Новости дня

20 января, суббота













19 января, пятница













18 января, четверг



















Эксперт: Если Путин проиграет Украине, Стрелков объявит его предателем – и это страшнее Болотной


Global Look Press

На этой неделе в Берлине прошли длительные переговоры глав МИДов РФ, Украины, Франции и ФРГ. Закончились они, по мнению министра иностранных дел Украины Павла Климкина, безрезультатно. «Пять часов сложнейшего разговора. Но, наверное, чтобы сдвинуться с места, надо много раз по пять часов», – написал Климкин в своём микроблоге в Twitter.

Результата от них не ожидал и министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер — хотя, надо заметить, по итогам переговорам согласился с министром России Сергеем Лавровым, который сообщил о приходе к консенсусу относительно гуманитарной помощи.

Выскажите свое мнение: Что означают скандальные покорения московских высоток украинским руфером?

Эксперт «Собеседника» в интервью объяснил, из-за кого и почему это далеко не первые переговоры, которые заканчиваются отсутствием хоть какого-либо выводящего Украину из кризиса результата.

— Это ведь не первые переговоры, да и все предыдущие были, но результата нет. Почему?

— Порошенко действительно заинтересован в прекращении войны, потому что ему некуда деваться, потому что он не Путин. Он не может, как Путин, бомбить и уничтожать несколько лет собственные города. Это просто невозможно для него. А для Путина это было возможно потому, что города были не русские, хотя погибали в основном русские, но города были не русскими. Люди думали, что в Чечне велась война против чеченцев, а уничтожали русских людей. Чеченцы просто уехали в горы к родственникам из больших городов, а русские остались. Я был в Грозном, я знаю.

Но проблема в том, что нашего президента устраивает именно тот формат, который есть сейчас. Вот в чём проблема. Потому что он, очевидно, не может захватить эту территорию, но он и не хочет согласиться с поражением. И ситуация этого постоянного ужаса очень хороша, потому что она заставит пойти на уступки. Не потому, что он в военном плане проиграет, а потому что он политически не может продолжать войну. Уже видно, что на переговоры украинцы идут, пытаясь договориться, а наши идут просто затягивая время.

— А о какого рода уступках может идти речь?

— Например, объявление нейтралитета Украины, отказ от вступления в НАТО, отказ от размещения каких-либо военных подразделений из других стран на украинской территории. Далее Путину нужны символические вещи, которые не имеют реально никакого значения, но можно позиционировать их как свою победу: это государственность русского языка и особый статус Донбасса. Например, «Донбасская республика в составе Украины».

Путину нужна победа. Военной победы, очевидно, быть не может, но нынешняя ситуация, а точнее — продолжение ситуации, из-за Путина. И время играет против Порошенко тоже из-за Путина, потому что с Западом мы всё равно рассорились, уже на всё наплевать. А Украины жалко. То есть не исключено, что украинцы пытаются договориться, а у нас просто тянут время.

— Требование уступок преследует ещё какую-то экономическую выгоду?

— Думаю, сейчас уже нет. Политическую выгоду — да. И сейчас — внутриполитическую. Тот патриотический, националистический подъём, который есть сейчас, он внутри себя коварен. Эти 87% за Путина, потому что нет другого. Но если Путин проиграет Украине сейчас, то добрая половина тех, кто сейчас за него, объявит его предателем. И Путину сейчас светит такой факт, который круче, чем Болотная площадь. Это известные ребята: Гиркин [Игорь Стрелков] и прочие бандиты. И это очень серьёзная опасность для Путина. И если его и будут сносить, то его снесут фашисты, реальные фашисты, как, например, Гиркин. Причём забавно, что Гиркин — этнический еврей, но всем абсолютно наплевать, народ интернационален.

Все санкции Путина показали прекрасную вещь. Что сказали западники? «Ребята, мы не осуждаем, ведь вы имеете на это право, но мы так делали, говоря, что вы себя плохо ведёте, поэтому те хорошие вещи, которые вам так нужны, мы вам давать не будем. Технологии, наши банки, наша недвижимость, просто поездки к нам — это то, чем мы владеем, но вам не дадим, потому что вы себя плохо ведёте». Что отвечает Владимир Владимирович? «Поскольку вы себя плохо ведёте по отношению к вам, то мы не будем брать ваши вещи». Понимаете, он не может сказать: «Мы вам не дадим то хорошее, что есть у нас и что нужно вам», — потому что у нас этого просто нет.

Признание того, как построены наши ответные меры, — это признание полного экономического и социального поражения страны. Единственное, что может сделать страна, это назло бабушке отморозить себе ухо: «Вот вы сделали такой список того, что вы не будете нам продавать? Отлично! А мы этот список расширяем!».

Я уже не говорю о том, что всё делается через задний проход, как у нас принято. Идиотские разговоры о том, что мы будем разводить лосося сами, а потом, вдруг, выясняется, что лосось разводят из мальков, которых тоже нельзя поставлять теперь. И масса нашего хозяйства работает на нашем сырье, без которого мы просто не можем работать. Это полный бред.

 

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания