Новости дня

15 ноября, четверг













































В Сети появились фрагменты переписки погибших в ЦАР журналистов с коллегами


фото: Global Look Press
фото: Global Look Press

В переписке Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко обсуждают поездку в ЦАР с коллегами из ЦУР.

«Федеральное агентство новостей» опубликовало фотографии переписки погибших в Центральноафриканской республике (ЦАР) российских журналистов Кирилла Радченко, Александра Расторгуева и Орхана Джемаля с сотрудниками Центра управления расследованиями (ЦУР), для которого журналисты отправились снимать фильм про ЧВК, и журналистом Родионом Чепелем. Источник снимков не уточняется, но можно сделать вывод, что съемка велась из аккаунта Александра Расторгуева.

Перед командировкой организаторы создали чат с названием Centrafrique. В нем помимо Джемаля, Расторгуева, Радченко и Чепеля состояли главный редактор ЦУР Андрей Коняхин, сотрудница ЦУР Анастасия Кулагина и пользователем с именем Anastasia, которого ФАН называет заместителем главного редактора ЦУР Анастасией Горшковой. 

В чате обсуждаются детали поездки. Так, сначала поднимаются организационные вопросы: журналисты решают, где будут жить, уточняют, что взять с собой, и обмениваются сведениями о ЦАР. В переписке также подтверждается, что для поездки они оформили не журналистские, а туристические визы. Также в чате упоминается некий Мартин, которого журналисты называют «фиксером».

На фотографиях также присутствуют пресс-карты журналистов, сделанные ЦУРом. В переписке Коняхин просит изготовить «табличку UN для машины», которую ФАН называет «специальным знаком ООН для автомобиля». 

По договоренности, журналистов в аэропорту должен был встретить водитель-переводчик, которому нужно было отвезти их до виллы.

В чате сказано и о задачах журналистов. «Мартин сейчас находится в Bambari (это там, где красивый золотой прииск). Он договорился с повстанцами, чтобы вас пропустили, водитель в курсе. Родион уточнит, надолго ли Мартин там. Скорее всего, в первый день вашего пребывания нужно сунуться к ЧВК в резиденцию Бокассы, прощупать там почву, а на следующий день поехать к Мартину в Бомбари, снять там все, пообщаться с ним и вернуться в Банги, работать по контактам, которые он даст, и с местным журналистом», — пишет Коняхин.

Глава ЦУР в сообщениях также просит журналистов снять на видео, как они избавляются от пресс-карт, «художественно и с комментариями». Смысл такой просьбы не уточняется.

28 июля группа прилетает в ЦАР, однако, как выясняется из переписки, их никто не встречает. Расторгуев пишет, что в аэропорту им не дали снимать. Журналисты останавливаются в отеле и жалуются на то, что местные не понимают английского языка.

29 июля выясняется, что группа также должна платить водителю за бензин — 2 доллара за литр. «Получается, водителю мы платим за услуги переводчика и водителя, а все, что связано с обеспечением машины (бенз и сервис) — на нас», — пишет Радченко. 

Далее выясняется, что на территорию военной базы журналистам также попасть не удалось: «На территорию не пустили и после долгих переговоров с переводчиком (без нас говорил, его пустили на территорию) сказали, что допуск ко дворцу решается через пропуск из мин обороны, — пишет Радченко. — Еще нас приняли у гостиницы со всем оборудованием два копа — пришлось взятку дать. Потом тормознули на посту — тоже взятка, но меньше. Белый — не тот цвет для ЦАР. Местные плохо воспринимают камеру. Не дружелюбно».

Переписка заканчивается в ночь на 30 июля. В последнем сообщении Коняхин просит журналистов отправиться к Мартину, обсудить неудачу с попыткой попасть к цели, и предлагает повесить камеру повыше, «так, чтобы незаметно без рук снимать». На сообщение никто из группы журналистов не ответил.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания