10.07.2021

Александр Демьянов: Кому "Гейне", кому "Макс"

Рассказываем об одном из самых ярких советских разведчиков, который закончил свои дни скромным инженером-электриком

Фото: архив

Александр Демьянов

Немцы считали, что в советском Генштабе у них есть свой агент – «Макс». Но они сильно заблуждались… В СССР героя знали под псевдонимом «Гейне».

Фиктивный «Престол»

В советские времена монастыри были не только «храмами Спаса на картошке», но и обиталищем людей. Так, в подвале Новодевичьего монастыря ютились бывшие дворяне и тайные монархисты – поэт Садовский и еще несколько антисоветчиков. Они были в возрасте и политически безвредны и, разумеется, находились под контролем НКВД.

С началом войны в недрах этого учреждения возникла идея создать фиктивную прогерманскую организацию «Престол» с целью систематической дезинформации противника. Вдохновлялись успешными операциями ВЧК-ОГПУ («Трест», «Синдикат»), создавшими фиктивные центры внутри страны и выманившими в СССР антисоветчика Савинкова и других врагов власти. Название операции для радиоигры с противником выбрали подходящее – «Монастырь». Подыскали и главную фигуру для операции: скромного инженера «Главкинопроекта» Александра Петровича Демьянова, выходца из дворянской офицерской семьи из рода первого атамана Кубанского казачьего войска. Мать его была фрейлиной императрицы Александры Федоровны, а отец, офицер царской армии, умер от ран еще в 1915-м.

Демьянов начал сотрудничать с органами госбезопасности с 1929-го под кличкой «Гейне». Женился на видном режиссере «Мосфильма» Татьяне Березанцевой, дочери профессора-медика. Супруги получили квартиру в центре Москвы, где часто стали пировать литераторы, артистическая богема, а также сотрудники иностранных посольств. Уже тогда Демьянова использовали для разработки иностранцев: немцы считали его своим человеком и присвоили кличку «Макс».

Проверка расстрелом

С началом войны Демьянов написал заявление с просьбой направить его на фронт в кавалерию. Однако чекисты решили по-другому. В феврале 1942-го было организовано его «бегство» через линию фронта. В плену Демьянова допрашивали и даже подвергли жесткой проверке, поставив у стенки и инсценировав расстрел. Но поверили. Он попросил у немцев помощи для «Престола»… Демьянов прошел спецподготовку у немцев, обучился шифровальному делу и уже через 26 дней был сброшен на парашюте над Ярославской областью.

Всей операцией руководило 4-е управление НКВД под руководством опытнейшего Павла Судоплатова, непосредственного киллера главы организации украинских националистов (ОУН) полковника Коновальца, организатора убийства Троцкого, одного из создателей партизанского движения, впоследствии генерала. Позже, при Хрущеве, Судоплатов был репрессирован как сообщник Берии вместе с другими видными разведчиками.

Именно на 4-е управление ориентировалось советское руководство. Внешняя разведка была поражена кровавыми, безумными чистками Сталина и его клевретов. Из легальных резидентур в захваченной Гитлером Европе функционировала лишь лондонская, а к 1942-му гестапо ликвидировало всю нашу агентуру в Германии и арестовало наших нелегалов.

Игра началась

Демьянов вышел в эфир на связь с немцами, и началась дезинформационная операция «Монастырь», сложная и разноплановая. Вскоре к Демьянову явились немецкие курьеры… Некоторых перевербовали и включили в радиоигру.

Всего было захвачено более 50 агентов, получено много радиотехники и несколько миллионов рублей, которые немцы присылали на работу «Престола».

Дезинформацию немцев НКВД организовал весьма квалифицированно и системно, иногда специально «подтверждали» передвижения войск и техники, маскируя целые эшелоны: исходили из того, что немцы имеют своих агентов в СССР, следивших за передвижениями войск.

Работа по дезинформации отличалась большой кропотливостью и имела успех: немцы наградили Демьянова орденом «Железный крест».

«Макс» в Генштабе СССР

В глазах гитлеровцев Демьянов был ценнейшим агентом, тем более что он вроде как устроился младшим офицером связи в наш Генштаб и черпал информацию оттуда. Фашисты им гордились.

К слову, сведения о Демьянове просочились к англичанам, и Черчилль даже сообщил Сталину о «немецком шпионе в Генштабе». Наличие такого агента подтверждала и наша агентура в английской разведке.

Демьянов между тем продолжал активно работать. Важную роль сыграла его дезинформация о дислокации наших войск на Курской дуге в летней кампании 1943-го, что способствовало разгрому немцев. А во время советского наступления в 1944-м с помощью Александра Петровича было имитировано нахождение в советском тылу двухтысячного немецкого подразделения подполковника Шерхорна (операция «Березино»). Сам Шерхорн был до этого захвачен в плен и пошел на сотрудничество с НКВД. Это был очередной триумф разведчика. В результате удалось захватить множество связников с рациями и агентуры, выброшенной на помощь Шерхорну.

При этом, как ни странно, немцы до самого конца войны высоко оценивали информацию своего «Макса» (а нашего «Гейне») и не сомневались в его преданности рейху.

Зато генералам ставим памятники...

За заслуги перед Отечеством советское правительство наградило Александра Демьянова орденом Красной Звезды. Надо сказать, весьма скромно для человека, проявившего величайшее мужество и преданность Родине.

После войны он тихо работал в одном из НИИ по своей специальности (инженер-электрик), скончался в 1975-м от сердечного приступа.

О подвиге этого героя войны нигде не упоминалось вплоть до перестройки, когда об этом написал руководитель операции генерал Павел Судоплатов. Ныне же Демьянов полностью и незаслуженно забыт. На мой взгляд, тут сказалось несколько снисходительное отношение к своим агентам в органах безопасности и желание все заслуги приписать начальникам. Ведь известно, что «города сдают солдаты, генералы их берут».

Но разве Александр Демьянов не заслуживает звания Героя?

Спорные версии о «Монастыре»

В советской историографии утверждалось, что «Монастырь» вынудил немцев сконцентрировать войска на Ржевском направлении, ослабив другие участки фронта, что дало возможность нанести удар по армии генерала Паулюса под Сталинградом и изменить ход войны. На Ржевское направление был направлен Жуков, известный немцам как «генерал наступления», который даже не знал об операции НКВД. Жуков в мемуарах о «Монастыре» не упоминает, с горечью пишет о мясорубке под Ржевом, где мы понесли жуткие потери: 1 млн 200 тыс., а то и больше (подсчет еще не закончен).

Как мне представляется, в советской версии много натяжек и видно желание руководства КГБ серьезно преувеличить стратегическое значение своей задумки и, естественно, свой вклад.

Михаил Любимов

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №05-2021 под заголовком «Александр Демьянов: кому "Гейне", кому "Макс"».

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика