Новости дня

21 марта, четверг













































"Трешечка" за чистоплотность: охота на экоактивистов идет по всему Подмосковью

«Собеседник» №07-2019

Вячеслав Егоров с младшим ребенком
Вячеслав Егоров с младшим ребенком

Мусорные бунты в Подмосковье продолжаются уже второй год. И видимо, власти все-таки восприняли их всерьез. Против одного из активистов – участника движения «Нет свалке в Коломне» Вячеслава Егорова – 25 января возбуждено уголовное дело по скандальной статье 212.1. Той самой, по которой был осужден только Ильдар Дадин, впоследствии оправданный Верховным судом.

справка

Статья 212.1 (многократные нарушения на митингах)

В январе 2015 года по этой статье заведены уголовные дела против постоянных участников уличных акций – Владимира Ионова, Марка Гальперина, Ильдара Дадина и позже – Ирины Калмыковой. Ионов и Калмыкова, не дожидаясь приговора, эмигрировали из страны. Дело Гальперина развалилось из-за нарушений. По делу Дадина в декабре 2015 года был вынесен обвинительный приговор.

В 2017 году Конституционный суд рассмотрел жалобу Дадина на ст. 212.1 и заявил о ее соответствии Конституции. Однако постановил применять ее только в том случае, если все нарушения, попавшие в дело, представляют общественную опасность.

На него специально охотились

Вячеслав Егоров сейчас находится под домашним арестом. 21 февраля правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным. «Уже сам факт преследования по ст. 212.1 УК РФ дает основания сделать вывод о незаконности и политическом характере преследования Вячеслава Егорова, – говорится в сообщении организации. – Активиста преследуют исключительно из-за его общественно-политической позиции».

Реанимация «дадинской» статьи вызвала отдельную волну протеста. 19 февраля в Москве возле Генпрокуратуры прошла серия одиночных пикетов в поддержку экоактивиста. Требовали освободить Вячеслава и отменить ст. 212.1.

– Эта статья противоречит Конституции, поскольку ограничивает свободу собраний, – говорит участница акции Мария Рябикова. – Митинговые административки суммируются в уголовное дело, а полиция может прицепиться и просто по сигналу начальства или Центра «Э».

По словам активистки, процедура заведения административного дела сейчас упростилась до предела. По сути, его можно схватить, стоя в очереди в магазине. Если суд признает эту очередь митингом. А у Егорова почти так и случилось. Одно из дел, ставших основой его «уголовки», заведено по факту публикации поста «План Х» в сети «В контакте». Суд посчитал, что это призыв к незаконной акции, хотя там не было указано ни времени, ни места проведения. Еще одна административка возникла, когда Егоров и множество других жителей Подмосковья пришли на открытое судебное заседание по делу отца и сына Гудковых – оно тоже связано с мусором. Заседание приравняли к митингу.

– Видно, что на него специально охотились те люди, которые на мусоре зарабатывают деньги, – рассуждает Рябикова. – Почему мишенью стал именно Вячеслав? Видимо, потому, что он очень активно боролся. С другой стороны, явно есть общая установка на прессинг гражданских активистов. Это и дело Анастасии Шевченко, и дело журналистки Прокопьевой – откровенно политические.

Нельзя вечно закручивать гайки

Прохожие останавливались, интересовались, кто такой Егоров. «Так он против свалок выступал!» – удивился пожилой мужчина и присоединился к акции. Веселая сотрудница Росгвардии фотографировала пикетчиков и переписывала в блокнотик их данные.

– Несколько лет назад я выходила с плакатом против абсурдных законов и спрашивала: может быть, вы еще нам воздухом запретите дышать? – рассказала вставшая в пикет следующей Ольга Мазур из Коломны. – И вот мы подошли к той черте, когда нам запрещают дышать воздухом. Вячеслав вышел за то, чтобы не дышать свалочными газами. Я знаю его лично – он честный и прекрасный человек. Отец троих детей, у него отличная семья. Собственно, на таких Россия и держится. Мы каждый день слышим о хищениях в космических размерах, и до этого никому нет дела. А тут парень, который вышел за то, чтобы ему и его детям не жить на помойке,  сидит.

– Просто власть закрывает нам рот, чтобы прикрыть свой беспредел, – пикетчицу сменила жительница Подмосковья Татьяна. – Это просто запугивание. Нам дают понять: не высовывайтесь и молчите. Но нельзя вечно закручивать гайки – в какой-то момент резьба все равно сорвется. 

Может скрыться и продолжать преступную деятельность

Задержание Егорова возле здания Коломенского городского суда 13 декабря 2018 года стало последним административным делом, после которого возникло уголовное дело – по ст. 20.2 КоАП (организация мероприятия без согласования). То, что открытый судебный процесс не требует вообще никаких уведомлений, ни полицию, ни суд не смутило. Два других задержания Егорова произошли еще летом, во время попыток активистов перекрыть мусоровозам проезд на мусорный полигон «Воловичи».

Егоров на акции протеста

31 января у Егорова и 14 активистов, объявленных свидетелями по его делу, прошли обыски в лучших традициях: сотрудники вломились к ним в дома в 6 утра.

– Сам Вячеслав Егоров на этом мероприятии почти и не был, а задержали его перед «Макдоналдсом», – рассказал политик Дмитрий Гудков. – Перед судом не было ни плакатов, ни лозунгов. Как говорят активисты, к которым пришли с обысками, главная задача была – найти и изъять 60-тысячный тираж нашей газеты «Живой город», которая рассказывает о грозящей Коломне экологической катастрофе. 

По словам политика, в деле участвуют ФСБ и управление по особо важным делам ГСУ СК. Защищают они «мусорное кольцо» вокруг города: две огромные свалки – действующую в Воловичах и строящуюся в Мячково, а также мусоросжигательный завод (МСЗ) в Свистягино. Строят свалки и МСЗ структуры, близкие к главе «Ростеха» Сергею Чемезову и Ротенбергу-младшему («РТ-Инвест», он же «Платон»).

Около полудня 31 января Егорова в наручниках, словно опасного рецидивиста, повезли на следующий обыск – на этот раз на дачу. После этого связь с активистом оборвалась. Лишь поздно вечером стало известно, что он взят под стражу и следующие несколько суток проведет в ИВС полиции Коломны. В протоколе было сказано, что мотивом задержания Егорова стали «предположения о том, что Егоров может скрыться от предварительного следствия; продолжать заниматься преступной деятельностью». Об исходе уголовного дела сейчас не может говорить никто, даже адвокат Вячеслава Мария Эйсмонт. По ее словам, начальник коломенской полиции неоднократно грозил Егорову «трешечкой».

– Ясно одно – они реанимировали «дадинскую» статью ради борьбы с гражданскими активистами, – полагает Эйсмонт. – И есть вероятность, что в дальнейшем ее будут применять постоянно.

На минувшей неделе Мособлсуд оставил Вячеслава Егорова под домашним арестом. Заседание прошло в закрытом режиме.

Не хочешь жить на свалке – полезай в автозак?

Лопата и гранаты

Утром 7 февраля Максим Черных из деревни Степанщино Воскресенского района ехал на работу, когда ему позвонила мама и сообщила о прибытии в его дом толпы оперативников с постановлением на обыск. Пришлось вернуться. По словам активиста, обыск в доме проводили кое-как и вскоре перешли на задний двор. В какой-то момент Максима попросили сходить за лопатой, чтобы расчистить снег, а когда он вернулся, оказалось, что в поленнице у него обнаружены гранаты. Боеприпасы увезли на экспертизу. Уголовное дело пока не заведено.

Черных известен тем, что активно выступал против строительства МСЗ в Свистягино, в нескольких километрах от его деревни. Принимал участие в недавней акции «Россия – не помойка».

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №07-2019 под заголовком «"Трешечка" за чистоплотность».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания