Новости дня

24 апреля, вторник




























23 апреля, понедельник

















Как Россию вынудили переступить черту в войне на Украине


Бойцы батальона "Азов" // Sergii Kharchenko/Global Look
Бойцы батальона "Азов" // Sergii Kharchenko/Global Look

Первое уголовное дело за участие в войне на Украине открыли против российского неонациста, вступившего в ряды украинского батальона «Азов».

Российские правоохранители наконец вспомнили, что участие иностранца в военных действиях в чужой стране суть наёмничество — преступление, предусмотренное пунктом 3 статьи 359 УК РФ. Образ Романа Железнова — человека крайне правых убеждений, который летом 2014 года эмигрировал на Украину и планировал получить там, по разным сообщениям, то ли политическое убежище, то ли даже гражданство — грех не использовать в информационной войне. По крайней мере, на роль типичного, стереотипного «бандеровца», каким его рисует пропаганда, российский неонацист Железнов годится гораздо лучше, чем, например, Надежда Савченко или Дмитрий Ярош.

Но проблема заключается в том, что правосудие не создано для решения политических задач. Избитый образ решения проблемы негодными средствами — «забивать гвозди микроскопом», но преследовать Романа Железнова ради пропагандистской выгоды значит забивать гвозди баллоном с пропаном. Дело в том, что согласно примечанию к УК наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения. Конечно, государственной пропаганде ничто не помешает объявить Романа Железнова одновременно и получателем грязных долларов Игоря Коломойского, и идейным неонацистом. Последнее даже и не придётся специально доказывать: соратник небезызвестного Максима «Тесака» Марцинкевича, Железнов в 2009 году был осуждён на четыре года колонии за нападение на несовершеннолетнего и называл в интервью этот инцидент «сведением счётов так называемыми антифа руками так называемых правоохранителей».

Роман Железнов / Кадр YouTube

Однако подобная репутация Романа Железнова отнюдь не подтверждает его материальную заинтересованность, зато даёт повод предполагать заинтересованность идейную. Тем временем даже официальные лица уже практически не скрывают участия российских граждан в конфликте на юго-востоке Украины, но сугубо в качестве добровольцев и по зову сердца. Значит, вскоре придётся открывать и против ополченцев ДНР и ЛНР с российскими паспортами такие же уголовные дела, как против Железнова. Вернее, конечно, не придётся — никто этого делать не будет, но при этом (и поэтому) станет очевидно, что преступлением с точки зрения российского правосудия является именно участие в войне в Донбассе на стороне украинского государства.

Заметим, пока ни о каких обвинениях, например, в военных преступлениях в адрес Железнова речи не идёт: статья 359 определяет наказание за наёмничество вообще, то есть именно за участие в боевых действиях как таковое, и неважно, соблюдаются ли при этом законы и обычаи ведения войны. Закрывать глаза на участие россиян в войне с Украиной на стороне Новороссии и при этом преследовать тех, кто там же воюет против Новороссии, значит однозначно и недвусмысленно встать в этом конфликте на сторону самопровозглашённых республик. Это тот самый шаг, к которому сторонники ДНР и ЛНР подталкивали Россию на протяжении многих месяцев. Это та самая черта, за которой, как думают многие, последуют самые невыносимые санкции (и, скорее всего, не менее тяжёлые «ответные санкции»). Не хотелось бы думать, что эта черта может быть перейдена вот так между делом ради сиюминутной пропагандистской выгоды.

 

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания