Новости дня

23 июня, суббота















22 июня, пятница






























Леонид Развозжаев не нужен следствию живым?

0

Почти неделю о местонахождении Леонида Развозжаева ничего не было известно. Во вторник, 25 декабря, оппозиционер нашёлся в Челябинском следственном изоляторе. На Youtube даже появилось видео со стихотворением «В камере я и Путин», которое оппозиционер написал в застенках.

Есть такая книжка — она называется «Как полностью исчезнуть, чтобы никогда не нашли» и учит, как замести следы и начать новую жизнь с чистого листа. Что-то наподобие применяется для защиты свидетелей по важным уголовным делам: человеку дают новый паспорт и помогают осесть на новом месте. В России в последнее время такая «программа защиты свидетелей» всё чаще применяется к обвиняемым.

Леонид Развозжаев пропал на пересылке — его этапировали в Иркутскую область для проведения неких следственных действий, но не по обвинению в массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая. Десять лет назад оппозиционер якобы украл пятьсот шапок и вообще был тот ещё рэкетир, так что следствие не могло пройти мимо его злодеяний — уголовное дело возбудили едва ли не накануне истечения срока давности.

Точно так же, как Развозжаев, бесследно пропала неделю назад на этапе оппозиционная активистка Таисия Осипова, осуждённая за торговлю наркотиками (в чём, должно быть, усмотрели экстремизм, поскольку обыск проводили при участии сотрудников современной политической полиции — Центра по борьбе с экстремизмом). Точно так же «пропадали» на несколько дней и участницы «Pussy Riot» Мария Алёхина и Надежда Толоконникова, а ещё раньше — Михаил Ходорковский и Платон Лебедев.

Неудивительно, что журналистка Ольга Романова, опасаясь за судьбу своего мужа Алексея Козлова, осуждённого по якобы «липовому» обвинению в мошенничестве, в любых теле- и радиоэфирах, в любых печатных выступлениях открытым текстом заявляла: моего мужа убьют на этапе — якобы есть заказ от людей, организовавших ему отсидку. Да и где, как не на этапе, если люди там пропадают бесследно — и пока не «вынырнут», ничего о них не известно? Вот где бы пригодился, пожалуй, ГЛОНАСС — вместо маршруток в Нальчике, владельцы которых во вторник организовали стихийный митинг протеста против оснащения их таратаек отечественными навигаторами...

Вообще с мёртвыми обвиняемыми, конечно, проще. На «нет» и суда нет, нет человека — нет проблемы — и это даже не про смертную казнь. Верховный суд, конечно, не так давно признал за родственниками людей, умерших в СИЗО или под следствием, право добиваться их реабилитации. Ну и что? Родственники Ольги Александриной, погибшей в аварии с «Мерседесом» «Лукойла» на Ленинском проспекте, не первый год обивают пороги судов — на днях рассмотрение дела вновь возобновили.

Та же история с родственниками Сергея Магнитского — эти вообще воюют на два фронта, одновременно пытаясь привлечь к ответственности виновных в гибели юриста, а не только тюремного врача. Это, впрочем, не мешает Владимиру Путину на своей пресс-конференции отвечать одному из журналистов, задавшему вопрос о Магнитском, что тот-де и умер не от пыток, и вообще был юристом человека, обвиняемого в махинациях. Ну, раз юрист, значит, можно — чего уж про самих обвиняемых говорить?

Пресс-конференция Владимира Путина вообще много прояснила насчёт того, насколько невыгодно быть живым обвиняемым в России. Будь ты, к примеру, обвиняемый по делу о беспорядках на Болотной (не Развозжаев — там и без него два десятка человек сидит), и про вас президент сказал, что тех, кто не совершал насильственных действий в отношении полиции, сажать нельзя.

Так вот, после этого тебя не отпускают, а напротив — предъявляют новое обвинение. Один из ОМОНовцев, который предыдущие полгода в тебе участника беспорядков в упор не видел, теперь жалуется на моральные и нравственные страдания, причинённые ему ударом — твоим ударом, он всё вспомнил! Должно быть, не меньше пострадать ему пришлось, вспоминая этот злосчастный удар — полгода себя превозмогал человек.

Ещё один намёк пришёл совсем негаданно. «Адекватный ответ» на «список Магнитского» поначалу окрестили «законом Димы Яковлева». По ходу дела зашёл спор о том, насколько этично называть именем погибшего в США ребёнка инициативу, которую в Интернете окрестили «законом подлецов». Однако время всё расставило на свои места: скорость нашей жизни сократила название того законопроекта до «антимагнитского закона».

И ведь верно — чтобы больше не было таких магнитских. Ты бы помер, браток. Так оно проще. Только родственникам ещё не забудь сказать, чтобы шума не поднимали. Не то сироты поплатятся.

Читайте также:

Леонид Развозжаев: водитель, торговец шапками, революционер и другие детали его биографии

Дмитрий Быков: Расправляясь с Развозжаевым, Лебедевым и Косякиным, власть героизирует оппозицию

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания