Новости дня

27 января, среда













26 января, вторник

























25 января, понедельник






sobesednik logo

Пиррова "Виктория": из-за пандемии музыкальные премии года вручали в пустом зале Кремля

04:04, 08 декабря 2020

Пиррова "Виктория": из-за пандемии музыкальные премии года вручали в пустом зале Кремля
На премии был строгий тест-контроль // фото: Константин Баканов; в статье: организаторы мероприятия
На премии был строгий тест-контроль // фото: Константин Баканов; в статье: организаторы мероприятия

Церемония вручения национальной премии «Виктория» прошла в присутствии всего нескольких десятков человек. Среди них оказался корреспондент «Собеседника». Зал был пуст, все гости уместились прямо на сцене.

Шоубизнес на крови

Началось все накануне с сообщений организаторов: в Кремль следует прийти заранее, потому что перед входом всем будут делать экспресс-тесты на коронавирус. Кушать в течение многочасового действа будет нечего: кремлевские буфеты закрыты, а удастся ли пронести мимо фэсэошников на территорию резиденции президента бургер или хотя бы исконно русский бутерброд – непонятно. В лучшем случае дадут попить воды. На фоне роскошных банкетов былых лет от спонсора премии Михаила Гуцериева все это выглядело совершеннейшей жестью. Академики, голосовавшие за гламурных номинантов, пытались понять, стоит ли идти умирать за шоубизнес голодной смертью в маске и в перчатках (находиться в них требовали строго!).

Экспресс-тесты гостям делали путем безболезненного взятия крови из пальца в неприметном задрипанном фургончике на базе «Газели», припаркованном у Кремля. Авторитетов в фургончике не было. Передо мной стоял импозантный Алексей «сам себе режиссер» Лысенков. «Лысенков?! – выкрикивала тетя-доктор. – Подойдите! Одна полоска! Здоров!» Входящих артистов без всяких церемоний спрашивали, кто они такие. «Девушка, вы от кого?» – спросили впорхнувшую Викторию Дайнеко, которая мерзла в куртке поверх вечернего платья. «Ну...»

– «У вас какой-то коллектив?» – «Ну... У меня свой. Я... Вот» – и робко протянула свой пропуск тетушкам.

Две-три минуты – и результат готов. На вопрос, много ли сегодня забраковали с положительными тестами, главная тетушка, подумав, ответила, что это конфиденциальная информация. При мне все были здоровы, а некоторые умудрялись еще и обсудить с врачами наличие антител. В наше время это важнее, чем узнать, кто стал поэтом года, а кто снял лучший клип.

«Может, рельсы пойти укладывать?»

Красную дорожку устроили для пары десятков журналистов внутри пустого фойе Кремлевского дворца. Шоубизнес традиционно пытался изображать праздник, но выходило это хуже обычного.

– Можно не орать?! – наехал на фотографов Олег Газманов, дававший интервью.

– Не работать с марта – это очень жестко, – сетовала кому-то солистка группы «Город 312» Ая. – Вот я думаю: может, пойти рельсы укладывать? Зрителей сегодня не будет. Будут озлобленные артисты, такие же, как мы.

Лучше всего самообладание получалось сохранять у Дениса Клявера.

– Малыш, ты там не сильно целуйся со всеми, – предусмотрительно советовал он жене.

Шоумен Александр Ревва был серьезен, местами печален и свой гнев направил на съемочную бригаду НТВ, поинтересовавшуюся его деньгами. Сергей Лазарев выглядел, как всегда, чинно-подтянуто, но показалось, что вышел на фотосессию на автопилоте. Позже выяснилось, что чуть ли не добрая половина российской поп-дружины минувшей ночью прилетела из Эмиратов. Наша действительность, где морозы в этом году не будут согреты теплым денежным потоком от корпоративов, их явно не радовала.

Вопросы про корпоративы были вообще самыми неприятными для артистов, от них пытались уйти все. Но что именно скрывали – досаду от потери сверхдоходов или места, где тайно все-таки выступают, – раскусить было сложно.

– Мои дети – вот мой главный корпоратив! – улыбался перед журналистами Филипп Киркоров. Он рассказывал, что сет на премии «Виктория» – фактически первое его выступление за девять месяцев (хотя это и не так – он выступал и в Эмиратах, и в белорусском Витебске на «Славянском базаре»). Филипп крестился на камеры, благодаря поп-богов за то, что скандал с Роспотребнадзором случился не с ним, а с Бастой: «Представляю, как по мне проехались бы танком!»

Примерно в тех же настроениях пребывал Олег Михайлович Газманов. Я поинтересовался, как, с его точки зрения, властям правильно поступить с концертами:

– Я не знаю, как надо. Правительство должно сказать: надо вот так. Или так не надо. Правительство должно действовать так, чтобы сохранить как можно больше жизней в нашей стране. Я бы поступил еще более жестко. В любом случае надо определиться: если мы ходим в масках и не делаем концерты – значит, все должны так делать.

А вы готовы жить без концертов?

– Если меня пригласят на какой-то концерт за гонорар, я, конечно, пойду. А организаторы должны это сделать в соответствии с правилами, которые должны соблюдаться, – отчеканил Олег.

– Да, все отменилось, все перенеслось. Но я не плачу, это такое испытание, такое событие, – сказал Александр Ревва. – В данный момент мне кажется правильным концерты отменить, как бы сложно ни было артистам. Да, целая индустрия в упадке, как и много других отраслей. Но нужно переждать, подумать о людях, и прежде всего о врачах, у которых просто нет сил и они не успевают лечить.

Little Big сочли всё фигней

Саму церемонию Ревва тоже вел местами нервно. Пенял режиссеру за то, что тот заставил его тянуть время, чтобы подготовить следующего артиста (Niletto), а Нилетто пришло без декораций и даже без костюма. Но для телетрансляции все, конечно, старались сохранить лицо и настроение.

Главным триумфатором премии стала группа Little Big (номинации «Поп-группа», «Песня» и «Видео»). Но и тут не обошлось без отрицательных эмоций: мало того что команда не приехала за призами (как и подавляющее большинство лауреатов), но еще и отказалась это сделать в довольно дерзкой форме.

– Обычно мы обнародуем результаты прямо на сцене, и я никогда не знал, кто победит, – сказал соучредитель премии Юрий Костин. – Но когда мы связались с группой Little Big, группа Little Big сказала: мы вас, конечно, сильно уважаем, но вы нам по фигу и ни на какую премию мы не придем, мы панки, и вообще все это полная фигня. Любая другая нормальная премия обиделась бы и сказала: «Ну и ладно, не придете – и ничего не получите». Но мы не можем себе этого позволить, хотя, конечно, расстроились.

Николай Носков, с которым несколько лет назад случился инсульт (но он при поддержке коллег продолжает концертную деятельность), получил две награды: за концерт года и как лучший рок-певец.

Ну и какая же церемония Михаила Гуцериева без статуэтки Михаилу Гуцериеву как «поэту года»? Кстати, сам Михаил Сафарбекович на свою церемонию тоже не приехал. В этот раз пандемия несколько охладила пыл преклонений перед поэтическим талантом миллиардера, но, например, продюсер Игорь Матвиенко в кулуарах продолжал петь ему дифирамбы: «Артист, который прикасается к творчеству Михаила Гуцериева, сразу преображается». Это, кстати, чистая правда: артиста сразу начинают везде крутить и приглашать на церемонии.

Игорь Игоревич Матвиенко, между прочим, не согласился с артистами в том, что концерты нужно запретить, и в разговоре с «Собеседником» фактически поддержал Валерия Меладзе, сетующего, что в метро люди все равно ездят плотной толпой. А со сцены во время чествования лучшей музыки к кино (ею оказалась песня Ивана Дорна «Чики») сказал:

– К сожалению, важнейшим из искусств для нас является кино. А нам не помогают. Выживаем как можем.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №47-2020 под заголовком «Пиррова "Виктория"».

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^