Новости дня

21 октября, суббота













20 октября, пятница































Три угрозы для Путина на выборах-2018: явка, Навальный и чиновники


Возможные проблемы при избрании Путина на четвертый срок и пути их обхода Sobesednik.ru обсудил с экспертами.

Главным риском для Владимира Путина на грядущих президентских выборах-2018 глава ВЦИОМ Валерий Федоров назвал в недавнем интервью РБК низкую явку избирателей, которая может стать ударом по легитимности главы государства. Кроме того, Федоров заявил, что звезда оппозиционера Алексея Навального закатилась и «пик его политической карьеры позади».

Высказывания гендиректора ВЦИОМ отчасти можно назвать «программными» — недавно он был назначен советником куратора внутриполитического блока Кремля Сергея Кириенко. Однако опрошенные Sobesednik.ru специалисты во всем с Федоровым соглашаться не спешат.

Социолог и директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий считает угрозу низкой явки надуманной:

— Она всегда была меньше и завышалась, — уверен социолог. — Но это не является угрозой для власти. Допустим, она 30%, а чиновники нарисовали еще 20% — ну и что? Вот если есть оппозиция, которая может использовать этот факт для того, чтобы начать по-настоящему борьбу за власть, то тогда, конечно, это станет проблемой.

Угроза исходит от оппозиции, а не от явки, — подчеркивает Кагарлицкий. — С другой стороны, если начинается серьезная борьба, то и явка будет. Сейчас же заранее знают, чем все кончится. С точки зрения политического истеблишмента исход выборов предрешен: если Путин будет баллотироваться — значит, и будет избран. Если же мы не будем знать заранее, то уже и другие темы будем обсуждать. Не явку, а кто контролирует МВД, например. За кем будет армия. Как себя будут вести региональные элиты в случае кризиса.

— На президентских выборах в 2012 году официально явка составила 65%, на осенних выборах в Думу — меньше 48%. Можно ли говорить о том, что за последние шесть лет снизилось доверие граждан к электоральной демократии?

— Я думаю, что никогда особого доверия и не было. Но просто другого механизма осуществления политических процедур нет. Легитимность — она и так низкая. Другое дело, что есть люди, которые просто хотят «попилить» бюджеты. Они и пытаются убедить, что есть проблема явки, что надо сделать выборы более веселыми. Они просто хотят получить от власти финансирование. Но к политике это не имеет никакого отношения.

Есть другая проблема, о которой они пока не говорят и не собираются пока всерьез размышлять, — отмечает эксперт. — Это проблема того, будет ли вообще Путин баллотироваться. Пока существует хотя бы небольшая вероятность, что решит не баллотироваться, то некоторый фактор неопределенности психологически чиновников депрессует и реально многие вещи затрудняет. Проблема в том, что не просчитывается «план Б»: а вдруг?

В 2017-м может начать падать реальный рейтинг Путина, — предполагает Кагарлицкий. — Тогда возникнет вопрос, заниматься ли операцией «Преемник-2». Все равно рано или поздно придется им заниматься — не в 2018-м, так в 2024-м.

— Когда перед прошлыми выборами произошла «рокировка» с Медведевым, в течение всей избирательной кампании тот же ВЦИОМ фиксировал как раз падение рейтингов Путина.

— Единственный вопрос — в том, будет ли он падать быстро или нет. Допустим, сейчас он 55%. Для политика в Западной Европе это, кстати, очень неплохие цифры. Если он упадет до 45% — это не будет иметь никакого значения. На электоральном результате прямо не скажется, потому что кто-то просто не пойдет голосовать и Путин получит свое большинство. В крайнем случае нарисуют еще 5%. А вот если начнет обвально падать, например до 28%, то это уже проблема. Это означает, что нужны совершенно другие технологии организации выборов. Все правила игры в этом случае меняются.

Известная вещь, которую выяснила моя коллега-социолог Анна Очкина: чем активнее «Единая Россия» ведет избирательную кампанию, тем ниже ее результат. Короче, эффективность избирательной кампании сугубо негативная. Если это будет происходить на фоне стремительно падающего рейтинга Путина, то резко увеличится число недовольных. Чиновники, которые организуют выборы, не хотят этого признавать, но они сами являются источниками проблем.

«Единая Россия» — польза для Путина или обуза?

— Сейчас — ни то, ни другое. Путин на данный момент — вообще фигура не политическая, а символическая. Избирать Путина — это все равно что устроить голосование о флаге или гербе страны. Но он может стать политическ[ой фигурой] на фоне общего растущего недовольства.

— По этой же причине антирейтинг правительства, наверное, не переносится на Путина?

— Он вообще не воспринимается как живой человек, отвечающий за все процессы в стране.

— На выборы не приходит в основном оппозиционный электорат или провластный?

— Нет никакого провластного или оппозиционного электората. Это все фантазмы политологов. Есть просто люди, которые не ходят на выборы — точка. Они не думают в категориях власти или оппозиции.

— Действительно ли Навальный списанный вариант?

— Если нарастет недовольство властью, то люди могут прийти на выборы для того, чтобы сделать какую-нибудь гадость. Тогда они могут голосовать хоть на кота Барсика. Навальный, если он будет допущен до выборов, — потенциально лучший вариант для тех, кто хочет «показать козу». Жириновский и Зюганов не воспринимаются как фигуры, которые могут доставить власти головную боль.

Политолог Аббас Галлямов также полагает, что не следует уделять формальной явке избирателей большого значения:

— Легитимность нельзя измерить только в процентах явки. Она может быть высокой, а легитимность при этом — хромать на обе ноги. Так это было в позднем Советском Союзе. Легитимность — это ощущение, что между тобой и властью есть какая-то связь, что она имеет к тебе отношение. Это эмоция. Это сродни любви. Вы же не можете с помощью рационального инструментария, такого как опрос или сухие цифры явки, замерить степень влюбленности.

— Глава ВЦИОМ называет еще один риск для Путина — качество его базы поддержки. Чтобы были не только пенсионеры, но и люди активные. А нет ли еще одной проблемы — региональной? Вот, например, в Тыве за Путина в 2012 году проголосовало 90%, в Калининграде — 53%, а в Москве — 47%.

— Мне кажется, Федоров примерно о том же и говорит. Победить на селе для кандидата от власти не составляет большого труда и особого ума не требует. Селяне голосуют за власть почти всегда, они не очень представляют, что может быть по-другому. А вот в городах-миллионниках — это задача.

— Действительно ли, как говорит Федоров, власть перехватила антикоррупционную повестку Навального?

— Большинство людей не считает крупные антикоррупционные операции типа ареста Улюкаева проявлением системной борьбы с коррупцией — скорее сведением личных счетов или показухой. Поэтому неизвестно еще, не работает ли власть здесь на Навального, создавая нужную атмосферу и накачивая его повестку.

— Навальный стал поднимать и другие проблемы: социального неравенства и бедности.

— Тема благодатная — все больше избирателей считает, что неравенство в стране растет. Но мало правильно выбрать тему, нужно ее еще и убедительно отработать.

— Какая роль отводится «Единой России» в кампании?

— Скорее всего, партия станет субъектом выдвижения [кандидата в президенты], но ее участие будет минимизировано. В ней нет необходимости. С точки зрения популярности ЕР сильно уступает Путину. Собственной структуры в регионах у партии нет — это чисто административный ресурс губернаторов. Формально есть фракции в законодательных собраниях и местных советах, но состоят они в подавляющем большинстве случаев из людей, избранных исключительно при поддержке административного ресурса, которые живого избирателя в глаза не видели. Поэтому если они будут ездить и агитировать за президента, то только укрепят впечатление, что Путин не народный вождь, а просто главный бюрократ. В общем, партии просто нечего предложить Кремлю.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания