Новости дня

14 декабря, пятница

























13 декабря, четверг




















Победа КПРФ в Хакасии: симптом "нового популизма" или запрос на справедливость?

«Собеседник» №44-2018

Валентин Коновалов // фото: kprf.ru
Валентин Коновалов // фото: kprf.ru

Интрига на выборах в Хакасии разрешилась в пользу коммуниста Валентина Коновалова: избирком Хакасии уже утвердил итоги выборов.

В трех из четырех проблемных (по итогам сентябрьских выборов) регионов – Владимирской обл., Хабаровском крае и вот теперь в Хакасии – народ подтвердил свое протестное голосование, выбрав тех кандидатов, которых не поддерживала власть. В Приморье ситуация разрешится лишь в декабре.

— Интрига лежит на поверхности, — уверен политолог Глеб Павловский. — Это — сделка Кремля с КПРФ. То есть сделка состояла в том, что Приморье обменяли на Хакасию. Геннадий Зюганов, опасаясь, что все равно могут перехитрить, требовал безальтернативности Валентина Коновалова. И он получил безальтернативность, что вообще-то смешно: безальтернативный кандидат. А за это он «сдал» Андрея Ищенко в Приморье, уступив край Олегу Кожемяко, который теперь тоже будет фактически безальтернативным кандидатом: победить его мог только Ищенко, идущий от коммунистов.

Между тем другой эксперт, политолог Алексей Макаркин, видит интригу прошедших в Хакасии выборов в несколько ином:

— В первом туре другие кандидаты были дублерами действующего главы региона Виктора Зимина, и у них не было ни амбиций, ни шансов, — объясняет свою точку зрения Макаркин. — Потом Зимин снял свою кандидатуру с выборов, а и. о. губернатора был назначен Михаил Развожаев. Но он не мог участвовать в выборах, поскольку это был второй тур, в него нельзя было запустить нового человека. Поэтому игра строилась на том, чтобы за Коновалова проголосовало меньше 50%. Тогда — новые выборы, в которых мог бы принять участие и Развожаев. По крайней мере, думаю, что он не исключал для себя такой возможности.

Как бы то ни было, в хакасском выборном марафоне победил Валентин Коновалов. И теперь актуальным становится другой вопрос: не обернется ли его победа через пару месяцев громким поражением? В предвыборную кампанию он много всего наобещал людям, а выполнять-то будет трудно — регион считается банкротом.

— У Коновалова нет управленческого опыта, это да, — говорит Макаркин. — Но уже есть пример Владимира Сипягина [во Владимирской области], которого тоже никто в расчет не принимал, а он победил. Коновалову придется идти к региональным элитам. Куда же деваться-то?

Не думаю, что его команда будет этаким расширенным вариантом республиканского комитета КПРФ (такая команда, на мой взгляд, точно все развалит). Часть старых элит он наверняка отодвинет, но часть — укрепит при нем свое положение, — полагает эксперт. — Кроме того, сейчас появляется такая интересная практика в регионах, где победили альтернативные кандидаты: местные законодательные собрания голосуют за то, чтобы получить право самим утверждать вице-губернаторов. Это уже есть во Владимирской области. Думаю, произойдет и в Хакасии. Ведь у Коновалова нет большинства в законодательном органе власти, поэтому местная элита будет претендовать на то, чтобы участвовать в утверждении команды нового губернатора. Что касается обещаний Коновалова, то тут действительно проблема: они не вписываются в рамки бюджета региона, а новые доходы найти неоткуда. Поэтому придется действовать по согласованию с Минфином. И еще зима — главное его испытание. Как он справится с холодами — от этого много зависит.

Победа альтернативных кандидатов — в трех из четырех проблемных регионов — событие достаточно знаковое. Оно обозначило новые тенденции в российской политической жизни.

— После пенсионной реформы многое изменилось, — говорит Макаркин. — Сейчас социологи фиксируют новый тренд: среди граждан сильно вырос запрос на справедливость. Люди не чувствуют ни стабильности, ни защищенности, поэтому тянутся к справедливости. Народ хочет сам что-то решать. Хотя и не отвергает вариантов, предложенных властью. И вот результат: в сентябре почти во всех регионах победили ставленники власти. Но это были регионы либо с неплохой экономической ситуацией, либо с сильными руководителями. А в проблемных субъектах Федерации россияне продемонстрировали: они уже не готовы однозначно голосовать за власть. Они теперь выбирают... По крайней мере в четырех регионах страны.

— В хакасских выборах есть интересные моменты, — отмечает Глеб Павловский. — Несмотря на то, что Коновалов был безальтернативен, он все равно шел как кандидат «против всех». Причем реально как «против всех», а не как Ксения Собчак на выборах президента. То есть он шел как антиэлитный кандидат. И попытки его остановить (там завербовали на это дело всю местную элиту, в том числе культурную) привели лишь к усилению его позиций. Коновалов таким образом мог показать: против него — весь «старый мир», не только сама власть, но и все прикормленные этой властью люди, всевозможные культуртрегеры, певцы и прочая публика... Это очень интересный момент, который говорит о том, что у избирателя назревает отталкивание не просто старой власти, но и всего премиального класса «вечных чемпионов». Независимо от того, культурные ли они чемпионы, спортивные, бюрократические и так далее.

Это симптом нового популизма, еще незнакомого нашей системе, — делает вывод эксперт. — Путин, конечно, популист. И путинизм — это популизм. Но то, с чем мы столкнулись на этих выборах, это — новый популизм, который еще не нашел себе всероссийского лидера. Но обязательно найдет. Мне кажется маловероятным, что таким лидером станет коммунист (хотя и это не исключено). Пока же просто идет борьба за эту позицию. Навальный уже в ней участвует, но он не будет единственным. И даже вряд ли сможет победить в этой борьбе.

 

Теги: Выборы-2018, Губернаторы

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания