Новости дня

02 марта, вторник
















01 марта, понедельник

















28 февраля, воскресенье











sobesednik logo

Проект "Авторы Победы": "Эх, и поработали мы в мае месяце!"

11:04, 12 мая 2020

Проект "Авторы Победы": "Эх, и поработали мы в мае месяце!"
Лидия Листенгартен и Евгений Войскунский // Фото в статье предоставлены НПЦ «Холокост»
Лидия Листенгартен и Евгений Войскунский // Фото в статье предоставлены НПЦ «Холокост»

Центр «Холокост» и Sobesednik.ru завершают публикации в рамках начатого нами 13 апреля совместного проекта «Авторы Победы: последние строчки войны».

9 мая война закончилась, но шли еще бои Красной Армии с немцами в Чехословакии, да и у советских воинов еще было много работы в побежденной Германии.

Сегодня мы представляем вашему вниманию выдержки из дневников и писем (орфография сохранена), написанных после 9 мая 1945 года.

По-прежнему просим вас: если в вашем домашнем архиве хранятся военные письма и дневники, фотографии их авторов и адресатов – пожалуйста, отсканируйте их и пришлите по адресу: arch-holofond@mail.ru.

...Завершился наш проект. Но не закончился и, надеемся, никогда не закончится сбор и публикация бесценных свидетельств Авторов Победы.

Мы благодарим всех наших читателей, которые в течение месяца находили что-то важное для себя в строчках из 1945-го. Ваши отклики и присланные документы были лучшим стимулом в работе. А мы приступаем к подготовке очередного, уже 6-го, сборника «Сохрани мои письма…»

Предыдущие публикации в рамках проекта:

Май 1945 г. в Чехословакии

Чехословакия – последняя страна, освобожденная от нацистской оккупации. Освобождение Красной Армией Чехословакии началось еще в сентябре 1944-го, когда войска 4-го Украинского фронта пересекли ее довоенную границу в Карпатах, продвинувшись на 20–50 км. Однако наступление захлебнулось. Оно продолжилось лишь в феврале 1945-го в западных Карпатах, но наступление Красной Армии развивалось тут более медленно, чем в Польше и  Германии, где направлением главного удара был Берлин. К тому же, в центральной части Чехословакии гитлеровцам удалось сосредоточить крупную войсковую группировку, численностью около 1 млн человек. Ею командовал убежденный нацист, фельдмаршал Фердинанд Шёрнер.

И вот май 1945-го. Взят Берлин. Германия капитулировала. Но в Праге и ее окрестностях еще продолжаются упорные бои. Советские войска наступают на Прагу с трех сторон. С севера двигаются части 1-го Украинского фронта, которым командовал маршал Иван Конев. С юго-востока – войска 2-го Украинского фронта во главе с маршалом Родионом Малиновским. С северо-востока наступает 4-й Украинский фронт генерал-полковника Андрея Еременко...

18 апреля американские войска пересекли прежнюю границу Чехословакии, освободив в течение недели несколько городов, включая Карловы Вары. Но затем наступление на Прагу союзники приостановили, хотя 30 апреля Черчилль и советовал только что вступившему в должность президенту США Гарри Трумэну: «Несомненно, что освобождение Праги и большей части западной Чехословакии вашими силами могло бы изменить послевоенную ситуацию в этой стране и оказать влияние на другие страны».

Красная Армия еще двигалась по направлению к столице Чехословакии, когда в Праге 5 мая вспыхнуло восстание. И тут у восставших появился неожиданный союзник: оказавшаяся поблизости 1-я дивизия Комитета освобождения народов России под командованием генерала Семена Буняченко. Власовцы, выступив против немцев, пытались спастись от советского плена у западных союзников. По согласованию с повстанцами, три полка этой дивизии вошли в Прагу, атаковав немецкие батареи, готовившиеся к обстрелу центра Праги.

А Пражская операция Красной Армии началась 6 мая, на сутки ранее запланированного. Уже 7 мая жители Чехословакии войска радостно встречали маршала Конева.

Чехи написали на парче: «Смерть немецким оккупантам!»

Командир батареи гвардейских минометов, гвардии капитан, 22-летний москвич Владимир Михайлович Фланкин вспоминал:

«7 мая жители одного чешского поселка попросили на память у бойцов транспаранты с лозунгами "За Родину!", "Смерть немецким оккупантам!", "Вперед, на Запад!", нашитых на чехлы боевых машин.

Чехи сказали, что "взамен они принесли красную парчу, и художник сейчас же напишет, такую же в точности, надпись на парче".

– Что ж, дорогие братья, это можно, – сказал командир дивизиона Васильев. – А надпись не обязательно по-русски. Можно и по-чешски.

Под приветственные восклицания, с ярко сиявшей надписью на чешском языке: "Да здравствует великая дружба советского и чехословацкого народов!" – дивизион двинулся дальше, на Прагу».

