Новости дня

19 декабря, среда







18 декабря, вторник






































"Москву надо чистить, а наш город засирать?!"

«Собеседник» №12-2018

Фото: Андрей Струнин // "Собеседник"
Фото: Андрей Струнин // "Собеседник"

Обозреватель Sobesednik.ru съездил в Волоколамск, где люди взбунтовались против свалки, которая отравляет город.

21 марта стало черным днем и для жителей подмосковного города, и для их губернатора. Но для каждого по-своему.

В поле зрения СМИ Волоколамск попал 3 марта. В 20-тысячном городе на акцию протеста против мусорного полигона вышли 5 тысяч жителей. В ночь с 20 на 21 марта на полигоне произошел разлом и выброс свалочного газа, а утром с рвотой, головной болью, тошнотой и кровью из носа в местную больницу привезли 57 детей.

Днем на место прибыли глава Волоколамского района Евгений Гаврилов и губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. Толпа встретила их криками: «Убийцы!», «Позор!» и «В отставку!», а проводила снежками, от которых чиновников пытались спасти телохранители. Гаврилову сломали очки – те самые, что ранее грозил засунуть ему в одно место дедушка госпитализированного ребенка. В какой-то момент вплотную к губернатору подобралась девочка в розовом комбинезоне и дважды показала «жест смерти»...

Областной минздрав держался до последнего, отрицая связь между выбросами и ЧП. А Интерфакс распространил новость о том, что дети пострадали из-за распыления баллончика с перцовым газом в школе. Возмущенные жители очень рассчитывали, что об их проблеме расскажут федеральные телеканалы, и съемочная группа одного из них действительно выехала в Подмосковье... но ее развернули на полпути. Зато на месте трагедии работали журналисты иностранных СМИ. Туда же отправился «Собеседник».

Ядреное «Ядрово»

По Новорижскому шоссе со стороны Волоколамска в Москву несутся пустые мусоровозы. «Четыре. Пять. Шесть. Ужас!» – хватается за голову Анастасия Брыканова. Они с мужем Андреем везут нас в Волоколамск. Пять лет назад семья купила там дом. 

– Выбирали как самое экологически благоприятное место: поблизости нет крупных заводов, не дует ветер из мегаполиса, – рассказывает Анастасия. – В двух километрах от города была небольшая свалка, но неудобств из-за нее не было – мусор свозили из Волоколамска и районов. 

По словам дачницы, ситуация изменилась три года назад. На полигоне «Ядрово» стали скидывать мусор из Москвы. В 2017-м, когда по указанию Путина закрыли Кучинский полигон в Железнодорожном, фур с мусором стало в разы больше, а в январе в Волоколамске и окрестностях завоняло сероводородом.

У деревни Ядрово нас накрывает запах тухлых яиц. Полигон ничем не огорожен, кусок забора с воротами есть только на въезде. Рядом дежурят пять полицейских машин и кучкуются человек десять активистов. Перед лицом общей беды жители объединились: они выходят на митинги, создали группы в соцсетях, дежурят у полигона днем и ночью. 

– Получается, Москву надо чистить, а наш город засирать?! Нам прут этот мусор неизвестного происхождения, а потом у нас здесь свалочный газ! – громко возмущается охрипшая женщина. И добавляет: – У меня нормальный голос, не такой. Это я ночью ехала, когда был выброс, и хватанула.

«Окна не открываем, нос зажимаем»

Активисты считают машины с мусором, сегодня к обеду на полигон проехало 12. 

– Если будет больше 80, ляжем и не пропустим, – заявляет женщина с охрипшим голосом. Активисты уже вставали живой цепью и не пускали лишние машины. Видимо, на этот случай за шлагбаумом – два автобуса с ОМОНом. 

Воробьев пообещал провести дегазацию полигона по голландским технологиям – накрыть территорию пленкой и вывести сжиженный газ. Но случиться это должно до 15 июня. 

– А как нам до 15-го жить? – разводят руками люди.

Иду в административное здание. По словам диспетчера, начальник полигона занят и выйти к нам не может. Гора с девятиэтажное здание, покрытая снегом, сливается на горизонте с белым небом. Над ней кружит воронье.  

Для жительницы деревни Ядрово Анастасии, чей дом стоит через дорогу от полигона, уже даже не вопрос, как прожить до 15 июня – привыкла. 

– Окна не открываем, в беседке уже два года не сидим, – делится она секретами выживания. – Пока до остановки иду, нос зажимаю. Голова болит постоянно. 

Картина дерматитом 

В детском приемном отделении ЦРБ аншлаг. Областной минздрав выслал в город десант врачей, которые ведут прием. В заключениях медики не пишут об отравлении сероводородом и другими свалочными газами. На лавочке группа мам обсуждает происходящее.

Вместо диагноза отравление сероводородом медики ставят детям аллергию и ОРВИ // Фото: Андрей Струнин

– Моему ребенку ставят аллергию, – рассказывает одна. – Щеки красные, вены красные, тело – как будто крапивой жгли.

Подбегает девочка, мама задирает у нее футболку, обнажая живот – он весь в аллергических пупырях. 

– У моего такие же пятна, – подхватывает другая мама. – Врачи пишут «инфекционная эритема, аллергический дерматит». 

Женщина живет на окраине Волоколамска, в семи километрах от полигона. 21 марта вся семья проснулась от невыносимого запаха. Мама показывает в телефоне фото сына с надетым противогазом. Так, говорит, в детский сад и повели.

У пенсионерки Любови Лапшиной семеро внуков и ни одного респиратора. 21 марта двухлетнюю внучку рвало, а у одиннадцатилетнего внука раскалывалась голова. Она катит коляску по убитому асфальту и вспоминает, каким городом-садом был Волоколамск. 

– Я на выборы не ходила, – говорит она. – У нас полгорода не ходило (явка составила 44%. – Авт.). А смысл? Если и так все ясно. Вот у нас все были против главы района Гаврилова, а Воробьев поставил его. 

Новый полигон 

Больше, чем Гаврилова, которого все-таки сняли с должности через пару дней после случившегося, в Волоколамске ненавидят только губернатора Воробьева. И говорят, что, если бы не кордон охраны, снежками он бы не отделался. С симпатией относятся к главе города Волоколамска Петру Лазареву – он свой, живет в городе и на стороне «бунтовщиков», как сам говорит – «в одной лодке».

– Минуту, – просит он нас подождать. Лазарев подписывает петицию активистов в Генеральную прокуратуру. В областную они не обращаются, потому что «она под Воробьевым». 

Мэр согласен во всем с активистами: полигон отравляет не только Волоколамск, но и весь северо-запад Подмосковья. В дезактивации полигона с помощью пленки и голландских технологий он сомневается. Но главное – рядом со старым полигоном уже в апреле должен заработать новый!

– Наверное, пора уже перевозить детей в другие регионы, – жалуется женщина средних лет. – У нас все теперь заражено – и воздух, и земля. И никто нас не слышит, как будто мы не люди.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №12-2018 под заголовком «"Москву надо чистить, а наш город засирать?!"».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания