. Они не боятся потерять работу, учебу из-за своих взглядов. Они открыты и смелы. 

Про них некоторые теперь говорят, что просто адреналин играет, а не убеждения…

– А у нас разве нет этого адреналина?! Тоже возникает, когда мы оказываемся там. Но мы же не поэтому выходим на улицу! Нет, у них тоже есть убеждения, они думают о своем будущем. Это очевидно. Но самое страшное – изменилось поведение сотрудников правоохранительных органов.

Силовики отдали приказы о максимально жестоких избиениях во время мирных акций протеста. Зачем это делается? Для устрашения. Пока только для устрашения. Потому что когда у тебя на глазах бесконечно долго, толпой валят на гранитную плитку и бьют дубинками велосипедиста, который не имеет никакого отношения ни к несанкционированному митингу, ни к прогулкам по бульварам, ни к протесту вообще, становится страшно. А чтобы «космонавт» с дубинкой не испытывал никакого психологического дискомфорта от того, что бьет безоружного, ему внушают: ты бьешь НЕ ЧЕЛОВЕКА, это – мразь либерастская. Из-за него хорошие русские люди не могут жить спокойно, а он – русофоб и приспешник госдепа, не любит Россию, раскачивает лодку своими воплями о праве на выбор.

23-летняя дочь Полина была с вами на акции?

– Нет, она не смогла из-за семейных дел. Если бы нас вдвоем забрали в полицию, то мы бы подвели нашу бабушку, которую надо было в это время встречать. Да и я старалась не лезть в центр толпы, потому что вечером у меня была встреча по работе. Не с синяками же туда приходить.

После уличных акций в интернете стали появляться фото сотрудников Росгвардии и ОМОНа. Публикуются их личные данные… Думаете, это этично?

– Конечно, надо знать, кто нас бьет. С другой стороны, я против, чтобы публиковали информацию об их семьях. Читала, что кто-то пытается членам семей угрожать. Вот этого делать не надо ни в коем случае, это бесчеловечно! Думаю, такие угрозы создают провокаторы, чтобы скомпрометировать оппозицию.

В пять минут видео боль за страну не вместить

Юлия, сейчас вы являетесь членом жюри всероссийского конкурса короткометражных фильмов. На общественно-политические темы не пишут сценарии короткометражек?

– Не встретила. Думаю, сложно вложить в такой короткий (от 3 до 5 минут) формат все, что происходит сейчас на протестных акциях, в стране, рассказать о своей боли. 

Что беспокоит сегодня авторов?

– Не так давно я была еще и в жюри конкурса драматических пьес, вот там прослеживалась явная тенденция историй на печальные темы – самоубийства или экстремизма. Здесь же определенную тенденцию не заметила. Разве что некоторые особенно любят посмеяться над социальными проблемами – например кредитными историями. Или просто бытовые анекдоты. Например, в сценарии Алексея Дыховичного «Тетя Люся, выходи!» рассказывается, как парню объявляют, что к нему в гости приедет жить некая тетя Люся. Молодой человек не хочет, чтобы какая-то тетя мешала ему в доме, думает, как сделать так, чтобы ее выжить. Но когда парень приходит домой, то планы у него меняются. Такие безобидные сюжеты.

Вы участвовали в съемках веб-сериала «Права человека», где рассказывали о демократии, о том, какая должна быть власть. Полезные ролики. Но почему так мало просмотров?

– Мне кажется, они сделаны несколько архаично, надо было подать так, чтобы заинтересовать молодежь – пользователей интернета. А вообще такие проекты нужны. Надо объяснять людям: права придуманы для того, чтобы ограничивать власть государства.

Всю ночь плакала над рассказом Лизы Глинки

Не так давно вы снялись в фильме Оксаны Карас «Доктор Лиза», в котором рассказывается о благотворительной деятельности Елизаветы Глинки (главную роль исполнила Чулпан Хаматова). Кого вы там играете?

– Функцию, можно так сказать. Ведь в сценарии изначально роль главного врача больницы была написана на мужчину. Но вот пригласили меня, и главврач стал женщиной. Такие вот метаморфозы.

С самой Лизой Глинкой мы познакомились очень давно по интернету. Тогда я еще не знала, что такое фейсбук, читала только «Живой журнал». И вот случайно наткнулась на ЖЖ Лизы. У нее был свой хоспис в Киеве, и она описывала истории своих пациентов. Там такие судьбы! Помню, один рассказ я перечитывала всю ночь и плакала. Попросилась в интернете к Лизе в друзья, она не отказала. Потом, когда Глинка оказалась в Москве, она хотела открыть хоспис, но не получилось. Тогда Лиза стала помогать бездомным. В то время я училась на Высших режиссерских курсах. Предложила Лизе снять о ней документальный фильм – так меня затронуло все то, что она делает для людей. Но тогда уже снимали о ней документальный фильм, я опоздала.

Уже когда мы с мужем стали приезжать в ее фонд – привозили медикаменты, какие-то вещи, – познакомились с Лизой лично. Конечно, она была личностью, Человек именно с большой буквы! Я рада, что Оксана Карас делает фильм – пусть все знают, что значит творить добро для людей и какой была Лиза.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №30-2019 под заголовком «Юлия Ауг: Надо знать, кто бьет нас на мирных акциях».

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также