Новости дня

16 августа, четверг

































15 августа, среда












Михаил Ремизов: Киев мог специально дать дезинформацию, что "Боинг" — их военный самолет


Boeing 777 // Global Look
Boeing 777 // Global Look

Все 15 стран-участников Совета Безопасности ООН, в том числе Россия, проголосовали за резолюцию по крушению 17 июля малайзийского «Боинга-777». Совбез потребовал всестороннего и независимого расследования трагедии, а также прекращения военных действий в районе катастрофы. Россия поддерживает стремление международного сообщества установить все обстоятельства аварии, однако Запад требует от неё более активных действий и намекает на ужесточение санкций.

Политолог и публицист, президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов поделился своей версией гибели малайзийского лайнера, а также рассказал о том, как следует действовать России в условиях давления со стороны стратегических противников.

Что будет с Россией после крушения «Боинга-777» над Украиной?

Москва смогла убедиться, что в отношении неё со стороны США и их союзников действует презумпция виновности, и она будет применяться вне зависимости от развития событий на Украине, вокруг Донбасса и расследования, кто сбил самолет «Боинг-777» над Украиной. Если в интересах Киева будет разрешён конфликт в восточных регионах, то будет идти активная раскачка ситуации в Крыму. Уже Крым, в свою очередь, станет поводом для введения очередного этапа санкций. Стало вполне очевидно, что пытаться делать шаги навстречу Западу, чтобы избежать ухудшения отношений, — бессмысленно. США и их ближайшие союзники намерены применить максимальное количество удушающих приёмов вне зависимости от благонамеренности поведения Москвы — если не сейчас, то позже.

Остаётся важным вопрос отношение с теми странами, которые заинтересованы в сотрудничестве с Россией, — Германия, Франция, Италия. Безусловно, не нужно давать американцам повода к тому, чтобы эти страны оказывались в их фарватере. Но здесь нужно понять, что отношения с ними будут развиваться тоже в определённом коридоре, в котором, с одной стороны, не будет глубокого стратегического сотрудничества, а с другой стороны — эти страны не пойдут на те санкции и ограничительные меры в отношении Москвы, которые бы нанесли слишком сильный урон их собственной экономике.

Возникает чёткая картина того, что Москву попросту бояться трогать. Не стоит выстраивать свою линию поведения, ориентируясь на одобрение Запада, просто потому что линия Запада будет в любом случае достаточно жёсткой, не всегда консолидированной, но в целом прагматичной. То есть ни американцы, ни европейцы не пойдут дальше определённого предела обострения отношений. С другой стороны, это обострение отношений фактически запрограммировано и неизбежно. России — особенно в том, что касается её стратегически жизненно-важных зон на постсоветском пространстве — нужно совершенной спокойно, в одностороннем порядке руководствоваться собственными интересами.

Михаил Ремизов /

А что сейчас в интересах России?

В интересах России то, чтобы Донбасс смог оказать эффективное военное сопротивление Киеву и чтобы состоялось буферное государство на территории Украины, которое в перспективе сможет, уже получив некий статус, де-факто претендовать на диалог с Киевом об урегулировании вопросов политического и экономического сотрудничества. Предпосылкой для политического диалога с Киевом о статусе Донбасса является военная победа. В ином случае никаких предпосылок диалога не существует — существует лишь стремление Киева в одностороннем порядке завершить зачистку тех, кого они называют террористами.

Такая зачистка, безусловно, будет поражением и Москвы: довольно быстро там появятся военные объекты иностранных государств. Это могут быть не официально войска НАТО, но объекты американские, польские, литовские, и это уже создаст ситуацию необратимости. Я думаю, что мы довольно быстро приблизимся к черте, при которой, условно говоря, в Харькове и Донецке (если он будет взят) будут размещены вооружённые объекты третьих стран. Чтобы избежать этого, России необходимо способствовать созданию буферного государства. Для этого необходима масштабная военная помощь Донбассу и на каком-то этапе, вероятно, признание этих республик.

Есть мнение, что эти республики и ополченцы нужны Москве только до поры до времени — до, скажем, парламентских выборов в Киеве.

Парламентские выборы имеют большое значение для внутреннего баланса сил в Киеве, но не имеют никакого значения с точки зрения геополитического вектора Киева. Потому что на Украине сейчас нет политических сил, которые могли бы претендовать на изменение геополитического вектора страны. Парламентские выборы могут быть интересны как некий контекст для нагнетания конфликта между нынешними группами влияния, в том числе и силовыми группами влияния, — я имею в виду Коломойского, Порошенко. Но они абсолютно не имеют никакого значения с точки зрения геополитического выбора Украины, потому что он безальтернативен для тех политических сил, которые сейчас конкурируют за власть в Киеве. Привязывать поддержку Донбасса к выборам в Верховную раду не имеет никакого смысла, это вещи фактически не связанные.

/

Вы сказали про презумпцию виновности, и, действительно, на Западе как будто никто даже не сомневается в том, что если кто и сбил самолет «Боинг-777» над Украиной, так это Россия. А расследование обстоятельств трагедии может как-то повлиять на мнение Запада?

Расследование, кто сбил самолет «Боинг-777» над Украиной, может повлиять на политические взгляды стран Запада, но не на общественное мнение. Общественное мнение запоминает те версии, кто сбил самолет «Боинг-777» над Украиной, которые были озвучены в первые дни после событий, которые были озвучены наиболее громко. Но с точки зрения политического истеблишмента ответственность всё равно лежит на Москве. Точно так же как президент России заявляет, что если бы Киев не возобновил военные действия, то этого бы [крушение «Боинга»]не произошло, — руководство западных стран будет настаивать на том, что если бы Путин не начал войну на юго-востоке Украины, то этого бы не произошло. Некоторые интеллектуалы на Западе понимают, что войну на юго-востоке, по сути, начал не Путин, а Киев и — раньше — Майдан, активировав очень глубокий внутренний раскол. Но политики этого не признают. Им удобнее считать, что это ответственность Кремля. В любом случае презумпция виновности в отношении Москвы будет действовать вне зависимости от результатов расследования.

Некоторые российские интеллектуалы считают, что всё началось не с Майдана, а с того, что Владимир Путин помешал Украине подписать соглашение об ассоциации с ЕС. То есть вина всё равно лежит на Путине.

Если открутить ситуацию, то я полагаю, что в плане борьбы за влияние над Украиной препятствовать ассоциации Киева с ЕС было ошибкой. Экономические последствия этого договора были бы крайне негативными. И надо было постараться, чтобы они были максимально негативными. В целом экономическая тенденция была крайне негативной, и все те экономические последствия, с которыми бы Украина через какое-то время столкнулась, воспринимались бы как последствия принятого решения об ассоциации с Евросоюзом. И маятник общественного мнения через какое-то время качнулся бы в другую сторону. Это если говорить тактически. А общественное мнение важнее, чем подписи, поставленные на бумаге конкретным руководителем. Ситуация вокруг Майдана это, собственно, показала: руководитель приходит и уходит, а общественные настроения остаются.

Обломки Boeing 777 / Global Look

Но проблема на самом деле не в евроассоциации — можно открутить ситуацию ещё назад, — а проблема в том, что Украина — это внутренне расколотая страна, идеологически и культурно. И этот раскол создан не Путиным, не Москвой, не Россией вообще. Этот раскол унаследован Украиной в силу сложившихся исторических, культурных и прочих особенностей её развития. И именно этот раскол был активирован Майданом. Не Путиным, а Майданом. Фундаментально украинский политический класс и общественное мнение проявляют инфантильность, когда перекладывают ответственность на внешние силы за всё происходящее в украинской истории — новейшей и не только новейшей. То есть полное нежелание видеть и анализировать внутренние причины и предпосылки кризиса. Внешние силы — Москва, Вашингтон и Брюссель — в данном случае играют роль, но если бы украинское общество не было расколото, ничего подобного бы не было.

Как Вы считаете, кто сбил самолет «Боинг-777» над Украиной?

Мне наиболее вероятной версией на сегодня представляется именно преднамеренный пуск, намеренная провокация. Была ли это ракета «земля — воздух» или ракета «воздух — воздух» — это вопрос технический. Антитеррористическая операция развивалась очень неудачно на тот момент, Порошенко пришлось бы отвечать за большое количество жертв и неверные военно-тактические решения — просто катастрофически безответственные. А так удалось переключить внимание, глубже вовлечь НАТО и Соединённые штаты в конфликт, парализовать военную помощь России ополченцам.

Владимир Путин / Global Look

Да, эта версия не только имеет место быть, но её многие поддерживают. Только кажется, что это очень сложно — предугадать, как всё сработает, получится ли свалить вину на противника.

Я согласен, но если есть контроль над мировым общественным мнением, над информационным пространством благодаря США, то рассчитывать на это вполне можно — почему бы и нет.

Ополченцы передали международным экспертам «чёрные ящики», чтобы те разобрались, кто сбил самолет «Боинг-777» над Украиной. Это говорит о том, что им нечего скрывать?

Мне кажется маловероятной ситуация, при которой на высоте 10 тысяч метров ополченцы сбивают самолёт с помощью той — судя по всему, неполной, некомплектной — установки, которая имелась у них в наличии и которой они поспешили похвастаться. Они, видимо, действительно получили в своё распоряжение часть вот этого комплекса ПВО. Но только часть, которой недостаточно для эффективной работы этого комплекса. И до сих пор они действительно сбивали довольно много самолётов, но на совершенно другой высоте.

Их [украинских силовиков] версия мне кажется менее вероятной, хотя она тоже не исключена. Говоря о том, кто сбил самолет «Боинг-777» над Украиной, Киев мог специально по разным каналам дать ополченцам дезинформацию о том, что «Боинг-777» это военный самолет ВС Украины. И если ополченцы имеют техническую возможность, то они могли бы запустить ракету, получив эту дезинформацию, — ну, это как пример. Это как раз потребовало бы более осознанной работы специальных служб Украины. Это тоже нельзя исключать.

Бортовые самописцы Boeing 777 / Global Look

Кажется, даже Владимир Путин не перекладывал вину в вопросе, кто сбил самолет «Боинг-777» над Украиной, на украинскую сторону.

Это правда. В данном случае Путин может просто подчёркивать свою сдержанность: мол, я до получения фактических сведений, не хочу делать выводов.

В связи с ситуацией на востоке Украины и расследованием крушения самолета «Боинг-777» над Украиной Путин созвал экстренное заседание Совета безопасности России. В Кремле участники планируют рассмотреть комплекс вопросов, связанных с обеспечением суверенитета и территориальной целостности России. Чего ждать от этого заседания?

Я не уверен, что сегодня Кремль готов к резким, радикальным движениям, к более активному вмешательству в ситуацию на Украине. Для Кремля сейчас тактически важно исключить появление контингентов стран НАТО на Украине. А для этого необходим однозначный сигнал, что Россия воспримет это как фактически объявление войны.

Вы сказали, что не нужно обращать внимания на санкции…

Не нужно бояться санкций, они будут в любом случае. И они в любом случае не зайдут за красные флажки, когда санкции слишком сильно ударят по европейским экономикам. То есть в определённом коридоре санкции в любом случае будут как некое неотвратимое наказание, причём не за Донбасс, а за Крым. И даже если сдать Донбасс, то за Крым это наказание всё равно последует. Поэтому не нужно ничего бояться, а просто действовать в собственных интересах — просто не оголтело, не сломя голову, — не рассчитывая на одобрение со стороны США и союзников.

Лишь бы не оголтело. Некоторые полагают, что санкции могут разозлить Путина.

Просто санкции являются как инструментом давления, так и инструментом наказания. Если санкции вводятся уже на полную катушку, то они перестают быть инструментом давления. Поэтому, собственно, они пока и не введены на полную катушку. Но как только ситуация с Донбассом разрешится в сторону, благоприятную для Киева, эскалация конфликта будет использована как повод для активации всего пакета санкций.

Военнослужащие / Global Look

Путин ни за что не допустит, чтобы Крым попал под огонь.

Даже если Путин отдаст Крым, его всё равно не простят. Надо исходить из того, что не простят ни при каких обстоятельствах. Надо быть сильными и действовать достаточно эффективно, но ни в коем случае не ориентируясь на одобрение стратегического противника.

Как Вы относитесь к тому, что Кобзона, Газманова и Валерию не пустили в Латвию?

Я думаю, это последний вопрос, который должен нас интересовать.

Но это всё-таки показатель отношения Запада к России.

На мой взгляд, то, что эта информация находится в топе на фоне гибели десятков мирных жителей Луганской и Донецкой областей, является признаком нашей низкой политической, информационной культуры.

Выскажите свое мнение: Смогут ли эксперты установить, кто сбил самолет "Боинг-777" над Украиной?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!