Новости дня

21 сентября, понедельник





20 сентября, воскресенье














19 сентября, суббота














18 сентября, пятница











sobesednik logo

Минобороны: Мы победили дедовщину. "Солдатские матери": Стало еще хуже!

22:59, 27 августа 2020

Минобороны: Мы победили дедовщину. "Солдатские матери": Стало еще хуже!
Фото в статье: Global Look Press
Фото в статье: Global Look Press

Браваду заместителя министра обороны Андрея Картаполова на форуме «Армия-2020», сказавшего, что в Вооруженных силах РФ «полностью искоренили дедовщину», по просьбе Sobesednik.ru оценила Валентина Мельникова, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России.

– Терминология, которую применил Картаполов, меня приводит в ужас, – признается Валентина Мельникова. – Потому что говорить нужно о преступлениях и нарушениях, а это все эвфемизмы.

Дедовщина – термин, который когда-то замполиты придумали вместо того, чтобы называть вещи своими именами: побоями, пытками и т.д. – напоминает защитница прав военнослужащих.

Понятно, что советской системы унижений в российской армии уже нет. К 2012 году в Комитеты солдатских матерей не было ни одной жалобы на побои, пытки, жестокое обращение. Это результат действий предыдущих составов командования — каждый понемногу вносил свою лепту.

А с 2013 года все стало потихонечку возвращаться, – отмечает Мельникова. – Младшие офицеры и бьют, и унижают, и запугивают солдат. Отнимают у них деньги. Как правило, на уровне ротного. Почти всегда находится в части какой-то капитан, которых со своих подопечных солдат снимает по тысяче рублей. То есть около 100 тысяч рублей он может иметь на этих поборах каждый месяц.

А командиры частей не реагируют на это, – утверждает правозащитница. – В том числе, и замполиты, которые теперь как раз подчиняются товарищу Картаполову. На самом деле стало даже хуже. Только за последний год у нас были и расстрел в части, и жалобы на издевательства, и уголовные дела на офицеров.

Дедовщины у них нет! – Мельникова, иронизируя, подвергает сомнению слова замминистра обороны. – Хорошо, сынок! Тогда скажи, а превышение должностных полномочий со стороны офицеров и неуставные отношения — есть же у тебя в армии такое? Что ты говоришь в терминах, которых уже давным-давно не существует? Нехорошо это. И некрасиво. Надо говорить о том, что есть. 

Весной было интервью главного военного прокурора Валерия Петрова. Абсолютных цифр о числе преступлений в армии он тоже не приводил, но аккуратно упомянул, что случаи есть, – напоминает Валентина Мельникова. – Конечно, это не сотни тысяч эпизодов. Но даже если одного мальчика в части избили, и он потом взял в руки автомат и расстрелял 8 человек – это же никуда не годится!

Андрей Картаполов

По мнению ответственного секретаря Союза комитета солдатский матерей, точнее и честнее со стороны Картаполова было бы сказать следующее:

– Ему следовало бы заявить, что в воинских частях у нас, к сожалению, еще встречаются случаи преступлений – превышения должностных полномочий, побоев, неоказания медицинской помощи, – считает Мельникова. – Но мы и дальше будем работать над искоренением всего этого. А что употреблять термины, которые ничего не значат?

Нет такого термина, как «казарменное хулиганство»! А вот превышение должностных полномочий, покушение на убийство, доведение до самоубийства — есть! Их вы искоренили?! К нам каждый месяц приходят жалобы солдат (несколько сотен в год!) на то, что в частях их бьют, запугивают, отбирают банковские карточки с пин-кодами, не отправляют в госпиталь.

У нас в прошлом году был случай — не отправляли в госпиталь солдата ну никак! Мать поехала в часть, и оказалось, что там уже пять человек побитых солдат —  какой-то капитан их в канцелярии бил. Мать оказалась молодец, сразу позвала военную полицию, завели дело.

Надо называть вещи своими именами, не подменять понятия, – настаивает Мельникова. – Иначе трудно будет справиться с побоями и унижениями в армии.

Если офицер избивает солдата — конечно, это не казарменное хулиганство. Это чистая уголовщина! Вот пусть нам и расскажут, что у них с этими статьями.

Причем особенно обидно, что насилие над солдатами продолжается и сейчас – когда у всех есть мобильные телефоны, а в казармах висят видеокамеры, – обращает внимание Валентина Мельникова. – Как командир части может не видеть, что у него там происходит? Вот о чем нужно говорить!

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^