Новости дня

14 ноября, среда










13 ноября, вторник



































Илья Новиков: Если Сенцов умрет, по необратимости это будет как сбитый "Боинг"

«Собеседник» №25-2018

Илья Новиков
Илья Новиков

Адвокат Илья Новиков – об обмене заключенными между Россией и Украиной и о том, как на самом деле «бросают своих».

Правозащитники бьют тревогу: до 300 россиян находятся в тюрьмах Украины месяцами, а некоторые уже и годами, и их судьба никем не решается.

Эти 300 человек – очень неоднородная масса людей. По моей информации, среди них есть как люди, которые непосредственно участвовали в конфликте на юго-востоке Украины и были задержаны, что называется, на поле боя, так и те, кого задерживали в украинских городах или на границе по другим причинам. В это же число могут входить и украинские граждане пророссийской ориентации. Причем активных участников боев как раз  меньшинство. Но даже их Украина в принципе готова отдать. Российский военный Виктор Агеев был пленен во время боя, осужден, отсидел уже 1,5 года, и никому на Украине особенно не нужно, чтобы он отсидел все 10 лет копейка в копейку. На практике Украина даже, как правило, отдает больше пленников, чем предполагается по формату обмена «один за одного».

Украинский список короче – там 64 фамилии было, по последним официальным данным. Но перечень пополняется. Недавно было сообщение об аресте украинского адвоката Кияшко по подозрению в шпионаже, в Балаклаве держат арестованных украинских рыбаков. Россиян тоже продолжают задерживать на Украине. Так что списки не сокращаются, а только растут.

При этом, несмотря на обилие в России в продаже маек с лозунгом «Своих не бросаем», на практике это не подтверждается. Бросили своих. Причем тех, кто явно за Путина, кто воевал за него, кто занимался пропагандой. Российской стороне эти люди неинтересны. Путину неинтересны.

Исключение в какой-то мере составляет Кирилл Вышинский, главный редактор РИА «Новости Украина», арестованный в Киеве по подозрению в государственной измене. Его судьбой занимаются более основательно – проходят пикеты, проблему комментировал лично Путин, имя Вышинского упоминалось, как говорят, в телефонном разговоре между президентами России и Украины. Но Кирилл Вышинский же не простой танкист или ополченец, он возглавляет на Украине представительство государственного российского медиахолдинга. Он как раз тот «свой», которого не бросают. 

А в целом имеем, что российский омбудсмен Москалькова едет к Максиму Одинцову в СИЗО Киева – ее не пускают, ее украинская коллега Денисова пытается попасть к голодающему Олегу Сенцову – тот же результат. Так они по очереди скребутся в закрытые двери. Разумеется, Путину достаточно бровью повести, чтобы ситуация изменилась. Но она не решается, а скорее заходит в опасный тупик, из которого хорошего выхода может уже и не быть. Если сейчас в российской тюрьме умрет украинский политзаключенный, по необратимости это будет, как сбитый «Боинг». Никакими указами такое уже не исправишь.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №25-2018 под заголовком «Своих не бросаем?».

Теги: Украина

поделиться:

Политика

Одинаковое число россиян увидело в Собянине и Навальном президентов

Политика

СМИ сообщили о пересмотре Кремлем отношения к допуску оппозиционеров на выборы
Валентин Коновалов // фото: kprf.ru

Политика

Победа КПРФ в Хакасии: симптом "нового популизма" или запрос на справедливость?

Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания