Новости дня

12 мая, среда




























11 мая, вторник
















sobesednik logo

Владимир Фриске: Жанну могло спасти лекарство, которым лечат Заворотнюк!

04:02, 15 июня 2020

Владимир Фриске: Жанну могло спасти лекарство, которым лечат Заворотнюк!
Жанна Фриске // фото: Global Look Press
Жанна Фриске // фото: Global Look Press

15 июня исполняется 5 лет со дня смерти Жанны Фриске. Певица ушла от нас в самом расцвете сил. А ее отец до сих пор корит себя: он не все сделал, чтобы спасти любимую дочь. Об этом, а также о непростых отношениях с Дмитрием Шепелевым Владимир Борисович откровенно рассказал нашим корреспондентам.

– В день памяти Жанны обязательно пойдем в церковь и на кладбище, – говорит Фриске. – Мы там бываем постоянно. Радует, что поклонники Жанну не забывают. У нее почти каждый день появляются свежие цветы. Уже в начале июня многие стали звонить: хотят приехать. Будут поклонники из многих городов России. Хотели приехать люди из Германии и Италии. Не знаю, получится ли: из-за пандемии авиасообщение прервано.

В народе считается, что время лечит. Но, судя по вашему голосу, это не так!

– Нет, ничего не лечит. Каждый день вспоминаю о Жанне. Мы с женой как-то свыклись с мыслью, что она не умерла, а находится рядом с нами. Постоянно ждем ее. В московской квартире дочери все осталось так, как было. Два раза в месяц, а иногда чаще мы с женой туда ездим, убираемся.

У Жанны было много нарядов. Где они все хранятся?

– У Жанны в московской квартире была огромная гардеробная – метров двадцать. Там все так, как и было при ее жизни! Некоторые вещи – обувь, какие-то кофточки – взяли подружки Жанны. Историк моды Васильев тоже просил ее платья в свой музей. Но, насколько помню, дочь Наташа ему не отдала. Пару-тройку нарядов, не концертных, а повседневных, мы выставили на аукцион, где продавали вещи Киркорова и других звезд. В течение двадцати минут все разобрали. Концертные наряды все храним.

У вас не было мысли сделать из квартиры Жанны музей?

– Раньше об этом думали, но как-то не получилось. Сейчас нас другое беспокоит. Мы постоянно думаем о внуке Платоне. Очень тяжело не видеть частицу тебя. Жанна хотела, чтобы внук был с нами. Но этот психический забрал его. Он – больной, неужели не видите? Он все время говорил, что я – больной! Да, когда мой ребенок умер, я был немного неадекватным. Нервы, сами понимаете... Он же выводит нас на склоки, все делает втихаря. Это  видят простые люди, которые наблюдают за ним по телевизору.

Может, когда Платон вырастет, ситуация наладится?

– Да, естественно. Мы верим, что Платон поймет, что к чему. Мама Шепелева, когда еще дочь была жива, говорила: «Когда Жанна умрет, вы Платона больше не увидите». Для них праздник – издеваться над людьми. Но ничего! Есть такое понятие «бумеранг». Все вернется!

Владимир Борисович, оглядываясь назад, как считаете, все сделали для спасения Жанны?

– Нет. Я жалею, что в вопросах лечения доверился Шепелеву. А он, оказывается, ее не лечил. Ему нужно было, чтобы она поскорее умерла. А все потому, что он понял: такой, как раньше, Жанна не будет больше никогда. Из-за него я не поехал в Питер. Там был врач-вирусолог, который обещал поднять Жанну... Мне не дозвонилась покойная Алла Вербер, которая умерла в прошлом году. Она искала мой телефон, хотела предложить помощь...

Почему не дозвонилась?

– Она позвонила ему, предложила хороших врачей. Надо было ехать в Америку – там немецкий профессор изобрел новое лекарство, которое хорошо поднимает иммунитет. Как я понимаю, такое лекарство сейчас дают Заворотнюк. Вербер сказала: «Нужно срочно ехать». Шепелев у нее спросил: «Жанна будет такой же, как раньше?» Она ответила честно: «Такой, как раньше – нет!» После этого он перестал брать трубку. Я уже после смерти Жанны об этом узнал: мне сказала мама Хабенского. Потом Шепелев сам увез ее в Америку. Там он договорился с одной фирмой, которая выпускала какое-то лекарство. Он, когда вернулся, сказал мне: «Если кто будет звонить по поводу лекарств, давай мой телефон!» Когда он Жанну увозил, она была уже неадекватна.

Да вы что!

– Она ничего не соображала, не знала, где находится. Но он ее все равно повез на восемь дней в Лос-Анджелес. Что там с ней делали, я не знаю. Но после этой поездки Жанна стала чахнуть, чахнуть... А через полтора месяца впала в кому. Все это время он постоянно давал ей лекарство, которое ему предложили в Америке. Как сейчас помню: в конце апреля мы с женой сказали, что лекарство надо отменить. Приехали к московскому врачу, он с нами согласился. «Не надо его давать, умрет быстро!» – сказал нам медик. И мы прекратили.

Как я понимаю, на кладбище Дмитрий не появляется?

– Нет, не ходит, конечно. Если бы был, нам бы уже сказали. Его там не было. Единственное, в позапрошлом году на день памяти он прислал какого-то мужичка, который снимал все происходящее на камеру.

Что должно произойти, чтобы вы наладили с ним отношения?

– О чем вы говорите? Неужели не видите, какой он человек? Смеется, а смех холодный! С тобой говорит, а сам думает: «Чтоб ты сдох!» Он знает, из-за чего мы не поладили. Потому что я его быстро раскусил. Но при чем тут моя жена и дочь? Жена вообще никогда с ним не ругалась. А он ее оскорблял, даже в Германии. Если бы я знал об этом, точно бы его там прибил. Но жена молчала, ничего не говорила. Ей хотелось, чтобы у Жанны было все хорошо.

Жанна сейчас вам снится?

– В последний месяц очень часто. Снится всегда в хорошем состоянии, здоровая, с улыбкой на лице. Будто все происходит наяву: я лицо ее вижу, обнимаю, целую. Мы разговариваем с ней о Платоне. Как будто он живет у нас. Причем Платон мне снится маленьким, а сейчас он у нас уже большой. Жанна всегда приходит живая: то мы на море с ней отдыхаем, то на концерте сидим. Жене и моей второй дочке Наташе тоже снится. Супруге вообще Жанна одно время не снилась. А сейчас вновь стала...

Как думаете, к чему это?

– Не знаю. Может, хочет успокоить, сказать, что все будет хорошо. Наташе недавно приснилась, будто бы замерзла. Наташа ее все время укрывала. Мы спрашиваем у людей: что бы это означало? Каждый говорит разное. Но хоть снится. И это нас радует. Значит, у нее там все хорошо.

«Орлова про нас не забывает!»

У Жанны при жизни было много подруг. Особенно близко она общалась с Ольгой Орловой и Лерой Кудрявцевой.

– Оля и Лера – очень хорошие девочки, прекрасные подруги, – говорит Владимир Борисович. – Про нас тоже не забывают. Оля очень часто звонит. Поздравляет со всеми праздниками: и церковными, и государственными. Старается приезжать. С Лерой тоже иногда созваниваемся, но чаще встречаемся на телевидении.

Вы знаете, что у Ольги после смерти Жанны начались приступы удушья?

– Да, конечно. Я знаю, что аллергия была и до Жанны. Но после Жанны все усилилось.

Рубрика: Шоу-бизнес

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^