«Фашистская пуля пробила его сердце»

Гитлеровцы упорно сопротивлялись. Около 140 000 солдат и офицеров Красной Армии отдали свою жизнь за освобождение Чехословакии, в том числе более 11 000 в ходе проведения Пражской наступательной операции. Об одном из них говорится в письме, полученном в конце мая 1945-го матерью погибшего бойца, уроженца Курганской области.

Гвардии младший сержант, ездовой минометной роты Федор Иванович Теребенин, 1924 г. рождения, был убит 8 мая 1945 г. у восточной окраины г. Зноймо, близ границы с Австрией. Незадолго до гибели был награжден медалью «За отвагу». 24 мая 1945 г. письмо матери о гибели Федора написал его однополчанин Владимира Бысоко:

«Здравствуйте, незнакомая мамаша Ульяна Павловна!!!

Письмо от всех бойцов и командиров нашего подразделения. Сообщаем Вам, что Ваш сын Теребенин Федор Иванович находился в нашем подразделении до 8 мая 1945г. в боевой обстановке. 8 мая в 6.00 вечера фашистская пуля пробила сердце молодого бойца. Ваш сын в боях с немецкими захватчиками  показал отвагу и мужество воинского умения. Не пощадил, отдал свою молодую жизнь за честь и свободу нашей родины. Провожая в последний путь вашего сына, все бойцы и командиры дали клятву мстить беспощадно врагу. <…>

Тело молодого бойца покоится под деревней Графинсдорф, Чехословакия. На этом разрешите закончить, желаем вам наилучших успехов в нашей жизни».

«Нам нужна ваша помощь!»

В эти дни упорные бои развернулись в центре города, у здания Чешского радио, занятого повстанцами. Отсюда прозвучал их отчаянный призыв к частям Красной армии: «Говорит Прага! Прага говорит! Красная Армия, слушайте нашу передачу! Германские войска в большом количестве танков и самолетов нападают на Прагу! Посылаем пламенный призыв доблестной Красной Армии! Нам нужна ваша помощь! Нам нужна поддержка вашей авиации против германских войск, продвигающихся по направлению к Праге! Прага не сдается оружию! Прага не сдастся!».

8 мая в Праге появились американские парламентеры, которые известили немецкого фельдмаршала в Чехословакии Фердинанда Шёрнера, что во французском Реймсе подписан предварительный протокол о капитуляции Германии, что делает дальнейшее сопротивление немецкой группировки бессмысленным.

Но бои в Праге продолжались. Шёрнер решил увести бóльшую часть своих войск на запад, чтобы сдаться американцам. Была достигнута договоренность с повстанцами, согласно которой гитлеровцы оставляли чехам тяжелое вооружение, получая возможность свободного прохода через город в западном направлении.

Утром 9 мая на окраинах Праги появились советские воины. Сопротивление отдельных подразделений эсесовских дивизий продолжалось до 16 часов, когда немецкие части капитулировали.

Последнее сражение войны

Утром 10 мая наши солдаты вошли в находившийся в 16 км от Праги концлагерь Терезин. Через него прошло более 140 000 узников, преимущественно евреев из Чехословакии, Германии и Нидерландов. Также здесь содержались политические заключенные: 5 мая 1945 года, гестаповцы казнили в Терезине 51 участника чешского Сопротивления. В конце войны в лагере оказались около 30 000 евреев из разных стран Европы. Среди освобожденных был и руководитель еврейской общины Германии до и после войны, известный теолог Лео Бек (1873-1956). Многие узники были заражены тифом. Благодаря героическим усилиям советских врачей большинство из них были спасены.

Немецкие войска, отступая на Запад, продолжали оказывать упорное сопротивление. В районе деревни Сливице, недалеко от города Писек, развернулось сражение, оказавшееся одним из последних во Второй мировой войне в Европе. Хотя официальной датой завершения Пражской операции считается 11 мая, но бои продолжались до раннего утра следующего дня, когда немецкий командующий группенфюрер СС фон Пюклер-Бургхаусс подписал соглашение о капитуляции. 

Правда, отдельные столкновения с отступающими эсесовцами и власовцами продолжались и позднее.

11 мая 1945 г.

«Не верится, что война кончена и снова настала мирная жизнь»

Ныне здравствующий один из старейших писателей России, 98-летний Евгений Львович Войскунский известие о Победе встретил, находясь в журналистской командировке в Финляндии. 11 мая он писал своей жене Лидии:

«Моя родная!

Поздравляю тебя с победой, с долгожданным и светлым праздником. Даже как-то не верится, что война кончена и снова настала мирная жизнь…

Праздник застал меня не здесь, а в Х[ельсин]ки. Я был там несколько дней в командировке и только сегодня приехал. Они (финны) знали о победе ещё утром 8-го, и всюду пестрели флаги. <…>

Очень устал за поездку. К тому же – от финской водки сильно болит голова. До скорой встречи, любимая! Крепко и горячо тебя целую.

Люблю. Твой Женя».

12 мая 1945 г.

«В плену я был Федоров»

Приходили родным и письма от тех, кто считался пропавшими без вести, но чудом уцелел в нацистских концлагерях. Пережившие плен советские солдаты и офицеры прошли настоящие муки ада. Но для евреев и коммунистов смерть была уготована сразу. Выжить можно было лишь с помощью товарищей, либо взяв чужую фамилию. Мало кто сумел прожить так в плену почти четыре года.

Одним из них был москвич Александр Левин, который участвовал в деятельности подпольной организации лагеря под Дрезденом, вместе с известным писателем Степаном Злобиным, автором исторических романов о Степане Разине и Салавате Юлаеве. Лишь 12 мая 1945 года он дал знать о себе родным. После освобождения из плена весной 1945-го он принял участие в боях в конце войны на территории Чехословакии.

«Как трудно начинать писать письмо после четырёхлетнего перерыва. Так много хочется рассказать и так мало можно описать. Просто свыше моих сил описать, что я пережил за эти последние четыре года. <…>

4-го июля 1941 г., часов в 10 утра – пленение. Начался страшный кошмар. Теперь, когда я снова в рядах нашей Красной Армии, когда я с ней проделал последний её победоносный марш на Прагу, когда я стал забывать ужасы моей жизни того периода, мне становится страшно и радостно. Страшно – когда я вспоминаю беспросветность и безнадежность существования в плену, особенно последние 2 месяца, которые я просидел в каменном застенке; радостно – когда я сознаю, что все это позади. <…>

Я снова боец Рабоче-крестьянской Красной Армии. Теперь лишь жалею о том, что я в боях за нашу Родину не успел доказать того, о чём думалось всё время в плену. Правда, должен сказать, что часть своей ненависти я излил на головы "чистокровных" арийских выродков <…>

Очень хорошее, успокаивающее нервы действие, оказала встреча нас населением Праги. Это было триумфальное шествие с цветами, криками "ура", "здравствуйте", с маханием платочками и флажками. В общем, день, напоминающий 1-е мая в Москве в былое время .

В плену я жил под фамилией Фёдоров. Так к ней привык, что, наверное, буду теперь носить двойную фамилию».

А вот как отношение жителей Чехословакии отразили в письмах домой другие  освободители (приводятся по тексту публикаций в сборниках «Сохрани мои письма…», М., 2007г. и 2019г.; «На душе от строк твоих теплей…», Курган, 2010г.; «Фронтовые письма. 1941-1945», Волгоград, 2013г.; «Здравствуйте, дорогие мои…», Нижний Новгород , 2015г.)

13 мая 1945 г.

«Не привыкла к такому обмундированию летом»

Старший лейтенант медслужбы 16-й штурмовой инженерно-саперной бригады 1-го Украинского фронта, 24-летняя уроженка Нижнего Новгорода Хася Идельчик войну закончила под Прагой. 13 мая 1945-го она пишет родителям:

Хася Идельчик

«Дорогие мои!

<…> Вот уже 3 дня, как мы выехали из Германии, и находимся теперь в Чехословакии. Замечательная, красивая страна и очень хорошие люди. Встречают нас здесь очень хорошо – все от мала до велика радостно приветствуют – чувствуешь себя много лучше, чем в Германии. <…>

Погоды здесь очень хорошие, жарко в гимнастерке и сапогах – я ведь еще не привыкла к такому обмундированию летом.

Целую крепко. Привет всем. Хася».

15 мая 1945 г.

«Нас крепко тепло встречали чехи»

19-летний гвардии сержант Василий Полеев (2 мая 2020-го он отметил в Волгограде свой 94-й день рождения!) после долгого молчания из-за упорных боёв, сообщал в письме родным 15 мая 1945-го:

«Сейчас нахожусь я в Чехии, там, где мы, гвардейцы, силой русского оружия заставили немцев бросить оружие и бежать от неминуемой гибели. Эх, и поработали в мае месяце! Столько мы их накрошили, что порою и пробраться через их свалку было невозможно. <…>

И притом ещё нас крепко тепло встречали чехи. Они так были рады нашему приходу, что даже и выразить не могу в письме их ликование».

16 мая 1945 г.

«Весь путь обратный – по местам недавних боев, и пройти его надо с гордостью»

16 мая 1945-го будущий учитель Зиновий Маркович Шейнин, уроженец города Почепа Брянской области, пишет родителям:

«Настал необычный день – День Победы жизни над смертью.

Сейчас мы празднуем нашу Победу, мы еще находимся в Чехословакии, где нас встречают очень хорошо. Отдыхаем в полном смысле этого слова с вином и пивом».

Стремительное продвижение наших войск, упорные бои, постоянные передислокации требовали времени, что участники событий могли подробно рассказать о последних события Великой Отечественной в письмах на родину. Вот и гвардии капитан, помощник командира 2-го дивизиона по технической части 83-го гвардейского минометного Житомирского краснознаменного полка Владимир Иванович Любимов  (1912–1946), награжденный  орденами Красной Звезды и Отечественной войны II ст. лишь 23 мая 1945 г сообщал жене Нине:

«Нинок! Перед концом войны наше наступление было так стремительно вперед, так, что мы с боями за двое суток прошли 230–240 км и кончили Прагой. Мы первые проехали в столицу Чехословакии. Как нас встречал чехословацкий народ, это трудно выразить словами в письме. Чешские партизаны помогали много. На машинах в два часа ночи и то нельзя было ехать. Во всех деревнях и городах до самой Праги нас забрасывали цветами. Встают на подножку, и каждый старается обязательно пожать руку. А возгласы приветствий не смолкают. Кричат: "Наздар!", "Здравствуйте!", "Ура Красной Армии!", "Ура Сталину!".

Сейчас расположились в лесу. Место хорошее, лес смешанный. Приводим все в порядок, так как путь до Родины далекий, а хочется его сделать без всяких задорин. Ведь путь обратно –  по местам недавних боев, и пройти его надо с гордостью воина-освободителя, с гордостью воина русского, с гордостью воина Рабоче-Крестьянской Красной Армии».

Отклики на наши публикации

«Будем вместе справлять самый большой праздник в нашей жизни»

На проект «Авторы Победы: последние страницы войны» откликнулось немало читателей.

Заслуженный деятель искусств России Татьяна Ассовская из Москвы поделилась семейными фото и небольшими воспоминаниями о своих родных: о погибших в оккупированной Белоруссии бабушке и дедушке и об их детях, сражавшихся на разных фронтах. Один из сыновей – Сергей сражался на Ленинградском фронте и погиб в 1942-м. Другой – Николай Николаевич Ассовский – был тяжело ранен в позвоночник в боях за Берлин, но остался жив. Он дослужился до генерал-майора авиации.

Александра и Роман Крупицкие прислали нам воспоминания, семейные и фронтовые фотографии Николая (Ноя) Борисовича Заборова (1920-2007). Он родился и рос в г. Велиж (ныне – Смоленской области). Он сражался под родным городом Велижем в 1942-1943 гг. составе 4-ой Ударной армии Калининского фронта. Старший лейтенант. А после войны занимался увековечиванием имен своих близких и родных, погибших в Велижском гетто.

Заборов Н. Б.

Живущий в Крыму Виталий Пикман поделился воспоминаниями своего деда – Марка Григорьевича Резникова (1921-2016), который родился в Жуковке (ныне Брянской области). Капитан-связист М. Г. Резников сражался на Ленинградском, Волховском, 1-ом Прибалтийском фронтах. Войну закончил в Германии под Гамбургом, где встретился с войсками союзников.

Резников М. Г.

Нашу серию публикаций мы хотим завершить необычным письмом. Оно не было и не могло быть отправлено адресату, моему однофамильцу 20-летнему Марку Давыдовичу Альтману. Он родился в Харькове. Эвакуирован в 1941-м вместе с отцом и матерью в город Фрунзе (ныне – Бишкек, Киргизия). На фронте с февраля 1943-го. Пропал без вести...

Его мать, Анна Борисовна, не могла и не хотела верить в гибель сына, терпеливо ждала его. Она продолжала писать ему письма на протяжении десяти лет в тетрадках-дневниках, обращаясь к Марку как к живому.

«19 мая 1945 года. Марочка, родной! Ну вот и война закончилась. Люди рады, поздравляют друг друга, обнимаются, целуются, и если бы я только знала, что ты, родной, единственный уцелел, если бы получили от тебя одно единственное слово, что ты жив, какая бы у меня была огромная радость, мне бы хотелось обнять всех, как моих друзей, и чтобы мне ещё хотелось, не могу сейчас знать, потому что сейчас у меня на душе так тяжело, ещё тяжелее, чем раньше, я знаю, что мы дошли до точки войны, <…> люди находят друг друга. Найдём ли мы тебя, жив ли ты, – вот эти мысли сверлят мозг. Я не могу себе места найти, не могу ничего делать. Я жду тебя, Марочка. Я жду твоего письма, что ты существуешь, что у нас есть сын».

Публикацию подготовил сопредседатель Центра «Холокост», профессор РГГУ Илья Альтман.

При участии сотрудников Центра «Холокост» Романа Жигуна, Леонида Тёрушкина и Светланы Тиханкиной.

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^