Новости дня

20 августа, вторник




























19 августа, понедельник

















Дочь Эдуарда Успенского: Отец не был добрым дедушкой

07:07, 14 августа 2019
«Жёлтая газета. Зажигай!» №31-2019

Эдуард Успенский с маленькой Танечкой // фото в статье: архив редакции
Эдуард Успенский с маленькой Танечкой // фото в статье: архив редакции

14 августа прошлого года не стало Эдуарда Успенского. Автор детской классики про крокодила Гену и Чебурашку, а также про веселую компанию из Простоквашино все свое имущество завещал последней жене. Она поставила на могиле мужа памятник.

Эдуард Успенский с третьей женой Элеонорой и ее сыном

Но вот какое дело: родственники писателя – его брат и единственная дочь – захоронение не проведывают.

Известно, что вы не были на прощании с отцом. Вот уже год, как нет Успенского – вас отпустили обиды? Бываете ли на кладбище?

– Не хожу и не пойду, – говорит дочь Успенского Татьяна. – Единственное, что я испытываю при воспоминании о нем – это стыд перед моими детьми, другими людьми, работавшими с ним долгое время, которых он выкинул на улицу или предал. Извините...

Григорий Гладков, автор «Пластилиновой вороны», передает вам огромный привет. Он недоумевает, почему вам не досталось ничего из отцовского имущества и интеллектуального наследия. Мы все думали, что вы будете судиться с Еленой Борисовной, вдовой вашего папы...

– Я действительно ничего не получила. Судиться с основной наследницей не имеет смысла. На суды можно потратить больше, чем получить. Поэтому, взвесив свои шансы, я никому ничего доказывать не буду. Видите ли, тот же дядя Гриша, который заботится о своих детях, все меряет с точки зрения нормальных людей, а папа был психопатом. Психопаты живут в другом мире. Они безжалостны. Для тех, кто был рядом с отцом, его решение относительно завещания не сюрприз и не новость. Когда несколько лет тому назад завещание было составлено, Елена Борисовна радостно потирала руки, звонила всем родственникам и знакомым специально, чтобы мне передали, и говорила, что всё ей достанется. Документ составлен хитро, она даже приемных дочерей обманула. Девочки-инвалиды должны были получить свою часть, а им эту часть не выделили.

Елена мне говорила, что вы в нормальных отношениях. 

– Ложь. Мы в плохих отношениях. Она разжигала между отцом и всем его окружением скандалы. Делала это осознанно. Без нее с папой можно было общаться.

Татьяна, известно, что при разводе ваших родителей Эдуард Николаевич оставил вам с мамой квартиру в престижном районе...

– Это не так. Мы жили в квартире ЖСК, за которую на тот момент не был выплачен пай. Это то же самое, что сейчас оставить безработной жене квартиру в ипотеку. Родители эту квартиру потом разделили. На свою часть он прописал Елену Борисовну. Потом отец написал Юрию Лужкову, который тогда был у власти в Москве, что живет в коммуналке с дочерью и женой. И Лужков выделил ему в цековском доме квартиру. Это было в конце 80-х годов. «А тебя мы туда не пропишем, – сказал мне папа. – Ты плохо себя ведешь». Мама расстраивалась из-за его поведения, но в суды никогда не ходила, на раздел имущества не подавала. Мамы не стало в 2014 году. Болела сильно. Успенский не пришел с ней попрощаться, хотя они прожили более двадцати лет вместе.

В каких отношениях Успенский был со своим братом Юрием Николаевичем?

– У дяди Юры c отцом были хорошие отношения, потому что дядя дипломатичен и деликатен, он всегда умел обходить острые углы. По-моему, до конца своих дней папа ладил с Гришей Остером, который тоже всё терпел. Гриша приезжал раз в год из Америки и вместе со своей женой Майечкой делал Успенскому визиты вежливости. Cо всеми остальными папа рассорился, к сожалению. Со старшим братом Игорем, которого уже нет в живых, отец не ладил. Дяде Игорю не понравилась программа «В нашу гавань заходили корабли», он высказал отцу свое мнение и был изгнан из его дома. Некрасиво папа поступил и со своим секретарем Анатолием Юрьевичем, тот просто умер из-за этого конфликта на нервной почве. Общались они тридцать лет, а знали друг друга всю жизнь. В 2013 году, когда папа вновь сблизился с Еленой Борисовной, друг ему напомнил, сколько он претерпел с бывшей женой. «Эдик, – сказал ему Юрьевич, – зачем ты наступаешь на те же грабли с Еленой, приглашаешь ее в дом, она же обобрала тебя до нитки, вызывала журналистов, грязью тебя поливала». Они рассорились. Потом мне было сказано: пусть Юрьевич заберет свои вещи, а то я их выкину. Я боялась Анатолию Юрьевичу об этом сказать: думала, не переживет, что в результате и случилось. Поехала к отцу, собрала вещи в коробки, всё подписала, сложила в одном помещении. Но ничего уже ему не понадобилось, через два месяца Юрьевича не стало. У отца пять лет работал мой бывший муж – китаец, он выполнял работу шофера, повара, электрика. Последние два года ему фактически перестали платить. Фан был почти в рабстве, пока я с сыном Эдиком не сказала ему, что хватит терпеть издевательства – уходи… 

Вторая жена Елена с дочерьми

Эдуард Николаевич ладил с внуками?

– В момент рождения моего сына папа был в браке с Лерой (Элеонора Филина – третья жена писателя.  – Ред.), тогда мы все дружили. Он был рад рождению внука и повелел назвать его Эдиком. Но он не был добрым дедушкой, он жестко относился к внукам. С моей старшей дочерью он в последнее время не общался. Эдик не был на похоронах деда, поскольку в то время был у отца в Китае.

Как Елене Борисовне удалось отодвинуть от вашего отца всех?

– Моя мама жила по общечеловеческим правилам и пыталась мужа привести в рамки. Он этого не хотел, жил только как ему нравилось. Он изменял. Нормальной женщине это не нравится, а Елена Борисовна спокойно к этому относилась, она ни в чем ему не перечила. Моя мама было против его скандалов c окружением, Лере это тоже было неприятно, когда он ссорился с близкими, а Лене вполне удобно. Кстати, с Элеонорой я общаюсь.

Татьяна

Детский писатель Валентин Постников в последний год стал известен как предполагаемый внебрачный сын Эдуарда Успенского.

– Я ничего не стал доказывать в судах. Интеллектуальное наследие Успенского, за которое я так ратовал, может пропасть, так как его никто не будет развивать, – говорит Валентин. – Но зато мы с Татьяной обрели друг друга, она – дивный человек. Таня постесняется, но я скажу: вдова поступила отвратительно. Что говорить обо мне, если родному внуку Эдуарда Николаевича ничего от деда не досталось! Дело в том, что Успенские передавали семейные реликвии по мужской линии. А у сына Тани нет ни одной картины, ни статуэтки, ни иконы. У мальчика по мужской линии нет от деда ни-че-го! Елена Борисовна, которая к семейным реликвиям Успенских вообще никакого отношения не имеет, всё захватила. Род Успенских происходит из священнослужителей. Например, из поколения в поколение передавался молитвенник 1830 года, но и он оказался в руках Елены Борисовны, которая дико жадная. Татьяна попросила Елену его отдать, но та ни в какую. Есть и старинные иконы. Дядя Эдик был рьяным коллекционером антиквариата. Я видел, как он скупал различные исторические вещи, лазил даже за ними по чердакам. Жизнь бы всему этому дать! Музей Успенского создать. Татьяна бы смогла.

Юрий Успенский, брат писателя: Для меня Эдик был самым лучшим

– Другого брата у меня нет, поэтому Эдик был для меня самым лучшим. Никакого наследства я от него не ждал, считаю, что всё должно было достаться Тане как единственной его дочери. Про памятник ничего не знаю, cо мной никто не советовался, эскизов не показывали.

Памятник на могиле Успенского
Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также