Новости дня

17 января, пятница












































"Мы все живем в последствиях бескровной демографической революции"

01:06, 16 декабря 2019
«Собеседник» №47-2019

Анатолий Вишневский
Анатолий Вишневский

Каждый 10-й россиянин предпочитает оставаться «чайлдфри», то есть не заводить детей. При этом смертность населения сильно превышает рождаемость.

Проблемы с демографией привлекают внимание власти. Буквально в минувшую пятницу пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков комментировал новые статистические данные — о рекордной за 11 лет убыли населения: «Действительно, демографическая яма, которую неоднократно объяснял и сам президент, и все наши руководители в социальной области, сейчас находится в своей кульминации, ситуация в этом плане, безусловно, очень неприятная».

«Собеседник» поговорил о демографическом кризисе с директором Института демографии НИУ «Высшая школа экономики», доктором экономических наук Анатолием Вишневским.

Рожать или не рожать

На одной из лекций вы говорили, что сегодня мир переживает едва ли не самую главную и самую бескровную революцию – демографическую. Что происходит?

– Снижаются и смертность, и рождаемость. Мы все живем в последствиях демографической революции. За всю историю человечества всегда была высока смертность и, чтобы оставить после себя потомство, женщина должна была непрерывно и безостановочно рожать. Была родильной машиной. При этом население практически никогда сильно не росло, потому что из-за высокой смертности в лучшем случае на смену каждой паре приходила новая пара.

В России в 1928 году, по выражению Иосифа Сталина, был «год великого перелома». Сталин имел в виду коллективизацию, но произошел и демографический перелом.

Тогда из 1000 родившихся младенцев умирали 100. (Сейчас умирают 6 детей из тысячи.) После 1933 года численность населения сократилась, и в 1936 году было принято решение о запрете абортов. Но началась война, во время которой рождаемость рухнула и больше не восстановилась. При этом была очень высокой и послевоенная смертность, поэтому Россия была одной из первых стран, которая в 1960-х годах достигла показателя по невоспроизводству себя – он был меньше единицы. Для воспроизводства должно рождаться 2,1–2,15 ребенка в среднем на одну женщину, но далеко не у всех есть хотя бы двое.

Сейчас это положение сохраняется во всех развитых странах. Ну, кроме Израиля: там рождаемость выше.

Но при этом, согласно свежей статистике, каждый 10-й россиянин предпочитает находиться в статусе «чайлдфри», то есть не планирует заводить детей. Это критично для России?

– Всегда были люди, которые оставались бездетными: кто-то по медицинским показаниям – бесплодию, кто-то по своему решению. В России было огромное количество монастырей, в которые люди уходили.

А многодетных семей, в которых всех детей удается поставить на ноги, разве много? Патриарх Кирилл недавно в выступлении на Соборе приводил в пример конструктора Калашникова, у родителей которого было 19 детей. Он сказал, что Калашников был гениален, потому что рос в большой семье и у его родителей хватило на всех и любви, и возможности воспитать. А значит, и сегодня нужно рожать много и ничего не бояться. Но Патриарх почему-то не упомянул, что 11 братьев и сестер Калашникова умерли еще в детстве. Кроме того, у самого Калашникова было трое детей от двух браков. В общем, неудачный пример: если бы у самого Калашникова было 19 детей, то не было бы автомата АК-47.

Почему?

– У него были бы другой быт, другие заботы, вообще другая жизнь. Это нормально. Общество, в котором мы все живем – малодетное, и это оправданно. В этом и есть смысл демографической революции. Она освободила людей, и в частности женщин, от непосильного бремени беспрерывных родов. Без особых последствий. Потому что население никогда особенно быстро не росло, за исключением периода, который предшествовал демографической революции, когда смертность падала, как сейчас происходит в Африке. Это создает другие проблемы, с которыми столкнулся развивающийся мир и с которыми столкнулся и жестко поборол их Китай.

Беби-бума не произошло

Перенаселение, получается, тоже плохо?

– Это очень плохо. Раньше высокая рождаемость просто обеспечивала выживание людей. Когда снизилась смертность, потребность рожать по 5–10–15 детей просто отпала. Это раскрепостило человечество. Женщины смогли получать образование и самореализовываться не только как матери. Кроме того, стало проще дать образование и детям: выучить десятерых сложнее, чем двоих.

Представьте, что сейчас все москвичи станут заводить по 5 детей: где они будут жить, учиться, работать? Как они будут сводить концы с концами?

Демографическая революция хоть и без плакатов, без выстрелов, но она, будучи такой тихой и не столь заметной, в корне изменила общество.

А зачем же власти тогда обсуждают запрет абортов, маткапиталы, нацпроекты и так далее?

– Наш Патриарх – главный борец с абортами – отстаивает традиционную позицию церкви. Однако совершенно наивно представлять, что если мы запретим аборты, то рождаемость повысится. В Польше, например, аборты запрещены, но рождаемость там еще ниже, чем в России.

Сейчас у нас женщины регулируют рождаемость в основном не с помощью абортов, а с помощью контрацепции.

Мы практически достигли европейского уровня по числу нежеланных зачатий.

Нужна культура планирования семьи. Но когда Минздрав видит свою главную задачу в том, чтобы отговаривать от абортов беременных женщин, а не в том, чтобы просвещать людей, чтобы научить планировать беременность – это совершенно неправильная позиция.

Еще хуже, когда Жириновский заявляет: пусть в случае беременности хотя бы выносит ребенка, родит и отдаст государству!

– Это ужасно, что есть люди, которые мыслят, как в Средневековье, и не понимают элементарных вещей. Если бы сейчас в европейских странах люди рожали столько, сколько они рожали в XVIII веке, то там было бы то же, что в Африке, где наблюдается перенаселение, отсутствие рабочих мест, отсюда и преступность, миграция и так далее.

Власти часто обсуждают, что если они добавят побольше денег, то люди будут больше рожать. Но исторически сложилось так, что рождаемость начинает снижаться с более зажиточных слоев, которые более образованны и более свободны в выборе своего жизненного пути. Так что неудивительно, что материнский капитал не принес кардинальных результатов – беби-бума не произошло.

Сегодня люди сами решают, на ком жениться, сколько иметь детей, разводиться или оставаться в браке.

Не так давно Рамзан Кадыров рекомендовал всем разведенным мужчинам вернуться к своим женам (при этом Путину он не посоветовал вернуться к бывшей первой леди). Возвращение к жизни по средневековому образцу не может привести ни к каким хорошим результатам. Меры, которые предложил Кадыров, могут запросто привести к тому самому насилию в семье, которое особенно остро обсуждается в последние годы.

Дожить до пенсии

Насколько адекватно было повышать пенсионный возраст?

– Повышение пенсионного возраста было преждевременным. У нас высокая смертность среди людей старше 60 лет по сравнению с европейскими странами. Россиянин, выйдя на пенсию, проживет значительно меньше, чем француз, немец или, скажем, скандинав. Если вдуматься, логика сторонников пенсионной системы заключается в том, что у нас слишком много людей доживают до пенсии.

У России ближайший сосед – плотно населенный Китай. Нам стоит опасаться?

– Как бы нам ни говорили, что Китай никогда на нас не нападет, я бы не стал в это сильно верить. Насколько мне известно, есть еще в Китае карты, где часть нашей азиатской территории, которая фактически пустует, обозначена как их территория. Поэтому, когда нам говорят, что китайцам у нас будет холодно, я бы не верил, ведь они совсем рядом с нами – буквально через речку.

Не стоит упускать из вида еще двух наших соседей – Иран и Турцию. Сегодня численность населения этих двух стран выше, чем у России. Рано или поздно им станет тесно.

Вся картина мира в рамках демографической революции меняется на наших глазах.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №47-2019 под заголовком «Если бы Калашников был многодетным — не было бы автомата».

Теги: #Миграция

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^