Новости дня

29 ноября, воскресенье














28 ноября, суббота













27 ноября, пятница

















sobesednik logo

Иван Соловьев: Приложил все силы, чтобы Поклонская перестала общаться с Сергием

00:08, 08 ноября 2020

Иван Соловьев: Приложил все силы, чтобы Поклонская перестала общаться с Сергием
Иван Соловьев и Наталья Поклонская // Фото: Global Look Press
Иван Соловьев и Наталья Поклонская // Фото: Global Look Press

Заслуженный юрист России Иван Соловьев попробовал себя в творчестве, написав книгу «Искушение». Его перу также принадлежит сценарий, по которому сейчас снимается фильм «Пункт пропуска». Премьера заявлена на март следующего года. О своем новом опыте, о фильме и о бывшей жене – Наталье Поклонской – Соловьев поговорил с «Собеседником».

Актеры боялись попасть под санкции

Иван Николаевич, фильм посвящен событиям в Крыму. Неужели вы считаете, что присоединение полуострова к России было законным?

– С моей точки зрения, это произошло весьма органично. Рано или поздно это должно было произойти. Мне кажется, в свое время решение передать Крым Украинской ССР было волюнтаристским, незаконным. Если бы в 1991 году на тех переговорах в Беловежской Пуще, когда разваливался СССР, подняли тему Крыма, то Украина, несомненно, его отдала бы. Но, к сожалению, этот вопрос тогда не был поднят. Причем после распада Советского Союза курс крымчан всегда был настроен на присоединение к России, и все эти годы они чувствовали себя не в своей тарелке. Поэтому то, что произошло в 2014 году – абсолютное волеизъявление жителей Крыма.

Помнится, у вас с Поклонской уже выходила книга «Крымская весна. До и после. История из первых уст». Что же вы еще не рассказали о Крыме?

– То были ее воспоминания. А в основе новой книги «Искушение» – уже мой взгляд на Крым и крымчан. О тех делах, которые я знаю, когда работал руководителем аппарата уполномоченного по правам человека в России. Я подобрал дела, которые не оставят читателя равнодушным и показывают, насколько разнообразен мир и как в неожиданных местах происходят нарушения прав человека.

Мне кажется, «Искушение» – вещь более широкая по тематике, чем та книга. И вот один эпизод из моего произведения приглянулся руководителям киностудии «Горизонт Кино». Это история двух военнослужащих, которые обманным путем были похищены Службой безопасности Украины в 2016 году. Три года они находились в плену, и мы предпринимали серьезные усилия, чтобы вернуть их обратно.

Рассказ о том, как они были в плену, как их ждали семьи, о том, какие усилия предпринимало государство, чтобы вернуть ребят домой, о том, как они выстояли, как не предали. Это не боевик – там не будет стрельбы или драк, это скорей кино, которое ориентировано на семейные ценности.

Деньги выделило государство?

– Нет, ни копейки. Деньги выделили те люди, которым эта тематика небезразлична. Слава Богу, есть такие, которых патриотическая и семейная тематика не оставляет равнодушными.

Не так давно на киноэкраны вышел фильм «Крым», который с треском провалился в прокате. Может быть, тема Крыма зрителям не очень интересна?

– Я смотрел ту картину, но не могу давать ей оценку. Просто скажу, что, в отличие от «Крыма», мы в своем фильме максимально уходим от каких-либо штампов, от какого-либо идеологического заказа.

А вы считаете, что там был такой заказ? Вроде про любовь…

– Ну, это вишенка на тортике, чтобы можно было на что-то отвлекаться от политики.

Вы участвуете в процессе съемок?

– Изначально меня пригласили в качестве главного консультанта. Но когда был готов сценарий, он не удовлетворил киностудию. Тогда мне предложили написать свой вариант. Конечно, написать книгу и написать сценарий – это две разные вещи. Я попробовал, и, слава Богу, мой сценарий пришелся ко двору. Мало того, мне предложили роль – одного из руководителей этой операции по освобождению ребят из плена. То есть произошло переплетение кинематографа и реальной жизни, ведь мне тоже выпала честь участвовать в спасении ребят.

Авторы фильма не боялись, что не все актеры согласятся там сниматься – ведь попадут под какие-нибудь санкции?

– Да, были моменты, когда актеры отказывались потому, что боялись. Кто-то из-за того, что не пустят на Украину и в Европу, кто-то потому, что снялся в фильмах, которые должны участвовать в европейских фестивалях. Поэтому большое уважение вызывают те, кто не побоялся и согласился, например Николай Добрынин, Эммануил Виторган, Михаил Полицеймако, Борис Эстрин… Сразу скажу для украинской стороны: эти актеры снимались не в Крыму, поэтому не пытайтесь поставить им это в упрек.

Отец Сергий – прекрасный актер!

Вы упомянули, что работали в аппарате уполномоченного по правам человека. Слышал, что вас оттуда убрали из-за жены – депутата Госдумы Натальи Поклонской, которая тогда публично критически высказалась о пенсионной реформе…

– Дело в том, что после свадьбы у меня был отпуск. Когда я вернулся, мне предложили в короткие сроки забрать вещи и покинуть свой пост. Я не знаю, сыграла ли позиция Натальи какую-то роль или нет. Не мое дело об этом судить.

А когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с Натальей?

– Мы познакомились, когда она работала прокурором в Крыму. У меня там тоже были некоторые проекты. Потом она переехала в Москву, стала работать в Государственной думе, в комитете по безопасности.

Я за два года до этого возглавлял аппарат этого комитета. То есть у нас были темы, которые мы могли обсудить. А потом рабочие отношения переросли в личные.

Фото: Instagram

Если честно, сложно представить Поклонскую в семейной жизни…

– Это неправильные представления о ней. В личной, семейной жизни это абсолютно нормальный, адекватный человек.

Она так часто делала спорные заявления и совершала странные поступки. Например, ее дружба со скандально известным священником Сергием, который сейчас отлучен от церкви. Как вы к этому относились?

– Я приложил все свои силы для того, чтобы Наталья перестала с ним общаться. Я ведь тоже ездил к нему в монастырь, говорил с ним. Знаете, это прекрасный актер, у него масса разных лиц. Тем более Сергий провел в заключении много лет, потертый жизнью человек. Он сразу понял, что на меня повлиять, зомбировать, как он делает с другими, не получится.

А чем же он охмурил Поклонскую? Мне казалось, она достаточно твердый человек…

– Да, Наталья – твердый человек, в этом сомнений быть не может. Думаю, тут сработало такое: когда человек говорит то, что ты хочешь услышать, то начинаешь доверять ему, понимаете? Когда человек ищущий, то его легко обмануть.

Для Сергия Наталья была только ради его пиара. У него же там много известных духовных чад – хоккеисты, артисты, певцы…

Вы как-то сказали о Наталье: «С пониманием отношусь ко всем ее заблуждениям». Что вы имели в виду?

– Когда мы были в браке, я с пониманием относился ко всем оценкам, которые она давала.

Что касается ее позиций или высказываний… Скажу так: я поддерживал ее во всех начинаниях, иначе быть не могло, ведь мы были супругами. Я считал неправильным навязывать ей свое мнение. А сейчас давать Наталье оценки – это будет неэтично с моей стороны.

Вы прожили в браке всего лишь год. Некоторые подозревают, что ваш брак был только для пиара...

– Вовсе нет. Послушайте, мы же не в день знакомства пошли в загс! У нее за плечами был брак, у меня несколько. К Наталье я ушел из семьи. Для меня, конечно, это было непростое решение. Я тогда понял, что Наталья – тот человек, с которым я хочу быть дальше по жизни. А то, что мы быстро расписались – это потому, что хотелось, чтобы все было правильно, по гражданскому и Божьему закону.

Поклонская говорила, что инициатором развода была она. Это правда?

– Отвечу коротко: какая теперь разница?! Пусть будет так, как кому угодно. Теперь наши жизни существуют отдельно друг от друга.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №42-2020 под заголовком «Иван Соловьев: К Наталье Поклонской я ушел из семьи».

Теги: #Поклонская

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^