Новости дня

13 ноября, вторник




12 ноября, понедельник









































Круговая порука. Почему хулиганы из SERB остаются безнаказанными

«Собеседник» №39-2018

Лидер SERB «Трофеи» с выставки: картина Слонова и куклы в ватниках
Лидер SERB «Трофеи» с выставки: картина Слонова и куклы в ватниках

С наступлением осени у радикалов из группировки SERB случилось обострение. Сначала они разгромили и «провоняли» выставку «Небесный Иерусалим» в центре современного искусства «Винзавод», потом пришли в МХТ имени Чехова, чтобы сорвать спектакль «Идеальный муж». 

Ребята не только не стесняются навязывать свои вкусы хулиганскими методами – они запросто могут прыснуть в лицо зеленкой тому, кто им не нравится. «Собеседник» попытался выяснить, кто такие «сербы» и почему они не несут за погромы уголовное наказание.

Группировка SERB (South East Radical Block) сформировалась на юго-востоке Украины после Майдана. Активисты участвовали в «антимайданах», а также в попытках захватить власть в Харькове. После того как штурм Харьковской обладминистрации провалился (а там уже все было готово к провозглашению «Харьковской народной республики»), часть активистов сбежали в Россию. Здесь при участии местных сторонников (один из самых активных – Александр Петрунько, воспитанник ростовского детдома, откуда его насильно перевели в ПТУ в возрасте 13 лет) группировка развила бурную деятельность.

Тактика группировки рассчитана на то, чтобы подменить в глазах правоохранителей потерпевшего на преступника. Например, при виде картины с изображением Путина они могут закричать об оскорблении президента. А в спектакле, который не соответствует их представлениям о гармонии, обнаруживают целый букет нарушений, прыгают на сцену с плакатами и орут в зал лозунги. И всякий раз после подобных акций заявляют, что сами вызвали полицию, выказывая максимальное желание помочь правоохранителям. Зная, как у нас полагается оберегать скрепы и их главного хранителя, наряд часто пасует перед таким рвением. А начальников пугает, что в СМИ группировку называют «прокремлевской».

хроника «подвигов»

Февраль-2015 – облили фекалиями участников антивоенных пикетов из движения «Солидарность».

Март-2015 – разгромили мемориал на месте убийства Бориса Немцова.

Октябрь-2015 – напали на 75-летнего Владимира Ионова, стоявшего в пикете с плакатом «Путин есть – ума не надо», облили зеленкой.

Апрель-2016 – закидали Алексея Навального тортами и облили неизвестной жидкостью.

Август-2016 – избивали участников антивоенного пикета. Лидер SERB Игорь Бекетов ударил по лицу сотрудника полиции, приняв его за оппонента. Извинился. Дело не возбуждено.

Сентябрь-2016 – на выставке фотографа Джока Стёрджеса разлили мочу.

Октябрь-2016 – избили Надира Фатова (перелом носа), дежурившего у мемориала Бориса Немцова. Вместо нападавших в ОВД «Китай-город» доставлен потерпевший.

Апрель-2017 – атаковали Алексея Навального, облили зеленкой, причинив вред здоровью (официально SERB не подтверждает участие в атаке).

Осень-2017 – дважды срывали мемориальную табличку с дома Бориса Немцова.

Декабрь-2017 – повторное «мочеиспускание» на выставке Джока Стёрджеса. Петрунько наконец дали 7 суток за мелкое хулиганство.

Декабрь-2017 – сорвали показ фильма «Полет пули» на «Артдокфесте». Лидер SERB Игорь Бекетов арестован на 7 суток.

Сентябрь-2018 – нападение на выставку «Небесный Иерусалим».

Сентябрь-2018 – акция на сцене МХТ имени Чехова.

Ряд акций, выполненных в стиле SERB, остались нераскрытыми: например, нападения на Юлию Латынину. «Коллегами» и, вероятно, конкурентами SERB являются движение «НОД» и группа «православных активистов» Энтео. За этими группировками также значится немало подобных акций.

Экспонаты забрали вместо погромщиков

– Врут, что сами вызвали полицию, – рассказала «Собеседнику» о последнем инциденте завлит МХТ Мария Малкина. – Вызвал наш начальник охраны и написал заявление на них. Охрана вообще сработала профессионально. ОВД с завидной регулярностью получает от нас таких клиентов, только раньше были «православные». Актеры у нас тоже профессионалы. В момент инцидента на сцене были Сергей Чонишвили и Роза Хайруллина. Сергей отреагировал репликой в адрес Розы: «Это не твои друганы?» Но в целом в театре реагируют все по-разному. Кто-то: «Случилось – и случилось, в театре охрана», а кто-то нервничает. Лозунг у них был очень странный: «Это не Чехов». Но театр не сообщал, что это Чехов, это постановка Константина Богомолова по Оскару Уайльду.

Сергей Чонишвили, один из лучших театральных актеров Москвы, вынужденно поучаствовал в перепалке с активистами не только на сцене, но и после инцидента на служебном входе. Запись с разгневанным заслуженным артистом России – своего рода трофей группировки SERB для соцсетей. Однако от дальнейших комментариев Чонишвили воздерживается: «Не хочу делать рекламу этой организации».

Предшествовавший театральному «крестовому походу» визит на выставку сопровождался еще и порчей экспонатов и помещения. «Неправильные» картины погромщики позволили себе снять и… передать полиции «как вещдок». В ОВД забрали экспонаты, но не погромщиков. На самой «неправильной» картине художника Василия Слонова были изображены Путин и человеческий череп, а подписью служил текст из Библии: «У вас есть выбор между жизнью и смертью. Выбирайте жизнь». Даже если бы Путин олицетворял смерть, это была бы авторская позиция художника, а не оскорбление. Но ирония в том, что Путин у Слонова олицетворял, очевидно, жизнь...

– Полицейские просто смотрели, как выносят работы, как оскорбляют женщину, – рассказал адвокат галереи Матвей Левант. – К этим людям государство вообще крайне снисходительно. Попустительство происходит на общем фоне псевдопатриотических настроений. Не так государство должно защищать культуру. То, что они делают – экстремизм. Тут букет преступлений, но по-прежнему нет никакого решения.

По словам адвоката, погромщики, к которым не было избрано никакой меры пресечения, вскоре вернулись в галерею. Предположительно – чтобы облить чем-то гадким художника, «так же как они сделали с Навальным». Но Василия Слонова на выставке не было, и «вторую серию» устроить не удалось.

кстати

В 2016 году после погромов выставок Вадима Сидура и Джока Стёрджеса группа депутатов Госдумы во главе со Станиславом Говорухиным внесла законопроект, защищающий искусство от вандализма. С тех пор его судьбой мало кто интересовался. «Собеседник» выяснил, что законопроект, одобренный комитетом по культуре, осел в комитете по госстроительству.

Чтобы высказать фе спектаклю, радикалы устраивают свой

Круговая порука

«Собеседник» попытался выяснить, как продвигается дело о нападении на выставку «Небесный Иерусалим». И столкнулся с тотальной круговой порукой в МВД – от участкового до пресс-службы ГУВД Москвы на Петровке, 38.

На Петровке сначала отказались отвечать на вопросы устно, сославшись на закон, позволяющий рассматривать запросы в течение недели. Мы запрос составили, и нам подтвердили, что он принят в работу. Однако и по истечении недели в ГУВД хранили молчание. То есть закон, на который ссылались, сами же и нарушили. По телефону сотрудники сетовали на то, что «руководителя нет», а без него ответ получить невозможно. Срок появления руководителя на работе пару раз в течение недели отодвигался, но, судя по всему, на работу он так и не пришел. Такая же судьба постигла запрос «Собеседника» в пресс-службу МВД России, хотя поначалу нас заверили, что отнесутся к нему внимательно и ответят в положенный срок, ведь иначе нельзя: «прокурорский контроль».

Участковый майор ОВД «Басманный» Владимир Загулин был разочарован тем, что нам удалось выяснить, что именно ему спустили это дело. Загулин, по нашей информации, должен был принять решение по инциденту в течение десяти дней, но, видимо, поступил так же, как пресс-службы полиции с журналистскими запросами. Ответив на звонок «Собеседника», он посоветовал обратиться к своему руководству в ОВД: «Они говорят последнее слово, они более опытные, более юридически подкованные, чем я, а я только опрашиваю всех по кругу и слежу, чтоб не подрались». Ну а дежурный по ОВД сообщил: «У нас есть пресс-служба ГУВД, они ответят на все ваши вопросы». Круг замкнулся. 

До нас участковому звонила Марианна Максимовская – телеведущая и член Общественного совета при МВД. Тоже безрезультатно. С «футболом» столкнулся и адвокат Левант. Он уже написал жалобы на полицейских во все возможные инстанции – от окружного УВД до Чайки и Вайно. Но, очевидно, и там подойдут к делу с тем же «энтузиазмом». В итоге группировка SERB будет чувствовать себя в дальнейшем еще более безнаказанной. 

– Они связаны с полицией, с Центром «Э», – рассказал между тем «Собеседнику» бывший активист SERB Олег Чурсин. – Через них Игорь Бекетов согласовывал все свои акции, звонил на Петровку и сам рассказывал об этом. При мне во время одной из акций он подходил к майору Центра «Э» Алексею Окопному, поздоровался с ним, перекинулся парой слов. Во время другой, когда нас повязали, кричал: «Ничего не бойтесь, уже позвонили, вас всех отпустят». Так оно и вышло. 

Вопрос о связи SERB с Центром «Э» тоже был в нашем запросе в МВД, который остался без ответа.

Режиссер Юрий Кара: Я думал, он предпочтет художественные методы

Удивительно, но лидер движения SERB Игорь Бекетов, он же Гоша Тарасевич — сам актер. Учился во ВГИКе и иногда снимается в российских сериалах в эпизодических ролях. Он ненадолго появлялся в кадре в «Интернах» (в роли нервного пациента), в «Белом тигре» Шахназарова, в сериалах «Филфак», «Мент в законе — 7», «Последний мент», «Гостиница "Россия"», «Главный» (о конструкторе Сергее Королеве) и других. «Собеседник» дозвонился до руководителя курса Бекетова во ВГИКе и режиссера «Главного» Юрия Кары.

— Юрий Викторович, у вас на курсе учился Игорь Бекетов. Вы его знаете?

(подумав) Нет, не знаю.

— Он же Гоша Тарасевич.

— А, да. Я его как Тарасевича знал.

— Можно поинтересоваться, каким он парнем был? Вы вообще знаете, что он лидер группировки, которая устраивает в Москве громкие бурные акции — в МХТ, в галереях?

— Нет, не знаю. Как-то я это не совмещал. Он учился у Прошкина и попросился на наш курс. Приходил к нам на занятия, и ему понравилась дружественная атмосфера. Потом у нас весь курс снимался в фильме о Королеве. У Королева в КБ были помощники, он одного из конструкторов изображал. Был контактным, дружелюбным. Особого экстремизма я в нем не замечал.

— Довольны, как сыграл?

— Ну он ничего особенного там не сделал. В общем доволен. На вид интеллигентный человек, вполне подходил на роль молодого конструктора тех лет.

— Он играет только в эпизодах. Как думаете, может, сейчас проявляется его месть? Или он нашел в радикальных акциях свою главную роль?

— Чувство справедливости, в общем, в нем присутствовало. Но я думал, он будет всего добиваться художественными методами, рассказывать, что ему близко, а что далеко. Не думал, что так впрямую начнет действовать.

последнее слово

Игорь Бекетов: За собаку я набил морду ветеринару

Лидер SERB согласился поговорить с «Собеседником» без зеленки и мочи.

— Игорь, вы контактируете с кем-то МВД?

(задумавшись) Только когда нас задерживают. Ни просьб, ни указаний от них нам не поступает, если вы это имеете в виду.

— То есть вас никто не покрывает?

— И мне, и моему товарищу давали по семь суток. Нас держат в изоляторах временного содержания. Штрафуют. Как вы думаете, было бы такое, если бы нас покрывали? На акции в кинотеатре «Октябрь» осудили за сопротивление сотрудникам полиции. Хотя сопротивления не было.

Главный «серб» в телеобразе

— А правильная статья какая была бы?

— Хулиганство. 

— То есть вы признаете, что занимаетесь хулиганством?

— Глупо было бы отрицать. Шел фильм «Полет пули» — и мы предотвратили его показ ценой хулиганства. Мы пытались судье доказать, что хотели предотвратить более сильное правонарушение — популяризацию запрещенного в России батальона «Азов».

— А вас не смутило, что ребята из батальона в фильме — мягко говоря, не положительные персонажи?

— Меня смутило другое. Там показывали сепаратиста, взятого, можно сказать, в заложники, и его паспортные данные. Могут пострадать родственники. А этих из батальона все-таки пытаются показать неплохими парнями. А они убийцы.

— Мюллер в исполнении Броневого тоже обаяшка.

— Согласен с вами, но он актер. А тут документальное кино. У нас, конечно, показывали кадры из газовых камер, но не для того, чтобы фашистов выбелить. А показывали наоборот, какие они плохие.

— Игорь, вы с Украины. Что для вас Майдан?

— Сначала Майдан был благом. Многие устали от коррупции, которую развил Янукович. Я сам с этим столкнулся. Но потом определенные умелые руки — не знаю, США, Европа, еще кто-то — повернули Майдан против русского языка и русского народа.

— Майдан — тоже акция. Только массовая. Не на Майдане ли вы почерпнули методы, когда он вам перестал нравиться — захваты помещений, поджоги, погромы?..

— Когда мы выходим и видим действительно протест, а не оскорбления или провокации, пальцем никого не трогаем!

— Речь о том, что вы нападаете на культурные мероприятия.

— Но мы же приходим предотвратить нарушения. Если нарушений нет, мы не пытаемся навязать свое мнение, боже упаси! Мы просто не хотим, чтобы оскорбляли Россию, Крым, наших ребят на Донбассе и в Сирии.

— Вы хоть понимаете, что берете на себя функции полиции, прокуратуры, судов?

— Да, нам много раз так говорили. Но аппарат полиции, прокуратуры неповоротлив. Пока все будет согласовано, акция оппозиционеров уже пройдет. Мы более мобильны.

— А как вы относитесь к «мобильным» украинским радикалам, которые срывают концерты «неправильным» артистам в Киеве и Одессе, не спрашивая разрешения полиции?

— Я понимаю хитрость вашего вопроса. Отношусь резко отрицательно. Мы ничего не срываем украинцам, если они не пропагандируют вражду.

— Поверьте, ваши «молочные братья» на Украине говорят ровно так же, только имена меняются. Получается, вы ненавидите себе подобных...

— Но Ани Лорак просто поет, она не говорит: «Давайте, ребята, за Крым». К нам приезжала София Ротару — мы даже попытки сделать ей срыв не делали. А вот комик Зеленский переводил деньги в поддержку батальонов — это вызывает вопросы. Или, допустим, такой, как Макаревич — для нас это неприемлемо. Выступал перед бойцами, подарил им гитару, ее продали на аукционе, а деньги пустили на обмундирование. Получается, он косвенно профинансировал убийство народа Донбасса. Возможно, даже какого-то ребенка. Ну косвенно. Понятно, что он этого не хотел. Косвенно влез в политику. А аполитичные артисты нам не интересны.

— Финансирование любой армии — инвестиции в убийство кого-то. Ну а МХТ? Какая там политика?

— А там не политика. МХТ — одна из ведущих площадок России. И показывать такие спектакли, в которых в течение трех минут поется слово «жопа»… Понимаю: это не оскорбление, не мат, но это опускает нашу русскую культуру. В какой-то степени пропагандируются наркотики: песня про снежок, а вверху на дисплее написано: «Снег на жаргоне — наркотик». Не думаю, что Чехов и Станиславский такое бы одобрили.

— Вы считаете свой художественный вкус выше тех, кто работает в МХТ?

— Мы не сравнивали. А когда к нам вышел один из ведущих актеров (Сергей Чонишвили — К. Б.), вместо того, чтобы подискутировать, сказал: «Не срывайте нам нашу работу». То есть на моральную сторону ему плевать, главное — зарабатывание денег.

— А почему должны прислушиваться именно к вам? Для руководства МХТ вы — никто. Почему бы вам не прислушаться к мнению коллег? Вас даже Говорухин критиковал, уважаемый был режиссер, правая рука Путина. Почти все в шоке от вас.

— Люди публично озвучивают одно, а когда нет публики, пожимают нам руки.

— Проблема, знакомая Макаревичу.

— Может быть. Не спорю. Он собирает полные залы. Но я на его концерт не пойду, хотя его творчество, если убрать политику, мне нравится.

— Как актер и режиссер вы реализуетесь не на сцене, а на улице? Довольны хоть ролью?

— В МХТ, например, я был просто оператор. Поверьте, сниматься в кино мне гораздо интереснее. Просто кто, если не я? Не могу быть равнодушным. Вот у меня недавно случилась трагедия: ветеринары загубили мою собаку, и я просто набил морду врачу. Стал изучать статистику: очень много животных гибнет по вине ветеринаров. Я обращался к другим пострадавшим людям: почему вы не боретесь? — «А что мы можем?» Да вы хоть в суд подайте, хоть морду набейте по-человечески, чтобы врач боялся. Я понимаю, это хулиганство, я не призываю руки-ноги ломать. Но хоть пощечину отвесьте. Хоть плевок. Сделайте же что-нибудь!

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №39-2018 под заголовком «Союз мочи и фекалий».

поделиться:

Станислав Белковский // стоп-кадр / Youtube / "Белковский ТВ"

Политика

Станислав Белковский: Никакой романтики Новороссии больше не будет

Политика

Кремль отреагировал на обвинения Финляндии в глушении сигнала GPS

Политика

Губернатор решил судьбу Ольги Глацких после "серьезного разговора"

Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания