Новости дня

01 марта, понедельник









28 февраля, воскресенье












27 февраля, суббота











26 февраля, пятница












sobesednik logo

"Прогноз пессимистичный": Какие проблемы ждут школьников после дистанционного обучения

00:07, 25 января 2021

"Прогноз пессимистичный": Какие проблемы ждут школьников после дистанционного обучения
Фото: depositphotos
Фото: depositphotos

«Дистанционка», «удаленка» – новые слова в нашем лексиконе, которые для кого-то стали ругательными, для других – символом долгожданной свободы от ненавистной школы. В столице удаленный режим для школ отменили, в регионах он пока сохраняется. Как это все повлияло на детей, родителей, учителей, «Собеседник» узнал у главного редактора «Учительской газеты», члена Общественного совета при Министерстве просвещения России Арслана Хасавова.

Арслан Хасавов // Фото: соцсети

Шок и отторжение

На что жалуются школьники, родители, учителя?

– У дистанционной формы обучения немало проблем. В России 16–17 миллионов школьников, три миллиона студентов среднего звена, четыре миллиона студентов в вузах – это огромная часть страны, у которой есть родители, бабушки и дедушки, в образовательном и воспитательном процессе задействованы практически все. И у всех общая проблема – психологическая. Хотя все мы давно понимаем, что живем во времена неопределенности, но столь резкие перемены в жизни на первых порах вызвали лишь шок и отторжение. Но выход из зоны комфорта – это всегда точка для роста.

Можно привести примеры?

– Общество в большинстве своем привыкло к получению услуг (слово, которое коробит в этом контексте) в сфере образования. Ребенок входит утром в школу, после обеда или к вечеру возвращается домой. В идеале – сытый, научившийся новому, чуть более воспитанный и социализированный. А родители, что называется, спрашивают с образовательной организации за результат, часто не вдаваясь в детали происходящих там процессов.

В ходе же вынужденного дистанционного обучения часть обязанностей перешла к родителям. Мамы и папы примерили на себя роль педагогов, оказались значительно больше вовлечены в происходящее, у них появилось немало вопросов к школьным программам, учителям, своим собственным детям, да и вообще к классно-урочной системе обучения. Выявился и цифровой разрыв поколений, в России даже предложили создать своего рода родительские университеты. Эмоциональная неподготовленность во многих случаях накладывалась и на сложную экономическую ситуацию в семьях, когда отсутствие свободных помещений, оборудования, устойчивого соединения с интернетом, другие бытовые причины приводили к стрессам и даже скандалам внутри семьи, в родительских чатах, в общении с учителями.

Стали еще более заметны масштабы неравенства в образовании и ущерб детям и молодежи из наиболее уязвимых групп населения. Все еще на слуху история омского студента и блогера Алексея Дудоладова, который «ловил» интернет, взбираясь на березу. Кстати, недавно он с нее все-таки упал и повредил руку.

Новые оценки

Как дистанционная форма повлияла на успеваемость учеников?

– Сегодня говорят о том, что традиционная система оценивания исчерпала себя. Из пяти баллов в подавляющем большинстве случаев используется только три, которые далеко не всегда могут объективно отразить картину успеваемости. На прошедшем на днях Гайдаровском форуме министр просвещения России Сергей Кравцов заявил, что ведомство планирует двигаться в сторону новых оценок. Верный посыл, ведь главные навыки в XXI веке – это 4К: критическое мышление, креативность, коммуникация, командная работа, а им сегодня уделяется недостаточно внимания.

С 1 января вступил в силу приказ профильного ведомства, согласно которому отныне вместо итоговых оценок по изобразительному искусству, музыке и физкультуре допускается указывать отметку «зачтено». Это логично и правильно, ведь мы должны двигаться к школе, в которой отметки не являются кнутом и мотиватором обучения.

Не превратилась ли проверка знаний в профанацию, ведь предотвратить списывания на дистанционке практически нереально?

– Совершенствуются не только образовательные платформы, но и системы контроля успеваемости. Если мы говорим о по-настоящему важных этапах проверки знаний, то на помощь приходит система прокторинга, когда проктор следит за действиями экзаменуемого с помощью веб-камеры и видит, что происходит на мониторе его компьютера. Это позволяет не только подтвердить личность учащегося, но и объективно оценить его знания, исключить шпаргалки и прочие уловки. Эта система уже активно используется и в России.

Возрастные региональные учителя смогли адаптироваться к удаленке с ее техническими сложностями?

– В большинстве своем да. Хотя резко поменялись условия труда, закрепленные трудовым договором, необходимый набор навыков и умений, в конце концов, значительно увеличиваются счета за коммунальные услуги, так как отныне вы сидите дома – никто эти расходы не компенсирует. И все это на фоне пандемии и естественного беспокойства за свою жизнь и здоровье, ведь люди старшего поколения входят в группу риска. Мне неизвестны случаи, когда педагог, ссылаясь на эти обстоятельства, бросил бы своих учеников. В по-настоящему безвыходных ситуациях возрастных учителей переводили в статус наставников, а их подменяли студенты старших курсов педагогических вузов. Это прекрасная практика, которая, с одной стороны, позволяет передать бесценный опыт новому поколению педагогов, а с другой – еще со студенческой скамьи попробовать себя в профессии.

А что с ЕГЭ?

Есть семьи, которые из-за низкого дохода и отсутствия технических средств оказались отрезаны от удаленной формы обучения?

– Есть такие. Им помогали всем миром – Министерство просвещения, региональные власти, представители политических партий и благотворительных фондов.

С 2019 года в нашей стране реализуется национальный проект «Образование». В него входит и федеральный проект «Цифровая образовательная среда». Там есть цель – обеспечение 100% образовательных организаций в городах интернетом со скоростью соединения не менее 100 Мб/с, в сельской местности – 50 Мб/с. Если в школе будет интернет, то при необходимости «раздать» его не должно быть проблем. Для примера: в некоторых европейских странах и в США, например, учащиеся получили ноутбуки со специальными номерами, открыв которые, они попадают в свои аккаунты и сразу, без лишних действий, видят все приложения, в которых занимаются.

Наверстают ли дети, которые год просидели на удаленке? Будут у них в будущем сложности – в частности на экзаменах?

– Судя по личному опыту и переживаниям родственников, знакомых, обсуждениям в чатах, на форумах и сайтах, прогноз пессимистичный. Однако в прошлом году многие тоже боялись, какими будут результаты ЕГЭ. Но итоги оказались вполне сопоставимы с предыдущими годами, а по некоторым предметам даже улучшились.

Есть плюсы у удаленки?

– Конечно! Дистанционный режим обучения оказался продуктивным в первую очередь для мотивированных детей. Высвободившееся время они смогли потратить на углубление своих знаний в предметах по интересам. Многим ребятам понравились образовательные платформы и интерактив, игровой формат получения знаний. Все это, конечно, не отменяет и негативных факторов – долгое сидение у экранов с риском для зрения, низкая физическая активность, снижение количества личного общения со сверстниками и педагогами, корректировка всего стиля жизни.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №02-2021 под заголовком «На дистанционку я б пошел, пусть меня научат».

Теги: #удаленка

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^