Новости дня

22 января, среда

21 января, вторник











































Анна Шатилова: "Голубые огоньки" были глотком воздуха

20:02, 31 декабря 2019
«Собеседник+» №12-2019

Анна Шатилова
Анна Шатилова

В новогоднюю ночь на всех телеэкранах страны будет петь и плясать «Голубой огонек». То есть каждый канал готовит свое шоу, но традиция отмечать праздник веселым телеконцертом идет именно из той советской передачи...

С телеведущей Анной Шатиловой, хозяйкой «Голубых огоньков», «Собеседник+» обсудил, как вместе со временем изменилась программа, ее герои и настроение.

В эфире – лучшие люди

В СССР зрители прилипали к экранам, когда в эфире появлялся «Голубой огонек». Сейчас эти передачи идут в лучшем случае фоном к новогоднему столу… Потому что из года в год одно и то же: перья, мишура и звезды.

– Думаю, что зрителей, которые видели те «Огоньки» и сравнивают их с нынешними, безумное веселье на экране не радует. Оно их раздражает. И их можно понять.

Раньше «Огоньки», конечно, были чудом. Свои первые слова в эфире (а я на телевидении с 1962 года) я произнесла в «Голубом огоньке». Каждую субботу из огромной студии Б на Шаболовке («Останкино» еще не было, телецентр открылся в 1967 году) транслировались «Огоньки» – тогда черно-белые. Это были живые эфиры, куда приходили лучшие, выдающиеся люди – космонавты, артисты, режиссеры, спортсмены, непременно Герои Соцтруда. Знатные люди из числа колхозников, рабочих были настолько популярны благодаря «Огонькам», что их знала вся страна.

Потом, когда «Огоньки» переехали в «Останкино» и начали идти в записи, съемки стали утомительны. Как-то моя институтская подруга Женя попросила пригласить ее на запись. Это был выпуск, приуроченный к 8 марта. Его вели я, Светлана Жильцова и Светлана Моргунова (мы тогда только получили звание заслуженных артистов). С нами был Виталий Соломин. Записывали тот «Огонек» несколько дней. Женечка целый день сидела за столиком и вечером сказала: «Всё, Аня, спасибо. Больше я не приду». Устала.

Рейтинги тогда, конечно, никто не измерял?

– И слова-то этого не было!

А популярность у «Огонька» была бешеная. Как вы это чувствовали?

– От зрителей. На следующий день после эфира ты приходил в магазин, ехал в трамвае – обязательно зрители делились впечатлениями от «Огонька» и спрашивали о любимых артистах. Народ продолжал жить увиденным.

Тогда же не было интернета, бульварной прессы – мы жили и работали в строгом режиме. «Огоньки» были для зрителей возможностью, во-первых, увидеть любимых артистов, посмотреть, во что они одеты, а во-вторых, пофантазировать, на ком тот или иной певец женат. Народ же интересовался, у него не было другого источника информации, кроме «Огонька». Это было как глоток воздуха.

«Бесконечно слышу: «обалдеть», «я в шоке»

– Хочу отдельно сказать о технике – это тоже примета времени, – продолжает Анна Николаевна. – Какие сейчас камеры у операторов – ручные, на плече, а тогда они были огромные, как танк. В одиночку эту камеру было невозможно сдвинуть, поэтому у оператора были помощники, которые держали камеру с двух сторон за ручки. А еще за камерой надо было тянуть кабель. Помню, что эту задачу выполняла баба Настя в перчатках. И вот все они единой командой, наклонившись, чтобы, не дай бог, не попасть в кадр, перемещали эту камеру от столика к столику, от героя к герою...

Мы не знали, что такое телесуфлеры, и все тексты учили наизусть. Нас тогда не одевали, не причесывали. Мы сами думали, где купить кофточку, чтобы выглядеть нарядно, какую брошь приколоть…

Сейчас, конечно, другие возможности. Пришла на помощь техника, суфлеры. А какие наряды – все ярко, красочно! Вы посмотрите на массовые, особенно уличные сцены в современных «Огоньках»: все одеты в красивые шубы, полушубки – это все дает канал. Это не свои шубы.

Вы перечисляете плюсы, а я хочу спросить о ведущих, которые ведут себя порой так развязно…

– Мне как раз нравится, что ведущие сегодня могут чувствовать себя свободно. Прежде были строгие рамки, каждая программа отсматривалась в ЦК. На ТВ работал огромный штат контроля – и технического, и художественного. Любой промах, если он был, замечали и обсуждали. Не позволялось никаких вольностей.

Повторю: мне нравится свобода. Но как человек ее использует, зависит только от него самого. Я считаю, что артист все-таки должен быть дисциплинированным, контролировать себя и понимать степень ответственности появления на экране. Хорошо, когда ведущий свободен и весел. Но порой не до такой же степени.

А что происходит с речью на телевидении вообще?! Такое впечатление, будто ведущие напрочь забыли о существовании словарей. Бесконечно слышу: «красивЕе», «инциНдент», «обалдеть», «я в шоке». Вошла в моду упрощенность, которую почему-то никто не может остановить.

А самые популярные слова сейчас на ТВ: «легенда», «звезда» и «гений». Слова, которые можно употреблять раз в сто лет. Только время покажет, кто легенда, кто гений.

Эти самые звезды совсем вытеснили из «Огоньков» достойных людей из народа. Разве сегодня нет героев? Например, пилоты, посадившие самолет на кукурузном поле – они что, не достойны быть в новогоднем эфире?

– Да это красавец-парень! Недавно мы с Евгением Кочергиным вели в Кремлевском дворце мероприятие, посвященное юбилею Минтранса России. И в первом ряду был Дамир Юсупов – командир того самого лайнера. Летчик поседел после пережитого! Рядом с ним находился весь экипаж, зал им стоя аплодировал. Такие ребята обязательно должны быть на экране! Хотя бы по праздникам.

Почему же их нет?

– Не знаю. Раньше таких людей обязательно приглашали на «Огоньки». Были почет и уважение к людям труда – их знали, их показывали. А сейчас что будет в новогоднюю ночь? Включите один «Огонек» – поет певица, переключите на другой канал – там в это же время будет та же самая певица…

Надо тщательнее подбирать героев, как-то осаживать это бесконечное безумство, в которое превратились «Огоньки». Это даже не веселье, а раздражающее представление.

«Разве можно травить Софию Ротару?!»

Поэтому в народе и рождаются такие анекдоты: «Когда смотришь «Голубые огоньки», возникает всего два вопроса – «А кто это такой?» и «А он еще жив?»

– Ой, как здорово! Очень точно.

Если брать старую гвардию, то их, к сожалению, с каждым годом все меньше. Но есть еще Пугачева, Леонтьев, Лещенко и… Ротару. Правда, недавно оказалось, что не все у нас рады ее видеть. Стоило Ротару объявить об участии в «Песне года» – певицу затравили за якобы нелюбовь к России и финансирование войны в Донбассе (оба обвинения она отрицает). А что вы думаете о возвращении Ротару?

– Я так возмущена всем, что прозвучало в ее адрес… совершенно незаслуженно. Поражаюсь, когда мои коллеги, наши артисты позволяют себе такие грубые, агрессивные высказывания по отношению к Ротару. Разве можно травить ее?! Во что, в кого превратились люди? Почему столько злости, агрессии? Вы что, люди?! Остановитесь! Давайте радоваться друг другу, восхищаться друг другом!

София Ротару – замечательная, талантливая певица. И она наша, как бы страна ни называлась. Ротару всегда будет любима нашими зрителями, а наш зритель – трудовой народ, люди, которые работают на фабриках и заводах (тех, что не разрушены), они составляют основу нашей страны. И я уверена, что, увидев Ротару, они только скажут: «Наконец она снова на экране!»

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №12-2019 под заголовком «Анна Шатилова: "Голубые огоньки" были глотком воздуха».

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^