Новости дня

22 октября, четверг

















21 октября, среда
























20 октября, вторник



sobesednik logo

Кино под маской: Московский кинофестиваль в этом году мало похож на праздник

16:25, 05 октября 2020

Кино под маской: Московский кинофестиваль в этом году мало похож на праздник
Тимур Бекмамбетов и Светлана Крючкова // Фото в статье: пресс-служба Московского кинофестиваля
Тимур Бекмамбетов и Светлана Крючкова // Фото в статье: пресс-служба Московского кинофестиваля

42-й ММКФ открылся болезненно. Вроде все было, как раньше: красная дорожка, умопомрачительные платья, звезды. Но стоит приглядеться – и понятно, что перенесенный с весны фестиваль проходит с крепко сжатыми кем-то за кулисами кулаками. Кажется, еще немного – и зрителей вместе с участниками церемонии открытия от греха подальше перенесут на больничные койки с физраствором. 

Зачем закрыли «Врата в рай»

Елизавета Боярская с трудом соглашается на селфи. Одно, другое... «Ну давайте, вот это уж точно последнее – и я надеваю маску». Маска у Боярской стандартная медицинская белая, хотя дресс-код был total black (полностью в черном). 

Светлана Дружинина к церемонии подготовилась лучше: маска черная. Правда, куда ее деть во время интервью, Светлана Сергеевна не знает. 

– Дискомфортно, наверное? – пытаюсь подбодрить режиссера, которая, впрочем, выглядит прекрасно. 

– Я абсолютно спокойно отношусь к маскам. Вот сейчас пойду и выпью глоточек виски, и тогда все будет хорошо, – ошарашила 84-летняя создательница «Гардемаринов».

Программный директор кинофестиваля Кирилл Разлогов прошел на красной дорожке через, наверное, десяток интервью, и я его словил уже изрядно вымотанным от сакраментального вопроса, почему фильм «Врата в рай» про Карабах был удален с конкурса документального кино.

– Решили это почти мгновенно, – сказал мне Разлогов. – Как только начались боевые действия, сняли его.

Однако после этого дирекцию ММКФ стали обвинять в цензуре. Масла в огонь подлил тот факт, что в конкурсе игрового кино остался азербайджанский фильм. 

В поисках Михалкова

Супруга президента кинофестиваля Татьяна Михалкова появилась на красной дорожке не сразу, а муж ее не появился вообще. Хотя обычно они вместе встречают гостей в стиле великосветского раута. «Никита Сергеевич? Появится! Надеюсь», – улыбаясь, объяснялась Татьяна Евгеньевна с телевизионщиками. А гостям приговаривала: «Целоваться нельзя!» 

«Собеседник» еще за неделю до церемонии открытия выяснил, что Никита Михалков находится на карантине и не приедет. Заболел ли он «короной», так и осталось тайной: на красной дорожке кинобогема как воды в рот набрала.

– Неделю назад он мне позвонил и сказал: «Ты мне нужна! Приедешь? Сможешь?» – рассказала мне Светлана Крючкова, которая первой получила свой приз «Верю» на фестивале за вклад в кинематограф. – А почему его нет сегодня, я не спрашивала. Ведь он тоже немолодой, ему почти 75. Мало ли что у человека? Я вообще его люблю, считаю другом своим.

Со сцены Светлана Крючкова поведала о том, что Михалков в свое время помог ей с врачами и буквально спас. Бенефис продолжился в фойе: Светлана Николаевна долго рассказывала и про семью, часть которой живет во Франции, и про то, что перед церемонией сдала анализ на ковид (отрицательный), и про то, что предпочитает есть на завтрак, а что на ужин...

Пессимист Бекмамбетов

В фойе традиционной тусовки между тем не было: стюарды старались всю vip-публику, которой было заметно меньше обычного, тактично, но настойчиво направлять сразу в зал. Но именно в фойе я поймал режиссера Тимура Бекмамбетова, председателя жюри фестиваля. На Тимура цепь власти должен был надевать Михалков. На сцене во время своей официальной речи главный арбитр не был настроен оптимистично и сказал, что «все мы понимаем, что никогда не будем жить так, как мы жили раньше».

– Тимур, сегодня такая куцая церемония, не так торжественно, – пытаюсь подыграть в бекмамбетовскую драму наяву.

– По делу. Всё по делу. Времена меняются.

– Это не праздник?

– Праздник. Но внутри. 

– Церемония передачи цепи тоже как-то скомкалась...

– Ее не было. Мне передали цепь перед тем, как прийти сюда. Обычно это делает Никита Сергеевич, как мне сказали. Но в этот раз он не смог.

– Что с Никитой Сергеевичем?

– Это я не могу комментировать, не знаю. Такие сейчас времена... Разные обстоятельства бывают. 

– Какие-то особые требования к жюри – маски, дистанция – предъявляются?

– Да! У членов жюри будут брать анализы каждый день, мы будем носить маски и стараться быть предельно ответственными друг перед другом.

Жидкий Мединский 

Церемония и в подметки не годилась прежним. Первое, что сделал единственный ведущий (Алексей Агранович) – показательно побрызгал антисептиком микрофон и стал рассуждать о путешествиях внутрь себя. Зал «России» был заполнен едва ли наполовину. Но это были настоящие донкихоты: на призыв Аграновича прямо сейчас надеть маски почти никто не отреагировал. Во всяком случае, 80–90% зрителей бельэтажа предпочли дышать свободно и гордо.

Зачитать обращение Путина на сцену вышел Владимир Мединский (министр Любимова тоже на карантине), и его встретили весьма жидкие аплодисменты. «Отрадно, что непростая эпидемиологическая обстановка не помешала вам собраться», – сказал он мрачным голосом.

Кто излучал оптимизм, так это спикер МИДа Мария Захарова. Она со своим круглосуточным фейсбуком в последнее время все активнее попадает в непротокольные скандалы, но, видимо, Никита Михалков считает это достойным бесогонством. В более удачное время на церемонии открытия ММКФ звучали написанные ею патриотические песни. Теперь не до песен, и Мария, которая выглядела эффектно и затмила добрую половину актрис (без шуток!), выступила со сцены с привычной для себя прозой.

Правда, речь получилась довольно пространной:

– Кино позволяет нам видеть нас со стороны для того, чтобы мы не повторяли чужих ошибок. Оно дает возможность совершать свои собственные для того, чтобы потом они становились сюжетами новых фильмов. Не было бы этих наших собственных ошибок, которые никто не совершал до нас, не было бы и всего того, чем мы восторгаемся, в том числе в рамках Московского кинофес-тиваля.

То ли Мария пыталась извиниться за свое неудачное сравнение президента Сербии с героиней «Основного инстинкта» (но по привычке начала с ошибок чужих). То ли тонко намекнула, что не прочь стать прототипом будущего фильма о нелегкой судьбе пламенного дипломата-супергероя, борющегося с мировым злом... Получиться, видимо, должно что-то вроде «Основной инстинкт – 2, или Ошибка резидента».

В финале Агранович сказал почти как в титрах «Тома и Джерри»: «Вот и все, собственно. Церемония была информативной». Предупредил, что никакой светской жизни на фестивале в этот раз не будет: только кино. Только в масках. И без всяких тусовок даже в фойе. 

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^