Внук Берии просит реабилитировать расстрелянного деда

Игорь Лопатченко заручился поддержкой внучки Горького

Игорь Лопатченко с Марфой Пешковой

Уралец Игорь Лопатченко подал заявление в суд на реабилитацию бывшего главы НКВД, расстрелянного 27-го декабря 1953-го года на задворках одной из центральных столичных улиц. Места захоронения Берии нет, тело шефа разжалованного наркомата внутренних дел было кремировано, а пепел развеян над Москвой.

Более тридцати лет Игорь Павлович пытается доказать своё родство с одним из самых неоднозначных политиков двадцатого столетия. Официально признанные внуки Берии - а их трое - сторонятся предполагаемого родственника, общается с Лопатченко лишь их мама, внучка писателя Максима Горького Марфа Максимовна Пешкова. Несколько  лет тому назад Игорь заручился поддержкой именно Марфы Пешковой.

- На прошлой неделе я подал заявление в Каслинский суд о реабилитации моего деда, — делится Игорь. — Я не считаю, себя предполагаемым внуком Лаврентия Павловича, так как у меня хватает доказательств, что я - прямой наследник Берии, сын его внебрачного сына Эскандера Гарибова, рождённого на Урале. Эти сведения мне подтвердила женщина Секенат, которая состояла в отношениях с Гарибовым и родила меня. Но для меня важнее всего мнение людей, которые меня воспитали которых я считаю своими папой и мамой, они были достойными людьми, хорошо знали Гарибова, врать не могли. На эту тему мы с вами беседовали для интервью вашему изданию.

В середине - мама Игоря Лопатченко Секенат

- Игорь, что сподвигло вас подать в суд на реабилитацию Берии?

- Считаю, что надо восстановить историческую справедливость. Берию преподносят этаким монстром, который только и делал, что уничтожал свой народ и охотился за молоденькими девушками, чтобы увести очередную жертву для утех в Кремль. Люди привыкли в это верить. Нам порой удобно верить в легенды и мыслить стереотипами.

Но я даже не предлагаю, а настаиваю на том, чтобы вспомнить, сколько сил Лаврентий Павлович положил на нашу оборонную промышленность во время Великой Отечественной войны, когда вывез многие наши заводы за Урал, там в тылу люди трудились для фронта. с 1946 по 1950 годы он спас страну от ядерного коллапса.

Если бы ядерная промышленность была ему не подконтрольна, то последствия представить страшно, как и то: что враждующие с нами страны, могли превратить нашу страну в руины, что они успешно сделали с Хиросимой и Нагасаки. Потом, для развития ракетной и ядерной промышленности он вытаскивал из тюрем лучшие умы современности, которые сразу получали должности и квартиры в престижных частях Москвы, а не продолжали гнить в  тюрьмах.

Благодаря Берии было прекращено кровавое и позорное для нашей страны «дело врачей», «мингрельское» дело, антисемитским процессам был положен конец.. После смерти Иосифа Виссарионовича Джугашвили, известного всему миру как Сталин, Берия видел себя его  преемником, что многие историки и патриоты нашей страны считают справедливым. Но по ряду обстоятельств он стал лишь главой совета министров, что тоже было неплохо для страны.

Он сделал всё, чтобы были отменены планы депортации евреев в необжитые районы Советского союза. Благодаря ему вышли на свободу более миллиона человек. Было восстановлено доброе имя многих врачей, репрессированных в эпоху Сталина. Он поднял тогда на уши всю прессу. Во всех СМИ было обнародовано, что врачи были арестованы без законных оснований. Однако. освобождены были при его власти далеко не все, но авторитет Берии был настолько силён, что реабилитации продолжились и после его гибели.

Не забывайте ещё один серьёзный момент, что у бывших заключённых были  паспортные ограничения на проживание, из-за которых люди, отбывшие наказание, не могли вернуться в семью, устроиться на работу, то есть они были обречены на мытарства, а Берия эту систему упразднил, при нём бывшие затворники сталинских лагерей не чувствовали себя изгоями. 

- Вы дружите с Марфой Пешковой, невесткой Берии, которая подарила ему троих внуков. Что Марфа Максимовна думает по этому поводу?

- А что она может думать, если её муж Серго мечтал о реабилитации отца, но не успел написать даже заявление. Это стало его последним желанием, помимо книге об отце, которую он намечал писать, где бы говорилось о добрых и важных вещах, которые сделал его папа для нашей страны. Непременно, он бы рассказал там об отце как человеке и семьянине.

Можно допустить, что у Лаврентия Павловича были и романы на стороне, но не до такой степени, как описывается и рассказывается. Берия представлен везде с одной стороны, как растленный и растлевавший.

Вернёмся к Марфочке, как я её люблю называть, а она в ответ снисходительно улыбается. В этой семье живёт ещё страх студёного декабря 1953-го года, когда в ночь расстрела главы семьи их водили по какому-то московскому особняку, Марфа была беременна в тот момент, но уже прощалась с жизнью.

Для всей семьи Берии его реабилитация будет важным моментом. К слову, дети Марфы носят совершенно другую фамилию, по понятным причинам. Семья была загнана в угол. Но Марфа Пешкова - прямой и справедливый человек, она не боится мне рассказывать о своём свёкре, который оставил у неё самые лучшие воспоминания.

Он был отличным семьянином, который проводил все выходные с семьёй, со своей женой-красавицей Нино Теймуразвоной. Здесь устраивались прекрасные праздники с кавказскими застоялыми, чествовались именинники и новорождённые.

К слову, в середине августа Марфа Максимовна отмечает красивый юбилей. Стремлюсь к ней полететь. Правда, во время пандемии её забирала дочь к себе на дачу и я общался с ней через её сестру Дарью. Марфа, конечно, уникум. Когда я её обнимал при встрече и на прощание, я почувствовал энергетику и ощутил тело молодой девушки, она удивительна сохранна. Таких людей, как Марфа Максимовна, я никогда не встречал, она смиренна и терпелива. Мы будем  пить шампанское, которое она любит, есть сладкое и её любимые бутерброды с красной рыбой.

А пока я расскажу ещё одну историю, которая характеризует моего дедушку. Марфа Маскимовна вспоминает, что свёкор приучал своего сына - её мужа Серго - к спорту. По семейной традиции, они всегда вместе делали зарядку. Он воспитал в Серго настоящего мужчину, Марфа обожала своего мужа, они родили троих детей.

В семье много читали, Берия всегда тянулся к свету, будучи по происхождению простым парнем из абхазского села. По словам Марфы, как-то Серго высказался нелицеприятно о православной иконе, что сразу же вызвало возмущение отца. Он сказал, что никогда нельзя обижать чувства верующих людей, даже если ты сам атеист.

Но здесь надо сказать, что семья была верующей. Внучку Горького они приняли в свою семью радушно. Серго нравился дочке Сталина Светлане, которая хотела выйти за него замуж,  а ему нравилась кроткая, красивая, изящная, но такая сильная духом Марфочка.

Она тоже очень переживает за моего отца Эскандера Гарибова, который по последним сведениям, живёт в Штатах. Надеюсь , что реабилитация Лаврентия Павловича Берия поможет не только восстановить историческую справедливость, но и воссоединиться всем его родственникам, не только нам с моим родным отцом.

Теги: #Берия

Рубрика: Общество

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика