16.06.2021

Политолог Руслан Бортник: через 10 лет Украина станет моноэтнической и достаточно моноязычной

Украинский политический консультант объяснил ситуацию с русским языком на телеканалах страны

Фото: стоп-кадр/YouTube-канал «НАШ»

Уполномоченный по защите государственного языка в Украине Тарас Креминь назвал «катастрофой» положение украинского языка на украинских телеканалах: две трети всех сериалов демонстрируются в Украине на русском.

Sobesednik.ru обсудил ситуацию с русским языком на ТВ с политологом, руководителем Украинского института анализа и менеджмента политики Русланом Бортником.

– Почему полный переход на украинский язык в сфере СМИ и рекламы сейчас стал одной из первоочередных задач Украины? Что сегодня важнее – проблемы экономики, коррупции и национальной безопасности или же задача отмежевания от русского языка и максимального утверждения украинского?

– «Отмежевание» от русского языка означает смену принципов и технологий распространения информации в обществе: это приводит к тому, что русский язык все меньше используется в обществе, его хуже знают дети. На понятном, но уже непривычном и неродном языке информация уже не проникает глубоко в сознание.

– Вопрос о русском языке в Украине – это не только элемент «пиара» и национализма, но и абсолютно технологический шаг к отрыву украинского общества от российского и постсоветского, к созданию дополнительного языкового барьера.

– Способ информационной защиты от того, что вы назвали бы российской пропагандой?

– Да, абсолютно точно.

Фото: стоп-кадр/YouTube-канал «НАШ»
Руслан Бортник

– Если украинские телеканалы показывают российские сериалы или сериалы на русском языке, видимо, спрос на них есть у украинской аудитории? Или это пренебрежение законом и навязывание русского языка телезрителю, который хочет смотреть телевидение исключительно на украинском?

– Общество всегда консервативно, оно не так быстро меняется, в нем действуют привычки. К тому же, русскоязычный контент достаточно качественный. Телеканалы не успевают за государственной политикой. Да, эта инерция есть, но она затухающая: русскоязычного телекультурного продукта в Украине становится всё меньше, в разы меньше.

– В информационном пространстве введена квота на использование языков, 90% контента должно быть на украинском. Если раньше доля русскоязычного контента была примерно 70%, то сегодня в лучшем случае 30%. И эта доля постоянно уменьшается. В Украине происходят процессы, похожие на те, что происходили в Прибалтике и Грузии – просто украинское общество больше, его инерция сильней. Но это движение в том же направлении.

– Понятно, почему русскоязычного контента много на телеканале «Интер» – за ним стоят бизнесмены Дмитрий Фирташ и Сергей Лёвочкин, связанные с олигархом Медведчуком, «кумом Путина». Но почему больше всего русскоязычного контента – на телеканале «Украина» (по данным «Инсайдера», принадлежит Ринату Ахметову, который поддерживает «Радикальную Партию» Олега Ляшко – Прим. Sobesednik.ru)?

– Я сомневаюсь в объективности этой оценки. В Украине нельзя просто поставить русскоязычное кино в эфир. Если мы говорим о русскоязычном контенте, то говорим, как я понимаю, о дублированных, титрованных фильмах, которые всегда сопровождаются голосовым и текстовым украинским переводом. 10% эфира можно давать на других языках, в первую очередь на русском.

– «Украина»– телеканал, который изначально доминировал на юге и юго-востоке Украины, в русскоязычных регионах. Те сериалы и фильмы, которые производятся на постсоветском пространстве – преимущественно, русскоязычные, к ним привыкла эта аудитория, эти продукты привлекают зрителя. Условно говоря, бизнесу выгоднее создавать те или иные глобальные, в том числе русскоязычные информационные продукты.

– Почему русского языка много на «1+1», принадлежащем олигарху Игорю Коломойскому? Вроде бы он не замечен в связях с российскими элитами.

Фото: стоп-кадр/YouTube-канал «Гроші»

– Тоже чистая коммерция.

– Если всё так, как вы говорите, почему Тарас Креминь называет катастрофой пропорцию русскоязычного продукта на украинских каналах?

– Ему надо оправдывать свою работу, демонстрировать угрозу. Ему надо цепляться за эти данные, за всяческие бытовые конфликты, чтобы несколько сотен человек, которые на него работают, получали зарплату из бюджета.

– Меньше всего русского языка у вас на каналах ICTV и СТБ, принадлежащих металлургическому олигарху Виктору Пинчуку. Почему именно эти каналы сохраняют нейтралитет и комплиментарность по отношению к властям и политическим силам Украины?

– Здесь тоже чистый бизнес. Компания Star Light Media Group, которая владеет этими каналами, покупает информационные продукты у Голливуда. Это единственная медиагруппа в Украине, которая имеет прямые контракты с американскими производителями фильмов и видеоматериалов. Этим и обусловлен низкий уровень русскоязычного контента.

– Всё-таки, если покопаться, за любым украинским каналом прослеживаются связи с российским бизнесом и/или элитами…

– Это очень упрощённая оценка. На самом деле, в этой среде бизнес транснационален. Все со всеми связаны. У бизнесменов разные гражданства, но общая идея зарабатывания денег.

– А те связи, которые выходят непосредственно на «кума Путина» Медведчука (запрещённые каналы ZIK, NewsOne и «112 Украина» принадлежат депутату партии «Оппозиционная платформа – за жизнь» Тарасу Козаку; глава политсовета этой партии – Медведчук – Прим. Sobesednik.ru)?

Фото: Kremlin Pool/Global Look Press

– У Медведчука сейчас нет ни одного своего канала. У него есть частичное влияние на «Интер», но оно не определяет серьёзно информационную политику канала. Вы видели на «Интере» какое-либо политическое шоу? Их там нет.

– В элитах тоже все с кем-то через кого-то связаны, но этот фактор не стоит переоценивать: влияние России на украинскую информационную политику и СМИ постепенно стремится к нулю.

– Какие силы минимизируют это влияние?

– Государственные запреты и ограничения. И дискредитация образа России в общественном сознании.

– В украинском обществе есть спрос на «ласковую украинизацию», начатую Зеленским?

– В принципе, да. Бытовые русскоязычные украинцы против насильственного характера, но не самой украинизации. В основной своей массе. Количество сторонников региональной или официальной роли русского языка тоже постепенно снижается, хотя пока остаётся достаточно значительным – около 30%. Но ещё 10 лет назад их было больше половины.

– Общество держится привычек, но со временем, вы считаете, ситуация изменится?

– Через десять лет Украина будет моноэтнической и достаточно моноязычной страной.

– Майдан, вопрос Крыма и, главное, ситуация на Донбассе – всё это настолько развернуло украинское общество против России, что отход от русского языка и русской культуры неизбежен?

– Да, такой тренд есть. Политическая дискредитация российского государства неизбежно ведёт к ослаблению влияния российской культуры в украинском обществе.

– То, что происходит между Украиной и Россией – пример большой политической близорукости, когда ради синицы в рукаве потерян не то что журавль в небе, а два журавля на плечах.

Крым и Донбасс, переход под контроль России 6 миллионов украинских граждан и 5-7% территории – эти «приобретения» привели к тому, что всё остальное – потеряно.

Васильев Николай

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика