Новости дня

20 октября, пятница












































Блокировка Telegram в России, или Где кончается доверие к Системе


Почему Telegram Павла Дурова не уступит правительству России, объясняет обозреватель Sobesednik.ru.

Борьба Роскомнадзора и Павла Дурова за и соответственно против официальной регистрации мессенджера Telegram в России входит в финальную стадию. Российское ведомство рапортует, что каждый день бомбардирует команду Telegram просьбами уважить наше нынешнее законодательство и зарегистрироваться. В противном случае мессенджер в России будет заблокирован. Глава Роскомнадзора Александр Жаров лично предупредил об этом Дурова. Но ответов нет. Глава Чечни Рамзан Кадыров уже приглашает стороны конфликта для переговоров — в Грозный.

Не смейтесь, борьба Жарова и Дурова олицетворяет важный системный общественный конфликт, который развивается в современном обществе, и далеко не только в российском. Молодые, активные, интеллектуально подкованные «выскочки» вполне осознанно идут на противостояние с хорошо «экипированными» властями, видя, как власти устанавливают тотальный контроль над интернет-технологиями и, соответственно, над гражданами. Не исключено, что мы пусть и с опозданием, но все-таки приближаемся к оруэлловскому 1984 году.

Самым, пожалуй, известным и рисковым человеком, бросившем вызов системе, был Эдвард Сноуден. У Дурова, конечно, есть и личные мотивы: он помнит, как и кто «отжимал» его главное детище — «ВКонтакте». Но жесткая позиция создателя интернет-коммуникаций касается не только России: он принципиально не идет на сотрудничество ни с одним правительством.

Если кто-то думает, что главное общественное противостояние проходит по линии «западники-консерваторы», он сильно ошибается. В фильме Оливера Стоуна Владимир Путин высказался про сенатора Маккейна: «На самом деле он немного симпатичен мне своим патриотизмом и в последовательности при защите интересов своей страны». То есть Маккейн, разумеется, враг, но Путин его хорошо понимает. Одного поля ягоды. При этом когда президент России давал убежище тому же Сноудену, он сказал, что «думал о Сноудене, он странный парень». «Я считаю, что он не должен был этого делать [разоблачать слежку американских спецслужб]. Если ему что-то не нравится в той работе, на которую его пригласили, нужно было просто уволиться и все», — говорил Путин.

Путин и Маккейн — «системщики»: они защищают интересы своих стран так, как считают это правильным. Дуров и Сноуден — люди, стремящиеся сохранить островки свободы от любой из политических систем. Недаром же американец, волею судьбы оказавшийся в России, уже не раз, даже будучи в весьма уязвимом статусе, критиковал действия российских властей именно за стремление к контролю за технологиями. Путин, «думавший» о Сноудене, но вряд ли до конца его понявший, не высылает его в США по простой причине: здешняя пропаганда годами выстраивалась под антиамериканизм, и такой шаг ударил бы по рейтингу намного сильнее, чем все фильмы Навального, уже опубликованные и грядущие, вместе взятые. А убежище для «политического» американца наоборот работает на рейтинг Путина, на имидж российской системы, способной плюнуть в лицо системы американской. Хотя отчасти эти системы схожи — во всяком случае на уровне спецслужб.

Можно вспомнить и еще одного «антисистемщика» — Джулиана Ассанджа, бедолагу, безвылазно сидящего в лондонской квартире, являющейся посольством Эквадора, который, впрочем, слишком «левоват», чтобы его можно было считать борцом именно за свободу граждан в интернете.

Дуров, конечно, не Сноуден и не Ассандж. Он не совершает подвигов, его вызовы системе не носят рискованный характер. Дурову нет необходимости скрываться. Он всего лишь показывает задницу рынкам тех стран, которые пытаются поставить его разработки под контроль. Впрочем, по меркам бизнеса принципиальный отказ от прибыли, от развития международной сети — тоже подвиг. Ведь, казалось бы, чего проще: пойди на уступки, слей Роскомнадзору все, что он от тебя хочет — и снимай тихонько сливки, множь состояние. Принципиальность Дурова, впрочем, тоже может оказаться удачным маркетинговым ходом и обращена в доход: история взаимоотношений знаменитого выходца из России с этой самой не любящей свободу Россией — прекрасная реклама Telegram как мировой площадки для общения без участия Большого Брата. Правда, России на этой мировой площадке уже нет места.

Интереснее всего будет посмотреть на действия Павла, если прижимать его начнет и западная госсистема. Или, скажем, когда он будет точно знать: переписка в Telegram вскрывается хакерами из спецслужб безо всяких регистраций, без «слива» логов и размещения серверов там, где ему укажут. Готов ли Дуров бросить вызов всем сразу — большой вопрос. [Прим. ред.: неделю назад Павел Дуров сообщал, что спецслужбы США пытались завербовать специалистов сервиса Telegram и убедить их раскрывать данные пользователей.]

Наконец, важная ремарка. Все-таки главной функцией спецслужб является не политический сыск, а борьба с терроризмом. По крайней мере, так должно быть. Быстрый доступ к частной переписке может помочь в предотвращении или раскрытии терактов. Еще чаще подобный доступ может помочь следователям, работающим по особо тяжким преступлениям. Тут, думается, к системе должно быть доверие. Павел Дуров не понаслышке знает и чувствует, как способны поступить власти, над которыми и так почти нет никакого контроля. Поэтому пока его выбор простой и честный — Большой Брат ему не брат.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания