«Это всё равно никто не даст в эфир»: речь Ахеджаковой в Театре Вахтангова об иноагентах и патриотах. Видео

Получив приз «Легенда сцены», актриса спросила зал, почему иноагентами называют лучших людей в профессии

Фото: Константин Баканов

Лия Ахеджакова стала лауреатом почётного приза «Легенда сцены» на церемонии премии «Звезда Театрала», которая прошла 6 декабря в Театре имени Вахтангова. Статуэтку актрисе вручали в финале церемонии. Она произнесла речь, после которой телевизионщики шептались между собой в кулуарах театра: «Всё равно никто в эфир не даст». Выступление Лии Меджидовны длилось 12 минут. «Собеседник» приводит текст и видеозапись второй, «запрещённой» части речи Ахеджаковой.

«Быть или не быть – вот в чём вопрос, – начала актриса с Шекспира. – Смыслы стали меняться. «Легенда» – какое великое слово! Но [сейчас] историческая память народа, трагическая память, заворачивается в красивую легенду, а вместо подлинной истории нам суют легенду. Более того, её надо придерживаться, иначе, товарищи, Бастрыкин. «Патриотизм» – какой смысл у этого слова? Великий смысл! И вдруг оказывается, что какая-то группа оскорблённых патриотов, которые называют себя SERB, приходит к театру, не посмотрев спектакль, и требует искоренить ошибки в спектакле. Какая-то невероятная цензура! Причём угрожают, что если к ним не прислушаются, то тогда такое наказание: в зал приходит человек, патриот, и из бутылки разбрызгивает фекалии. Как шампанское. И убегает. И они уже это делали. Или, как Олегу Павловичу Табакову, на ступени кладётся отрезанная голова свиньи.

Или другие патриоты, которые называются «ветераны войны». Но я не могу себе представить, чтобы ветераны бегали по театрам и занимались цензурой, выводили театр на чистую воду. Но действительно «ветераны» пишут доносы на спектакли, которые не видели. И приходит следователь в театр, и меня допрашивают… А я за свой театр ручаюсь. И за своих авторов ручаюсь, я им доверяю. И за те смыслы, которые я несу.

И ещё один потерянный смысл. Что такое «иноагент»? Это же шпион, который за деньги ходит, нюхает тут что-то и разрушает нашу жизнь. Но почему звание иноагента присваивается лучшим людям в профессии? Лучшим! Лучшие журналисты, лучшие правозащитники. Мой друг Лев Пономарёв – иноагент. Мой любимый «Дождь», который был в телевизоре и теперь ушёл в партизаны, – тоже иноагент. Это наш «Дождь», который никогда нас не обманывал. И самое главное, наш «Мемориал»*.

Мне негде это сказать, но тут сидят люди театра, и я знаю, что мы понимаем друг друга. «Мемориал»* – шпион, а над главой петрозаводского «Мемориала»* Юрием Алексеевичем Дмитриевым пятый год издеваются. То 13 лет дают, теперь 15 за то, что он восстанавливал имена расстрелянных ни за что ни про что во время большого террора. Имена тысяч людей… Я была там, в Сандармохе. Это герой нашего времени. И мы всей страной смотрим, как пятый год мучают этого человека. Это к вопросу о том, быть или не быть. Вот в чём вопрос».

В первой части выступления Лия Ахеджакова вспоминала главные театры своей жизни и Нину Ургант, которой на церемонии тоже должны были вручить аналогичный приз «Легенда сцены». «Всякий раз, когда я играла в Александринке, мне давали гримёрную Нины Ургант», – вспоминала Лия Меджидовна. Однако за три дня до «Звезды Театрала» Нины Ургант не стало. Премия была вручена ей посмертно… 

Полностью речь Лии Ахеджаковой можно послушать здесь.

* Общество «Мемориал», как и телеканал «Дождь», и персонально Льва Пономарёва российские власти считают «иноагентами». Мы вынуждены сообщать об этом всякий раз, согласно законодательству России.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика