Новости дня

23 октября, понедельник







































22 октября, воскресенье





Мать плененного в ЛНР россиянина пытается вернуть его домой


Мать плененного в ЛНР Виктора Агеева, которого Минобороны не признает российским контрактником, надеется на его обмен.

Светлана Агеева уверяет, что сын служил в ВС РФ по контракту, а Минобороны уверяет: срочная служба Агеева закончилась еще в 2016-м, контракт с ним не подписывали.

Кто прав, покажет время. По крайней мере пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заверил, что Кремль примет участие в судьбе российского гражданина Виктора Агеева.

О тонкостях этого непростого дела Sobesednik.ru расспросил главу Алтайского краевого регионального отделения «Яблока» Александра Гончаренко, который помогает Светлане Агеевой спасти сына.

– Действительно ли Виктор Агеев с марта служил в армии по контракту? Я так понимаю, доказательств нет?

– У нас есть серьезные основания думать, что Виктор все-таки служил по контракту. Во-первых, с марта, когда он прибыл в Ростовскую область на службу, он регулярно звонил матери по одному и тому же телефону: это был не мобильный, а какой-то многоканальный, и код города именно ростовский. Это значит, что до 30 мая Виктор был на территории России. Я сейчас пытаюсь выяснить, кому именно принадлежит этот телефон.

– Мать Агеева видела копию контракта, заключенного ее сыном с Минобороны?

– Нет, но у нас есть скан другого документа, который Виктор присылал матери: там говорилось о том, что 4 мая ему присвоили звание ефрейтора. А дальше, видимо, с июня его отправили в Луганскую область...

Если он не служил в армии, как утверждает Минобороны, то где он служил? Насколько мне известно, по закону частные армии в России запрещены, а если они существуют, то это вопрос к российским властям.

Мы уверены: Виктор служил по контракту. Другой вопрос, как это было юридически оформлено. Была ли проставлена в военном билете отметка о том, что он служит? Не расторгли ли контракт задним числом? Печально, что отказываются от своих...

– Кто-нибудь из властей пытался как-то помочь Светлане вернуть сына?

– Нет, насколько мне известно, ни Минобороны, ни МИД, ни уполномоченные пока на Светлану не выходили. Но мы сейчас подключаем все каналы – лишь бы вытащить парня из плена. Полагаю, обмен – это самый адекватный вариант: Виктор вернется к матери, и их (украинский) гражданин, который сидит в нашей тюрьме, вернется домой.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания