Новости дня

18 ноября, воскресенье














17 ноября, суббота















16 ноября, пятница
















"Это позорное дело пора закрыть". Интервью родителей членов "Нового величия" и "Сети"

«Собеседник» №42-2018

Юлия Виноградова
Юлия Виноградова

28 октября в нескольких городах России (Санкт-Петербург, Пенза, Новосибирск, Ростов-на-Дону) прошли акции в поддержку фигурантов дел «Нового величия» и «Сети», которых обвиняют в экстремизме и терроризме.

В Москве митинг не согласовали, протестующие вышли «на прогулку» к зданию на Лубянке без плакатов и лозунгов. В Петербурге на акции прошли задержания.

Sobesednik.ru поговорил с родителями фигурантов дел и узнал, не боятся ли они, что после таких акций у их детей возникнут проблемы.

«Новое величие»

15 марта в Москве по обвинению в создании экстремистского сообщества «Новое величие» арестовали 10 человек. Следствие считает, что они планировали государственный переворот. Это при том, что само «Новое величие», по всей видимости, создал внедренный сотрудник спецслужб, точное имя которого не разглашается. Сам сотрудник в этом уголовном деле обвиняемым не является.

Юлия Виноградова — мама 18-летней Ани Павликовой из «Нового величия», которая находится под домашним арестом и пытается восстановить здоровье после СИЗО.

— Накануне акции к маме одного из фигурантов — Галине Полетаевой — приходили из угрозыска с предупреждением, чтобы она не выходила на акцию. А вас предупреждали?

— Да, двое молодых людей пришли по адресу, где я прописана, и принесли письмо с предупреждением, — говорит Юлия. — Но я там не живу, и дверь открыла моя 89-летняя бабушка. Ей и вручили бумагу.

— Вы не боялись, что акцией можете усугубить ситуацию?

— А какие у нас еще есть варианты? Мы не можем молчать. Мы требуем, чтобы закрыли это позорное дело и оставили наших детей в покое. Да, нам не согласовали марш, но выйти на улицу без плакатов и лозунгов, «погулять», чтобы продемонстрировать свою позицию, мы можем. И все прошло довольно мирно. Впрочем, когда к зданию на Лубянке пришли активисты SERB, правозащитник Лев Пономарев порекомендовал нам уйти с акции, чтобы не было провокаций.

— Пока Аня была в СИЗО, у нее сильно пошатнулось здоровье. Сейчас как она себя чувствует?

— На днях я вызывала скорую: Аня спала, я услышала, что она тяжело дышит, подошла к ней — а у нее губы все синие. Я очень испугалась. Оказалось, что у нее панические атаки. Причину понять можно: Аня очень переживает, что будет дальше.

Сейчас у нас есть трудности с обследованием, потому что на дочке браслет, из-за которого не могут сделать ни МРТ, ни рентген. Обычно, когда делают такие снимки, снимают все металлическое, потому что медицинский аппарат может сломаться. А у нас целый браслет, а не просто мелочь. Поэтому врачи пока говорят: «Давайте сделаем все остальное, а МРТ оставим на потом».

Кроме того, есть еще много бюрократических проволочек, из-за которых у нас есть проблемы с лечением — будем пытаться их решать. Например, я не могу отвезти Аню в платную клинику, где есть хорошие врачи, которых мне рекомендовали, потому что для начала я должна взять на дочь талон, на талон в клинике должны поставить печать, и только после этого я могу получить разрешение сводить дочь к врачу. А врачи частных клиник почему-то отказываются мне выдавать талоны на Аню и ставить на них печать. Замкнутый круг какой-то. Я надеялась, что когда дочь отправят под домашний арест, то мы сможем положить ее в больницу на обследование и лечение, но врачи не готовы на это идти, так как требуется одноместная палата.

«Сеть»

По данным ФСБ, «террористическую» группировку «Сеть» основали в 2014 году в городе Пенза. Создатель, лидер и идеолог — Дмитрий Пчелинцев. Кроме него в якобы «пензенском филиале» состоят шесть человек. Ячейки группировки находятся в трех городах России: в Москве, Санкт-Петербурге и, собственно, в Пензе.

В ФСБ указывают, что члены организации планироали взрывы во время президентских выборов и ЧМ-2018, а также вооруженный мятеж, физическое уничтожение глав местных администраций, руководства партии «Единая Россия», начальников подразделений органов внутренних дел.

Среди арестованных по статьям за терроризм и подготовку переворота есть зоозащитники, экологи, анархисты, вегетарианцы. Все фигуранты дела жаловались на пытки.

Дмитрий и Светлана Пчелинцевы — родители 25-летнего Димы из Пензы, который вот уже год находится в СИЗО по делу о террористической группе «Сеть».

— Вам разрешают видеться с сыном?

— Диму арестовали 27 октября прошлого года, и ни одного свидания нам не дали: сына мы видим только на заседаниях суда о продлении ареста. Более того, мы и следователя по делу увидели лишь в сентябре этого года.

— То есть практически год вы ни разу не виделись со следователем? 

— Да, родителей почему-то не допрашивали. Хотя кто лучше нас знает нашего сына?! Мы самые ближайшие свидетели со стороны защиты. Но в этом деле, очевидно, защитники будут лишними.

Было порядка двух десятков свидетелей, которые дали показания против фигурантов по делу «Сети» — как под копирку. Потом несколько человек, очевидно, одумались и вернулись на повторный допрос уже со своими адвокатами.

— Как вы узнаёте о том, как себя чувствует сын, в каких условиях содержится? У вас есть какая-то возможность общаться?

— Только письма и иногда на судах немного разговариваем. Димины письма порой до нас очень долго идут и приходят стопкой, то же самое происходит и с нашими письмами: видимо, их долго проверяют, может, следователь думает, что мы шифруем какие-то послания.

Адвокаты нам почти ничего не рассказывают, поскольку с них взяли подписку о неразглашении буквально сразу после того, как стало известно, что нашего сына и других ребят пытали — выбивали оправдательные показания.

— Вы подавали жалобы?

— Да, к Диме приходили и представители ОНК и уполномоченный по правам человека в Пензенской области [Елена] Рогова, но результатов никаких. Мы обращались и к омбудсмену [при президенте РФ] Татьяне Москальковой, которая направила наше обращение в Пензу, и тогда Диму снова навестила Рогова — и знаете, что она ему сказала? «Ну, что же вы, Дмитрий, все жалуетесь и жалуетесь? Если бы вас пытали — могли бы как-нибудь и сообщить». А как он должен был сообщить, после того, как ему в рот вставляли кляп и пытали? После этих пыток он говорил то, что его заставляли сказать.

Мы подавали заявления, но военный следственный комитет отказался возбуждать дело по пыткам. Мы будем подавать в суды и дойдем до ЕСПЧ.

— Почему, как вам кажется, правоохранительные органы обратили внимание именно на эту группу в соцсети? Почему именно ваш сын стал фигурантом уголовного дела?

— Раньше мы думали, что Дима и его товарищи стали фигурантами дела, потому что имеют активную гражданскую позицию. Они с ребятами много чего делали, в том числе занимались и благотворительностью. Сказать, что они делали что-то противозаконное — нет, ничего не было.

Когда следователь все же решил допросить нас, он показал видео, на котором ребята играют в лесу в страйкбол. И что в этом такого? Сколько таких видео есть интернете? Полно! Но, по логике следователя, всем можно играть в страйкбол, а наши ребята тренировались для чего-то. Бред.

Это просто 37-й год какой-то: нашли, забрали, запытали, показания записали — и все, дело готово, реальных террористов ловить не надо, это же гораздо сложнее.

Поэтому сейчас нам кажется, что попасть под суд даже ни за что может каждый. Просто нашим детям не повезло. А ведь сколько еще будет детей, кому так же не повезет? Не дай бог другим родителям такое пережить.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания