Новости дня

01 октября, четверг






30 сентября, среда


























29 сентября, вторник












sobesednik logo

"Им нужно было растоптать меня": как скандальные ток-шоу калечат судьбы героев

03:09, 03 августа 2020

"Им нужно было растоптать меня": как скандальные ток-шоу калечат судьбы героев
Ангелина Лебедева принесла  «Прямому эфиру» рейтинг, а себе – позор // фото: соцсети
Ангелина Лебедева принесла «Прямому эфиру» рейтинг, а себе – позор // фото: соцсети

На ток-шоу многие приходят не ради денег или славы, а, как ни странно, за справедливостью. Но задача редакторов – не добиться правды для конкретного человека, а сделать рейтинговую программу, раздуть скандал. Корреспондент «Собеседника» поговорила с жертвами «малаховщины» о последствиях участия в ток-шоу.

«Я полгода не могла нормально выйти из дома»

Ангелину Лебедеву называют второй Дианой Шурыгиной. Передача «Пусть говорят» про изнасилованную на вечеринке 17-летнюю Диану имела бешеный рейтинг. Видимо, это заставило команду Малахова искать похожие истории уже для «Прямого эфира», куда они перешли работать.

В январе 2017 года 15-летняя Ангелина из поселка Голубое Московской области пошла на вечеринку к знакомым. Девушка утверждает, что парни ее напоили, а один из них против ее воли занялся с ней оральным сексом, избил и оставил в снегу. История Ангелины попала в местную газету, и в 2018 году ее пригласили на «Прямой эфир».

– Мы долго с родителями думали, ехать на ток-шоу или нет, – рассказывает Ангелина. – Следствие по моему делу затормозилось, а мы хотели справедливости. Редакторы обещали, что они нам помогут, виновного после передачи обязательно посадят, и мы согласились.

На ток-шоу Ангелина выслушала много неприятных слов в свой адрес, но держалась, сдерживала слезы. Говорит, хотела, чтобы огласили результаты ее проверки на полиграфе. На следующий день после выхода программы о ней в Голубом знали все.

– Я полгода не могла нормально выйти из дома. Меня оскорбляли, тыкали в меня пальцем, – вспоминает Ангелина.

Девочка планировала закончить 11 классов и поступить в университет на психолога, но ушла из 10-го в середине учебного года и поступила в колледж на повара – в школе ее затравили. Год она ходила к психологам, сменила трех специалистов.

– Конечно, мы с родителями теперь жалеем, что туда пошли, – говорит Ангелина. – Того парня не наказали, уголовное дело закрыли.

Следователи посчитали, что доказательств недостаточно. Но Ангелина еще легко отделалась по сравнению с Ириной Сычевой, известной в интернете как «солевая». Ирина – наоборот, «предшественница» Шурыгиной. На посвящении в студенты МАДИ Сычеву изнасиловал знакомый, а друг снял это на видео. Девушка пошла на ток-шоу к Борису Корчевникову. Виновных потом отправили за решетку, но чего это стоило Ирине…

Ирина Сычева // Фото: скриншот

– Она пережила две попытки суицида, – рассказал ее адвокат Александр Карабанов. – Ее психологическое состояние было крайне тяжелым.

Многие кадры из передачи с Сычевой стали мемами, в сети ее затравили, из педагогического университета, где Ирина училась на первом курсе на факультете физкультуры и спорта, она ушла. В соцсетях у нее нет новых аккаунтов, она от всех скрывается, а видео с той самой вечеринки до сих пор гуляет в интернете.

«Редактор звонила мне каждый день»

В прошлом году маму двоих детей Диляру Гайсину из Казани позвали главной героиней на ток-шоу «Мужское/Женское». У Диляры сгорела квартира в доме, признанном аварийным. Власти выделили ей и детям комнату в общежитии и взяли семью под контроль как неблагополучную. По словам Диляры, ее пытались ограничить в родительских правах – вместо того чтобы помочь и дать квартиру.

– Меня заманили на эту программу, – рассказывает Диляра. – Редакторы сказали, что это поможет мне с получением жилья, мол, они всем с аварийным жильем помогают, у них даже есть статистика… Редактор Дарья звонила мне каждый день, уговаривала, доводила до слез. В конце мы стали общаться с ней как лучшие подруги. Думаю, они там на ТВ хорошие психологи.

Диляре обещали, что редакция программы будет на ее стороне, но, когда началось шоу, она поняла, что «попала».

Диляру Гайсину заманили на ток-шоу «Мужское/Женское»

обещанием помочь с жильем

– Приехали чиновники из Казани, – вспоминает Диляра. – Две трети передачи они поливали меня, какая я плохая мать. Тем, кто хотел за меня заступиться, слово не дали. Моего юриста даже не пустили в зал.

Когда страсти достигли точки кипения, Диляра вышла из студии, но за кулисами ее настигла ведущая Юлия Барановская и, по словам Диляры, в грубой форме, «как на рынке», потребовала вернуться.

– Это передача для хайпа, для рейтинга, – говорит Диляра, наученная горьким опытом. – Им нужно было вывести меня на эмоции, растоптать меня, а не помочь.

На следующий день после съемок Диляра и ее адвокат бросились на почту посылать телеграммы и писать письма на «Первый канал» о том, что запрещают использовать ее персональные данные и не дают согласия на выход программы в эфир, но было поздно. Перед съемками всем участникам дают подписать согласие, и Диляра тоже поставила подпись, не вдаваясь в детали.

После программы «Мать казанская» Гайсина еще долго судилась с органами опеки – они не смогли ограничить ее в родительских правах, но квартиру ей до сих пор не дали, «кормят завтраками». Диляра борется – обращается в прокуратуру, Следственный комитет, снимает видеоролики, но на ток-шоу больше ни ногой.

– Мне детей пришлось перевести в другую школу – издевались сверстники, – жалуется она. – Гражданский муж меня бросил, сказал, что я его позорю и об этом теперь знает его деревенская родня, которая это шоу смотрит, – рассказывает Диляра.

«Выставили всё так, что я сама виновата»

Пенсионерка Ирина Сошникова из села Лычково Новгородской области уже много лет живет в аварийном деревянном бараке. Женщина не может добиться от сельских властей достойного жилья взамен.

Почти всю жизнь она прожила в Киргизии, работала учительницей, в Новгородскую область переехала в 2002 году. В квартире в двухэтажном бараке без воды, газа и канализации было тяжко, но терпимо. Спустя 10 лет почти все жильцы барака разъехались, и Сошникова осталась одна в разваливающемся доме.

Ирина Сошникова

Сельские власти предложили ей вариант – квартиру в каменном старом доме, который, по ее мнению, еще хуже, чем барак.

– Там нет никаких удобств, воняет жутко, стены зимой промерзают, – говорит Сошникова.

Ирина Викторовна написала письмо в программу «Мужское/Женское» с надеждой, что Гордон поможет. Ей перезвонили, приехали журналисты, сняли сюжет и пригласили на передачу. После первой программы сняли вторую, Барановская лично приезжала в Лычково разговаривать с сельскими чиновниками.

– Я как сердцем чувствовала: что-то не так с этой второй передачей, – говорит Сошникова. – Выставили на ней все так, что я тунеядка и сама во всем виновата – мне предлагают жилье, а я слишком многого хочу.

У Сошниковой отношения с местными никогда не были хорошими, а после передачи совсем испортились – она в селе чужая, пришлая. Теперь даже по душам поговорить не с кем, осталась одна подруга. Благоустроенного жилья, которого Ирина Викторовна добивалась, она не получила, по-прежнему живет в бараке и замерзает каждую зиму.

Ирина Сошникова просто хотела выбраться из этого барака

Передача, на которой Сошникову выставили жадной старухой из сказки о золотой рыбке, дала сельским чиновникам карты в руки, им теперь есть что возразить.

– Сошникова так себя ведет, что сама настраивает всех против себя, – рассказали в администрации Лычковского сельского поселения.

И попробуй теперь докажи, что она не женщина-скандал, а боевая пенсионерка, которая не хочет доживать век в разрухе и активно отстаивает свои права. На «Первом канале» ей уже вынесли обвинительный приговор, хотя шла она совсем не за этим.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №28-2020 под заголовком «"Им нужно было растоптать меня"».

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^